Ален Делон и Роми Шнайдер

Это рассказ о любви двух противоположностей, прекрасной аристократки и «скучной немецкой фрау» Роми Шнайдер и, поначалу небогатого, разбитного гуляки Алена Делона. К сожалению, «у них были слишком разные истории, чтобы слиться в одну повесть со счастливым концом».

Ален делон и Роми Шнайдер — история страсти

Мать Роми Шнайдер, довольно известная в свое время австрийская актриса Магда, все время предостерегала дочь: обходи стороной плейбоев. И она точно знала, о чем толкует – ее муж и отец Роми, аристократ по происхождению и актер, был тем еще повесой. Он сбежал из семьи, гонясь за новыми романами, спустя всего несколько лет после того как 23 сентября 1938 года в Вене появилась на свет Розмари Магдалена Альбах-Ретти (впоследствии — Роми Шнайдер).

Мать Роми, была не только строгих правил, но и очень деспотична. Так как карьера мешала ей заниматься воспитанием дочери, малышку она определила на попечение монахинь в католический пансионат, затем несколько лет Роми жила у бабушки с дедушкой. А когда дочь повзрослела — мать не спускала с нее глаз, буквально не давая дышать и жить своей жизнью.

Но нужно отдать Магде Шнайдер должное – запрещать дочери «любовь с кинематографом» она не стала. Уже в 14 лет состоялся дебют девочки в мелодраме «Когда цветут белые лилии», и режиссер признал в ней актрису с первого взгляда. А чуть позже, сменив свое настоящее имя на краткое Роми Шнайдер, девушка снялась еще в 2-х кинолентах (о королеве Елизавете Баварской). И, не смотря на то, что половина мужчин, видевших эти фильмы, была без памяти влюблена в Роми, мать не давала дочери бросить даже взгляд в их сторону. Много лет спустя, Роми скажет, что она очень любила свою мать, но она диктовала не только, как ей жить, но и как вести себя на съемках. Роми еще долго мучали ночные кошмары, в которых «мать, стоя за спиной, злобно
шептала: «Улыбайся, говорю тебе, улыбайся!».

Но судьба все же сильнее материнских «оков». В 1958 году в Париже планировались съемки кинофильма «Кристина» по пьесе с символическим для Роми названием — «Игра в любовь». Наверное, это насмешка судьбы – именно на ее первой экранизации много лет назад встретила будущего мужа мать Роми. А сейчас на главную роль пригласили ее двадцатилетнюю дочь. И именно здесь она и познакомиться с голубоглазым несчастьем всей ее жизни — французским актером Аленом Делоном (родился 8 ноября 1935 в Париже, отец владел собственным кинозалом, мать работала там же, когда мальчику было 2 года родители развелись).

Ален снимал небольшую квартиру рядом с парком, любил разгульную ночную жизнь и гонялся за всеми мало-мальски хорошенькими юбками в столице. Он был малоизвестным актером, имел за плечами профессию колбасника (получил ее по настоянию матери и отчима — владельца мясной лавки, т.к. был исключен из многих школ) и служба в Индокитае. Его гонорар за фильм составлял всего-то ничего – 300 тыс. франков. А Роми Шнайдер — признанная кинозвезда получила более 70 млн. франков – по меркам небогатого Делона – сумма небывалая.

Казалось, сам воздух между ними был накален, как в преисподней. В любовных сценах Делон пошлил, Роми стыдилась, ведь она делала это только на киносъемках, а он не однажды претворял в жизнь. Самовлюбленный циник Ален, от которого исходило сильное физическое обаяние, бросал аристократке Роми вслед: «Надутая гусыня!», а Шнайдер, считая актера бездарностью и грубияном, предпочитала не опускаться до таких комментариев, хотя иногда они и ругались так, что «перья летели». Режиссер картины хватался за голову.

Именно благодаря его вмешательству Делон однажды купил охапку цветов и помчался в аэропорт – встречать Роми. Она одарила актера гордой улыбкой. А чего еще он ожидал в ответ на свою хамоватую ухмылку? Две полнейшие противоположности – хрупкая и консервативная Роми и ветреный наглый Ален и дальше продолжали свою пикировку. Пока однажды на брюссельском балу в честь «Праздника кино» их не соединил танец. И вместо привычных колкостей плейбой шепнул так нежно: «люблю». Возможно, плохую шутку сыграли вечные материнские табу, но колени Роми подогнулись – и она оказалась в объятиях актера. И после окончания съемок (они продолжились в Австрии) сбежала от запретов, скуки вместе с любимым в его скромную парижскую квартиру.

Ален делон и Роми Шнайдер вместе обедали в бистро, целовались на темных улочках, а, вернувшись домой, любили друг друга. Именно сейчас Роми узнала истинного Алена, взрывного, обаятельного, непунктуального, сочинителя экстравагантных историй. На выходные они выбирались поближе к природе — в деревню. Благодаря Роми, Ален, не получивший хорошего образования, стал много читать — историю театра и даже философские труды. Влюбленные были счастливы. Подруга Роми и известная французская писательница Франсуаза Саган вспоминала: «Ален был мужчиной ее жизни, и Роми отдала бы все на свете, чтобы быть его женой». Но даже в эти счастливые дни Делон часто оставлял Роми одну. Он страстно искал новых связей, которые помогли бы ему продвинуться в кинокарьере. Он встречался и ужинал с разными людьми, флиртовал и заводил интрижки. А на укоризненные взгляды Роми отвечал: «Любовь моя, если тебе что-то не нравится, ты всегда можешь уйти». Впрочем на постоянство Роми он тоже не посягал, в Париже в то время царили очень свободные нравы, чуждые пуритански воспитанной актрисе. Позже Шнайдер напишет в своем дневнике: «были моменты, когда я говорила себе: пора кончать! Но у меня не было сил. Я очень любила его и все прощала».

Мать же Роми была вне себя от того, что дочь поддалась чарам «обаятельного подлеца» и, состоит с ним в скандальной связи, даже не обручившись. В конце концов, она добилась официального объявления помолвки, которая случилась в марте 1959 г. Все это сопровождалось новостями на первых полосах газет: «Событие года! Самая красивая кинопара все-таки обручилась!» Правда, некоторые Германские газеты писали другое: «Мы любили ее и возненавидели, когда она сбежала с Делоном в Париж. Как жаль, что она стала продажной девкой!». Алена не слишком задевали эти публикации. Благодаря такому пиару позиции актера Делона в мире кино серьезно возросли, Шнайдер же (к радости опасавшегося оказаться в ее тени Алена) совсем забросила свою карьеру. Родственники Роми для Алена олицетворяли собой все то, что он искренне презирал — светскость, лощеное благополучие, а он, в свою очередь, вызывал у них ужас своей наглостью и невысокими моральными принципами. И пусть близкие люди испытывали шок от выбора Роми, она была по настоящему счастлива, принимая Алена таким, каков он есть. Делон же скажет позже, что у Роми было два лица: «Нежная, беззащитная куколка и до тошноты добропорядочная немецкая фрау. Первую я обожал, вторую — ненавидел».

Несмотря на то, что Роми Шнайдер полностью посвятила себя новой роли невесты, интерес к ней по-прежнему не иссякал, но теперь ее обсуждали уже не как актрису. Режиссер Лукино Висконти предложил Алену Делону роль в кинофильме, а позже и в одном из своих спектаклей » Как жаль, что она — шлюха!», как поговаривали, впечатленный не столько его актерскими, сколько внешними данными. Мать Роми Шнайдер негодовала, в интервью журналистам она говорила об отношениях своей дочери и Делона: «Поцелуями и побоями он учит ее вседозволенности, царящей в его мире, где мужчины могут бить женщин, спать с мужчинами и получать за это роли и деньги».

Если личная жизнь летит к чертям – жди карьерных взлетов. Висконти захотел видеть в главной роли спектакля » Как жаль, что она — шлюха!» саму Роми Шнайдер. Она занялась диетой, гимнастикой, сильно похудела. И – вуаля — на показе скандального спектакля утонченная аристократка предстала перед взглядами восхищенной публики. А после кинофильма «Боккаччо-70», снятого все тем же Лукино Висконти, восхищению критиков не было предела и Ален вместе с ними называл ее королевой Парижа. Делон создал Роми — женщину. Висконти — Роми — актрису. Только и это не принесло ей счастья. Делон ревновал к удаче в кино, и отвечал на каждый триумф Роми изменой. И хотя из-за съемок актеры виделись редко, все чаще вместо слов любви звучал звон разбитых тарелок и пощечин.

Слух о том, что Делон крутит роман с Натали Бартелеми застал Роми на съемках в Голливуде. Прилетев в Париж тщетно ожидала она, что любимый встретит ее в аэропорту. Дома на столике стояли черные розы а рядом лежала записка: «Наша профессия не оставляет шанса избежать разрыва. Я возвращаю тебе свободу и оставляю тебе свое сердце». Чуть позже Ален сделает предложение беременной от него актрисе Натали Бартелеми и станет отцом (всего их брак продлится 4 года, а детей у актера будет трое, от двух женщин — сын первенец Энтони от Натали Бертелеми, второй сын Ален-Фабьен и дочь Аннушка — от голландской модели Розали ван Бремен), но Роми узнает об этом только из таблоидов.

На одном из приемов она встретит режиссера берлинского театра — Гарри Мейена. У него — солидный возраст, семья и нет прекрасных ледяных нежно-голубых глаз. Но в его глазах Роми разглядела обещание надежной любви. И в 1966 г., после того, как Гарри Мейен развелся с женой, произошла пышная свадьба и рождение первенца — сына Давида. Роми, кажется, обрела, наконец, свое женское счастье и даже отказалась от работы в кино. Но спустя несколько лет, словно всплеск на поверхности спокойной воды, в ее жизни опять появляется Делон. Все как в кино: поздний час, фатальный звонок, женщина берет трубку и в ней звучит голос прошлого: «Возвращайся в Париж. Есть хорошая роль для тебя!»

Философ произнес: «Дважды в одну и ту же реку не войти» Кинофильм «Бассейн», как зеркальная водная гладь отразил прежнюю любовь Алена Делона и Роми Шнайдер. Режиссер долго искал актеров, которые достоверно смогут воплотить страсть и ревность, усталость и пресыщение любовью. Первые полосы опять заполонили фотографии – кадры из кинофильма, где Роми и Ален сплетаются в страстных объятиях. «Я работала с ним, как с любым другим партнером. Нет ничего холоднее мертвой любви» — отбивалась от настойчивых папарацци актриса. Ален же, слегка ухмыляясь, делился с прессой: «Когда мы с ней встретились впервые, она была девочкой, а сейчас я вижу зрелую прекрасную женщину».

Осознанно или нет – но этими интервью он разрушил семейное счастье Роми. И она, мучаясь от того, что происходит в ее жизни и приходит к ней ночными кошмарами, находит выход — запивать снотворное алкоголем и спасаться в объятиях любовника. Обманутый муж тоже находит выход — на дне бутылки. В конце концов, Роми разводится с ним, заплатив немалые деньги за право воспитывать сына. Но, кажется, что судьба все-таки подкидывает женщине еще один шанс — и Роми выходит замуж во второй раз за своего любовника — секретаря Даниэля Бьязини, которые младше ее почти на 10 лет. У Роми появляется еще один ребенок – дочь Сара. «Исчезли злые тени прошлого. Я счастлива и любима как никогда», — так говорит актриса журналистам. Но судьба не прощает ошибок. И бывший супруг Гарри Мейен однажды вечером вешается на шейном платке, принадлежавшем Шнайдер.

Это интересно:  32 размер джинс это какой русский размер

Актриса пытается уйти в работу с головой – и соглашается на роль в кинофильме «Призрак любви», но не может преодолеть свои новые кошмары. Выход находится тот же, что и прежде— Роми глотает транквилизаторы и запивает их вином. Исход очевиден – однажды Роми находят без сознания. Но, благодаря врачам, смерть отступает, и Роми кажется, что небо посылает ей на смену «демону» Делону настоящего «ангела» — медбрата Лорана Петена. Ее захватывает новая любовь. А прежний муж – оставлен, как старый ненужный пиджак. Хотя, отчасти в этом есть и его вина — он давно уже смотрит на Роми как на источник благополучия и денег, а не любимую женщину. Но опять судьба дает лишь передышку – всего через два года после смерти первого мужа Гарри Мейена их общий сын Давид гибнет, напоровшись на железные прутья ограды у своего дома. Врачи бились за жизнь ее сына, Роми металась, как зверь в клетке. Прошло несколько часов. Переиграть судьбу не получилось.

Ален Делон не оставил Роми Шнайдерв ее горе, но это не помогало ей избавиться от депрессии. И даже его слова по поводу их совместных фотографий на первых полосах газет, которыми он пытался подбодрить Роми : «Посмотри, мы все еще лучшая кинопара. А знаешь, даже через 20 лет это не изменится» долетали до нее сквозь пелену горя, вина и снотворного. А 29 мая 1982 г., перед премьерой ее фильма «Прохожая из Сан-Суси» 43-летняя актриса была найдена мёртвой в своей парижской квартире. В газетах появились слухи о самоубийстве Роми мощной дозой транквилизатора, по версии же врачей, она скончалась от сердечного приступа.

Роми Шнайдер похоронили на кладбище Буасси неподалеку от Парижа. По просьбе Алена Делона, занимавшегося организацией церемонии, прах сына Давида был перезахоронен рядом с ее могилой. Ален Делон положил на нее прощальную записку: «Ты еще никогда не была так прекрасна. Смотри, ради тебя я таки выучил несколько слов по-немецки: Я обожаю тебя, моя любовь».

Великие истории любви: Ален Делон и Роми Шнайдер

«День, когда я перестану доверять тебе, станет последним в моей жизни», — эту реплику из фильма «Кристина», на съемочной площадке которого началась красивая, но трагичная история любви, Роми Шнайдер твердила, как заклинание. Она доверяла Делону до конца своих дней. Их свадьбы ждали с самого первого поцелуя, но она так и не состоялась, а роман продлился шесть долгих и мучительных лет.

«Улыбайся!»

«У них были слишком разные истории, чтобы слиться в одну повесть со счастливым концом», — так говорили о них самые близкие друзья. И в самом деле — утонченная аристократка и сын колбасника принадлежали к разным мирам.

Мать Роми, актриса Магда Шнайдер, точно знала, что нужно для счастья и успеха ее единственной дочери. Магда пользовалась огромной популярностью в Австрии. С мужем они разошлись, когда девочке едва исполнилось четыре года. Не желая рисковать карьерой, Магда определила дочь в интернат, а потом несколько лет Роми жила у бабушки с дедушкой.

В 15 лет она снялась в своем первом фильме — «Когда вновь расцветет белая сирень», а в свои 20 лет Роми Шнайдер уже была настоящей звездой. Трилогия о жизни австрийской императрицы Сисси принесла ей оглушительную славу. Девушку заваливали письмами с признаниями в любви, ее ставили в один ряд с Гретой Гарбо и Марлен Дитрих и прочили ей большое будущее.

Заботу о ее карьере взяли на себя мать и отчим. Однако ей успели до смерти надоесть душещипательные сценарии, которые режиссеры несли ей, словно сговорившись. Типаж добропорядочной девицы, верной истинно немецким ценностям и идеалам, набил оскомину. Она стремительно взрослела, и больше всего на свете хотела вырваться наконец из-под опеки матери. «Я очень любила свою мать, и ее советы были действительно весьма ценными. Однако потом меня долго преследовали ночные кошмары, в которых она, стоя за моей спиной, злобно шептала: “Улыбайся, говорю тебе, улыбайся!”».

Магда выбирала сценарии, бесконечно поучала дочь, не стеснялась спорить до хрипоты по поводу гонораров. Сценарий фильма «Кристина», на съемках которого и случится встреча, сломающая жизнь ее единственной дочери, был также одобрен ею. Роми не на шутку обиделась, но мать не ослушалась, хотя в самолете, летящем в Париж, они почти не разговаривали.

«Слишком красив, чтобы быть актером»

В Париже ей устроили блестящий прием. Вокруг сновали газетчики, щелкали затворы фотокамер — и никто не обратил внимания на красавца-француза, протянувшего Роми букет. Это и был ее партнер по фильму «Кристина» — Ален Делон. Несмотря на свою молодость он успел не только научиться мастерски разделывать коровьи туши и фаршировать колбасы, но и пройти войну в Индокитае.

Судьба не баловала этого парня, но зато она одарила его на редкость привлекательной внешностью. Впрочем, в юности он этого почти не осознавал — и уж тем более этим не пользовался. Но когда после очередного скандала в пивной, где он работал официантом, его вышвырнули на улицу, выбора не оставалось: нужно было либо возвращаться домой, в провинцию, либо сделать все, чтобы как-то зацепиться в Париже. На учебу денег не было, и вот по совету своих друзей Ален стал ходить на кастинги и фотопробы. Отказ следовал за отказом, а приговор был единодушен: «Слишком красив, чтобы быть актером».

Однако неудачи его ничуть не смущали — закаленный бесконечными гауптвахтами и службой в дисциплинарном батальоне, он точно знал, что рано или поздно удача улыбнется ему. Так и случилось: на фестивале в Каннах на него обратил внимание американский импресарио, который отправил Делона на кинопробы в Рим. Они оказались успешными. Восходящей звезде светил 7-летний контракт в Голливуде, но свою кинокарьеру он все же начнет во Франции.

«Я жил с двумя Роми»

Роль в фильме «Кристина» ему досталась по дружбе. Встретив свою будущую партнершу в аэропорту и внимательно оглядев ее, он с тоской подумал, что ничего скучнее, чем эта розовощекая бюргерша, ему видеть не доводилось. И съемочная площадка превратилась в настоящее поле сражений. Они с трудом переносили друг друга, бурные ссоры следовали одна за другой. Ален в открытую насмехался над Роми, он был груб и невоспитан, а она не понимала, как можно целовать этого мужлана — пусть даже понарошку. Однако мало-помалу Роми разглядела в нем то, чего не было ни в одном из ее добропорядочных австрийских поклонников с безукоризненными манерами и безупречным прошлым. Она увидела силу жизни, страстность и то, что потом кинокритики назовут «настоящностью». Ален любил жизнь и не боялся показать этого. Ему были чужды абсолютно все условности, и именно поэтому жеманность Роми так сильно его раздражала.

Тот самый шаг, который отделяет ненависть от любви, Роми сделала первой. Во время съемок второй части «Кристины», проходивших в Австрии, она призналась Алену в любви. Это вызвало скандал в семье, но Шнайдер решительно разорвала отношения с матерью и отчимом и отправилась за возлюбленным в Париж. Чувства переполняли ее. В дневнике молодой актрисы появилась запись: «Мне хотелось немедленно стать француженкой во всем! В том, как я живу, занимаюсь любовью, сплю, одеваюсь. ». Однако все сложилось несколько иначе. «Меня воспринимают как веселую, симпатичную, но глупую подружку номер такой-то гениального, превосходного, несравненного Алена!», — жаловалась Роми. И снова запись в дневнике: «Что мне делать? Австрия и Германия меня уже забыли, а Франция отказывается принять!».

Позже состоялась помолвка, которую Делон перенес с трудом. Чванливый дух австрийской аристократии вызывал в нем, видевшем самое дно жизни, такую ярость, что он едва сдерживался, чтобы не исчезнуть прямо с церемонии. Мысль о том, что Роми, звезда и наследница состояния, полюбила его, бедняка из французского захолустья, была невыносима. И именно эта мысль всячески муссировалась репортерами.

Затем был отъезд в Париж и… перевоплощение. Из утонченного офицера, которого Делон играл на съемочной площадке, он превратился в небрежно одетого молодого человека, который вовсе не стремился к тому, чего так жаждала Роми: уединиться с любимым в уютной квартире и ворковать там дни напролет. Ален был бешеным сгустком энергии, и каждый вечер стремился прочь из дома. Он был неутомим в поисках новых знакомств, которые могли бы пригодиться ему в карьере. Он флиртовал, ужинал, встречался и заводил интрижки с нужными людьми, ничуть не претендуя при этом на свободу своей невесты. «Любовь моя, если ты чем-то не довольна, ты всегда можешь уйти!», — не уставал повторять он.

Позже Делон признается: «Роми — дитя того общества, которое я ненавижу больше всего на свете. Правда, ее вины в этом нет. Но за пять лет я так и не смог искоренить в ней того, что внушалось ей все 20 лет ее прежней жизни. Я жил с двумя Роми. Одну из них я безумно любил. Вторую так же безумно ненавидел».

«Я постараюсь сохранить только самое лучшее»

Магда Шнайдер с болью в сердце следила за романом дочери. О своем так и не состоявшемся зяте она отзывалась с глубоким презрением: «Он мог делать с ней буквально все, что хотел, он совершал насилие над ней — как физическое, так и духовное. Поцелуями и побоями он заставлял ее приобщаться к новой морали, суть которой: все дозволено. Мужчины могут бить женщин. Мужчины могут спать с мужчинами. За это мужчины могут получать от мужчин деньги, роли или квартиры».

Но Роми любила только его. Любила без памяти. Своей подруге, знаменитой писательнице Франсуазе Саган, она призналась, что Ален — мужчина всей ее жизни и что она готова отдать все на свете, лишь бы стать его женой. Однако тот не торопился. Его карьера пошла в гору — и вот он уже входит в пятерку лучших французских актеров. И он по-прежнему не желает ограничивать свою свободу. В перерывах между съемками они стараются провести вместе хотя бы несколько дней, но эти встречи становятся все реже и непродолжительнее.

И тут разразился скандал. Газеты опубликовали снимок Делона с красавицей, сидящей у него на коленях. Делон порывает с Роми одним махом, и, похоже, ни секунды не раздумывая: «Прощай! Я возвращаю тебе свободу и оставляю тебе свое сердце!». Он женится на Натали Бартелеми — той самой красотке со снимка, и вскоре у пары появляется сын Энтони.

Позже Роми напишет в своем дневнике: «После измены Алена я была уничтожена, растеряна, унижена. Если бы это зависело от меня, я бы никогда его не оставила. И раньше были моменты, когда я говорила себе: пора кончать! Но у меня не было сил. Я очень любила его и все прощала. Ни о чем не жалею. Но Боже сохрани еще раз испытать такое — я не переживу! Постараюсь сохранить в памяти только самое дорогое, самое лучшее. ».

Это интересно:  Что такое Интроверт и Экстраверт

Они расстались летом 1963 года. Роми не хотелось жить — зачем жить, если тот, кого она любила больше жизни, так легко предал ее?

«Бассейн»

Спустя некоторое время, вернувшись из Голливуда в Германию, Роми познакомилась с театральным режиссером Гарри Мейеном. Ей показалось, что она обрела настоящую любовь. В 1966 году Роми и Гарри поженились. В том же году у них родился сын Давид. Спустя некоторое время, отвечая на вопрос журналиста, Шнайдер заявила: «Вы спрашиваете меня, изменилась ли моя жизнь с появлением ребенка? Скажу так: с появлением Давида я начала жить!». Сын стал для нее всем: в нем она видела утешение и награду за годы мучений и самоотречения. Жизнь налаживалась… но и у этой истории будет грустный финал.

Однажды горничная позвала фрау Шнайдер к телефону: на проводе Париж! Звонил Делон. Успевший развестись с Натали, замешанный в каком-то нечистом деле, связанном с убийством, он пребывал в тяжелой депрессии. И ему очень захотелось вспомнить, каково это — быть любимым безо всяких условий. Именно поэтому он настоял, чтобы партнершей по фильму «Бассейн» стала Роми Шнайдер. Не раздумывая, она соглашается и летит на съемки.

Сперва они делали вид, что ничего, кроме ролей, их не интересует. «Мы любим друг друга точно по сценарию», — смеясь, говорили они репортерам. Но на самом деле съемки в «Бассейне» означали для Роми конец с таким трудом обретенного счастья. Кинувшись на помощь Алену, она уже не смогла восстановить душевного равновесия. Их встречи становятся все чаще и все недвусмысленнее. Брак Роми трещит по швам — оскорбленный супруг отказывается мириться с ролью рогоносца. Они расстались. За право остаться с сыном Роми пришлось заплатить полтора миллиона марок. Мейен стремительно спивается и вскоре кончает жизнь самоубийством.

«Меня зовут Роми Шнайдер. И я несчастная 42-летняя женщина»

В 1975 году Шнайдер вышла замуж за своего личного секретаря Даниэля Бьязини. У них родилась дочь Сара, но это не спасло брак. Супруги разъехались, а в 1981 году развелись официально. Этот период был самым тяжелым в жизни актрисы. Ее карьера шла в гору, но это было больше похоже на бегство от самой себя. Тяжелые депрессии, сильнодействующие снотворные, алкоголь стали отныне ее постоянными спутниками. Утешение она находила только в своих детях — Давиде и Саре.

Трагедия произошла 5 июля 1981 года. Давид, пытаясь попасть в дом своей бабушки, решил перелезть через железную ограду, но поскользнулся и упал на острые прутья, которые проткнули его буквально насквозь. 14-летний подросток истек кровью. За несколько дней до этой трагедии актриса говорила журналистам: «Хватит называть меня Сисси! Я перестала быть ею уже много лет назад. Меня зовут Роми Шнайдер, и я несчастная 42-летняя женщина. ».

Смерть сына сломила ее окончательно. Но она продолжала работать, спасаясь от одиночества на съемочной площадке. Она жила как в забытьи. И развязка не заставила ждать себя. Ее нашли мертвой в парижской квартире спустя год после смерти сына. 43-летняя актриса умерла от разрыва сердца. Однако пресса еще долго писала о том, что она попросту решила не цепляться за жизнь, которая была к ней так немилосердна.

Роми Шнайдер похоронена на кладбище Буасси, недалеко от Парижа. Ален Делон настоял, чтобы прах Давида был перезахоронен рядом с могилой матери. Через неделю после похорон в «Пари Матч» появилась странная эпитафия Алена Делона на смерть Роми Шнайдер, озаглавленная «Прощай, моя куколка»: «Мне говорят, что ты мертва. Виноват ли в этом я? Да, это из-за меня твое сердце перестало биться. Из-за меня, потому что 25 лет назад меня сделали твоим партнером в “Кристине”».

Сегодня ему 75 лет, и в его жизни было множество женщин. Он все еще красив. И по-прежнему свободен.

Ален Делон и Роми Шнайдер: нет ничего холоднее мертвой любви — женский журнал Апрель.

«Они будто связаны некой неосязаемой нитью», говорили друзья Делона и Шнайдер. Они казались идеальной парой, им самим казалось, что они будут счастливы с другими. «Апрель» совместно с создателем поздравительных слайд шоу и романтических признаний Morevi.ru рассказывает историю любви одной из самых красивых пар ХХ века.

И букет алых роз

Они познакомились в парижском аэропорту. Роми прилетела на съемки и только сошла с трапа самолета, а у подножья ее встречал Ален с букетом алых роз. Что может быть романтичнее для первой встречи? Наверное, они влюбились с первого взгляда? Ничуть! Все произошло с точностью до наоборот.

Роми – самая знаменитая молодая немецкая актриса конца 50-х, родом из театральной семьи (ее родители и бабушка были актерами), дебютировала на экране в 15 лет. К 20-ти Шнайдер сыграла юную императрицу Сисси в одноименном сериале и стала звездой. Предложения посыпались одно за другим. Ее мать и отчим тщательно отбирали варианты и остановились на мелодраме француза Пьера-Гаспара Юи «Кристина» – вольной экранизации пьесы австрийского писателя Артура Шницлера «Игра в любовь», о трагической связи невинной красавицы и молодого лейтенанта.


Главная роль была предложена 23-летнему Делону. Ален – сын колбасника, отслуживший в армии, какое-то время болтавшийся без дела, а потом решивший податься в актеры. Он тоже уже сыграл в паре фильмов, но был абсолютно никому не известен. «Слишком красив, чтобы стать актером», часто говорили ему менеджеры и антрепренеры. Его гонорар за съемки в этом фильме был в пять раз меньше ее.

При встрече Ален был одет с иголочки, причесан и старался выглядеть как настоящий джентльмен. «Я подумала: ну и пошлятина, а мальчик этот – просто тоска!», писала Роми позже в своем дневнике. Она произвела на него не лучшее впечатление: «Тщеславная, сладкая венская дурочка, без малейшего шарма».

Она не говорила по-французски, он не говорил по-английски или по-немецки. Оба не понравились друг другу и провели первые дни работы над фильмом в постоянной борьбе и ссорах.

«Австрийская булочка» и парижский плэйбой

Что произошло потом не было понятно, наверное, даже им двоим. Любовная лихорадка с экрана вдруг перебросилась в реальную жизнь. Когда после премьеры, которая проходила в Германии, Ален улетел домой в Париж, Роми не выдержала, собрала вещи и отправилась следом.


Надо ли говорить в каком возмущении была ее мать, строго следившая за дочерью. Роми в детстве даже училась в католической школе. Давление семьи и общества было невыносимым для нее. «Можешь ли ты себе представить, каково это, когда вся страна ждет твоей дефлорации?» – рассказывала она позже подруге. Семья Шнайдер, однако, настояла на официальной помолвке с кольцом и соответствующим приемом.

Ален был полной противоположностью ее прежнего круга, он был полон жизни и плевал на условности. Влюбленные поселились в небольшой квартирке, на выходные ездили в деревню. Роми бежала за Делоном из душной Германии, где для нее не было воздуха, и оказавшись в Париже наслаждалась забытым чувством быть «никому неизвестной».


Актриса писала в своем дневнике: «В Париже я познакомилась с настоящим Аленом, колючим, импульсивным юношей, который ходил в джинсах и рубашке, всегда опаздывал на съемки, носился по городу на своем «Рено» и рассказывал мне невероятные истории».

Впрочем, со временем эта «неизвестность» стала тяготить ее, тем более, когда карьера Делона начала развиваться стремительнее. Он мог оставить ее одну и отправиться кутить с друзьями, а в ответ на все жалобы ответить – «Дорогая, но тебя ведь никто не держит!»


Немецкая пресса отозвалась на побег Роми, который с чьей-то легкой руки стали называть «алениадой», резкими и саркастическими тирадами, высмеивая французского плейбоя, похитившего икону национального кинематографа.

Пережить эти нападки помогли новые знакомства. В 1960-м Делон начал сниматься у Висконти в «Рокко и его братьях». В итоге великий итальянец взял под свое крыло и Роми: познакомил ее с самой Коко Шанель, и та сделала из «австрийской булочки» истинную парижанку – диеты, спорт, уроки стиля.


«Три человека полностью изменили мою жизнь – Ален, Висконти и Коко Шанель», – скажет Роми позже.

Разрыв

В 1963-м Роми уехала в Голливуд. Карьера там никак не хотела налаживаться, и именно в этот момент ей на глаза попалось фото в газете – Ален, на коленях которого сидела хорошенькая блондинка. Делон позвонил в тот же день, убеждал ее, что это происки папарацци и ничего не произошло. Но это была ложь.

Летом 1964 года Роми получила от Делона письмо в котором он просил у нее прощения и сообщал о своей женитьбе на Натали Бартелеми, той самой блондинке на фото. Они расстались, оба думали, что навсегда.


Роми писала в своем дневнике: «После измены Алена я была уничтожена, растеряна, унижена. Если бы это зависело от меня, я бы никогда его не оставила. И раньше были моменты, когда я говорила себе: пора кончать! Но у меня не было сил. Я очень любила его и все прощала. Ни о чем не жалею. Но Боже сохрани еще раз испытать такое — я не переживу!»

Не пережить и этот разрыв актриса могла в прямом смысле слова, в порыве отчаяния она попыталась вскрыть вены.

Оправившись от разрыва с Делоном Роми познакомилась с Гарри Майеном, немецким актером и режиссером. В 1966 году они поженились и в том же году Роми родила сына Давида. Ребенок стал центром ее существования, самым важным существом в мире.

Роми Шнайдер с мужем Гарри Майером и сыном

Отвечая однажды на вопросы журналистов, она сказала: «Вы спрашиваете меня, изменилась ли моя жизнь с появлением ребенка? Скажу так: с появлением Давида я начала жить!».

Личная жизнь Делона тоже била ключом, в 1965-м, на год раньше Шнайдер, у них с Натали родился сын. Но брак с француженкой не протянул больше четырех лет. Они развелись, а с 1968-го он начал жить в гражданском браке с Мирей Дарк. Даже будучи с другими людьми (отношения Делона и Дарк длились почти 15 лет), Ален и Роми продолжали поддерживать контакт. Их дружеские отношения не мешали семейной жизни на расстоянии, но стоило им встретиться вновь…

Бассейн

В 1968 году Жак Дере по просьбе Делона предложил Роми роль в драме «Бассейн», и та согласилась. Газетчики, увидев бывшую «идеальную пару» вновь вместе, начали нарезать круги вокруг съемочной площадки.

Актеры же убеждали себя и окружающих, что никаких чувств между ними не осталось. «Съемки «Бассейна» идут без проблем. С Аленом я себя ощущаю так, как если бы это был любой другой партнер. Это очень профессионально», писала Роми в своем дневнике в сентябре 1968 года.


Делон отмахивался от репортеров со словами, что на этот раз они «любили» друг друга точно по сценарию, а Роми патетично добавляла: «Нет ничего холоднее мертвой любви». Возможно любовь и была мертва, но в день премьеры фильма французские таблоиды пестрели фотографиями пары в страстных объятиях друг друга.

Окончательного воссоединения так и не произошло, Делон ушел к Мирей Дарк, а брак Роми рухнул в одночасье. Харри Майен так и не простил жену, он начал пить и к началу 1970-х они уже фактически не жили вместе, хотя официальный развод оформили лишь в 1975 году.

Это интересно:  Маклюра Адамово Яблоко Настойка Применение


В 1979 году Гарри Майен покончил с собой. Он повесился в своей квартире, использовав для этой цели платок Роми.

Прощай, моя куколка

Роми попыталась наладить свою жизнь еще раз. В 1975 году она вышла замуж за своего секретаря Даниэля Бьязини, который был моложе ее почти на 10 лет. У них родилась дочь Сара, но и этот брак закончился разводом.

Но самое тяжелое испытание было впереди. Летом 1981 года ее 14-летний сын Давид трагически погиб. Он попытался перелезть через ограду, поскользнулся и упал на металлические прутья. Когда мальчика нашли, он уже истек кровью.

Состояние Роми вряд ли можно описать словами. Единственным, кого она подпустила к себе тогда был Ален. Делон взял на себя организацию похорон и все формальности.


Год спустя в ночь на 29 мая 1982 года Роми Шнайдер нашли мертвой у себя дома. Медицинская экспертиза показала, что она скончалась от остановки сердца в результате постоянных нервных перегрузок.

Организацией похорон вновь занялся Делон. У гроба он стоял все с тем же букетом алых роз. Позже он сделал так, чтобы прах сына Роми перезахоронили в ее могиле.

Через неделю после похорон актер опубликовал открытое письмо к Шнайер под заголовком «Прощай, моя куколка», в котором писал: «Мне говорят, что ты мертва. Виноват ли в этом я? Да, это из-за меня твое сердце перестало биться. Из-за меня, потому что 25 лет назад меня сделали твоим партнером в «Кристине».


После смерти Роми Делон в течение нескольких лет был женат на голландке Розали ван Бремен, которая родила ему двоих детей.

Сейчас ему 80, и он вновь холост.

Материалы по теме

История и актуальные тенденции русского боди-арта

Подписаться на новости:

Ален Делон и Роми Шнайдер: нет ничего холоднее мертвой любви

«Они будто связаны некой неосязаемой нитью», говорили друзья Делона и Шнайдер. Они казались идеальной парой, им самим казалось, что они будут счастливы с другими. «Апрель» совместно с создателем поздравительных слайд шоу и романтических признаний Morevi.ru рассказывает историю любви одной из самых красивых пар ХХ века.

И букет алых роз

Они познакомились в парижском аэропорту. Роми прилетела на съемки и только сошла с трапа самолета, а у подножья ее встречал Ален с букетом алых роз. Что может быть романтичнее для первой встречи? Наверное, они влюбились с первого взгляда? Ничуть! Все произошло с точностью до наоборот.

Роми – самая знаменитая молодая немецкая актриса конца 50-х, родом из театральной семьи (ее родители и бабушка были актерами), дебютировала на экране в 15 лет. К 20-ти Шнайдер сыграла юную императрицу Сисси в одноименном сериале и стала звездой. Предложения посыпались одно за другим. Ее мать и отчим тщательно отбирали варианты и остановились на мелодраме француза Пьера-Гаспара Юи «Кристина» – вольной экранизации пьесы австрийского писателя Артура Шницлера «Игра в любовь», о трагической связи невинной красавицы и молодого лейтенанта.


Главная роль была предложена 23-летнему Делону. Ален – сын колбасника, отслуживший в армии, какое-то время болтавшийся без дела, а потом решивший податься в актеры. Он тоже уже сыграл в паре фильмов, но был абсолютно никому не известен. «Слишком красив, чтобы стать актером», часто говорили ему менеджеры и антрепренеры. Его гонорар за съемки в этом фильме был в пять раз меньше ее.

При встрече Ален был одет с иголочки, причесан и старался выглядеть как настоящий джентльмен. «Я подумала: ну и пошлятина, а мальчик этот – просто тоска!», писала Роми позже в своем дневнике. Она произвела на него не лучшее впечатление: «Тщеславная, сладкая венская дурочка, без малейшего шарма».

Она не говорила по-французски, он не говорил по-английски или по-немецки. Оба не понравились друг другу и провели первые дни работы над фильмом в постоянной борьбе и ссорах.

«Австрийская булочка» и парижский плэйбой

Что произошло потом не было понятно, наверное, даже им двоим. Любовная лихорадка с экрана вдруг перебросилась в реальную жизнь. Когда после премьеры, которая проходила в Германии, Ален улетел домой в Париж, Роми не выдержала, собрала вещи и отправилась следом.


Надо ли говорить в каком возмущении была ее мать, строго следившая за дочерью. Роми в детстве даже училась в католической школе. Давление семьи и общества было невыносимым для нее. «Можешь ли ты себе представить, каково это, когда вся страна ждет твоей дефлорации?» – рассказывала она позже подруге. Семья Шнайдер, однако, настояла на официальной помолвке с кольцом и соответствующим приемом.

Ален был полной противоположностью ее прежнего круга, он был полон жизни и плевал на условности. Влюбленные поселились в небольшой квартирке, на выходные ездили в деревню. Роми бежала за Делоном из душной Германии, где для нее не было воздуха, и оказавшись в Париже наслаждалась забытым чувством быть «никому неизвестной».


Актриса писала в своем дневнике: «В Париже я познакомилась с настоящим Аленом, колючим, импульсивным юношей, который ходил в джинсах и рубашке, всегда опаздывал на съемки, носился по городу на своем «Рено» и рассказывал мне невероятные истории».

Впрочем, со временем эта «неизвестность» стала тяготить ее, тем более, когда карьера Делона начала развиваться стремительнее. Он мог оставить ее одну и отправиться кутить с друзьями, а в ответ на все жалобы ответить – «Дорогая, но тебя ведь никто не держит!»


Немецкая пресса отозвалась на побег Роми, который с чьей-то легкой руки стали называть «алениадой», резкими и саркастическими тирадами, высмеивая французского плейбоя, похитившего икону национального кинематографа.

Пережить эти нападки помогли новые знакомства. В 1960-м Делон начал сниматься у Висконти в «Рокко и его братьях». В итоге великий итальянец взял под свое крыло и Роми: познакомил ее с самой Коко Шанель, и та сделала из «австрийской булочки» истинную парижанку – диеты, спорт, уроки стиля.


«Три человека полностью изменили мою жизнь – Ален, Висконти и Коко Шанель», – скажет Роми позже.

Разрыв

В 1963-м Роми уехала в Голливуд. Карьера там никак не хотела налаживаться, и именно в этот момент ей на глаза попалось фото в газете – Ален, на коленях которого сидела хорошенькая блондинка. Делон позвонил в тот же день, убеждал ее, что это происки папарацци и ничего не произошло. Но это была ложь.

Летом 1964 года Роми получила от Делона письмо в котором он просил у нее прощения и сообщал о своей женитьбе на Натали Бартелеми, той самой блондинке на фото. Они расстались, оба думали, что навсегда.


Роми писала в своем дневнике: «После измены Алена я была уничтожена, растеряна, унижена. Если бы это зависело от меня, я бы никогда его не оставила. И раньше были моменты, когда я говорила себе: пора кончать! Но у меня не было сил. Я очень любила его и все прощала. Ни о чем не жалею. Но Боже сохрани еще раз испытать такое — я не переживу!»

Не пережить и этот разрыв актриса могла в прямом смысле слова, в порыве отчаяния она попыталась вскрыть вены.

Оправившись от разрыва с Делоном Роми познакомилась с Гарри Майеном, немецким актером и режиссером. В 1966 году они поженились и в том же году Роми родила сына Давида. Ребенок стал центром ее существования, самым важным существом в мире.

Роми Шнайдер с мужем Гарри Майером и сыном

Отвечая однажды на вопросы журналистов, она сказала: «Вы спрашиваете меня, изменилась ли моя жизнь с появлением ребенка? Скажу так: с появлением Давида я начала жить!».

Личная жизнь Делона тоже била ключом, в 1965-м, на год раньше Шнайдер, у них с Натали родился сын. Но брак с француженкой не протянул больше четырех лет. Они развелись, а с 1968-го он начал жить в гражданском браке с Мирей Дарк. Даже будучи с другими людьми (отношения Делона и Дарк длились почти 15 лет), Ален и Роми продолжали поддерживать контакт. Их дружеские отношения не мешали семейной жизни на расстоянии, но стоило им встретиться вновь…

Бассейн

В 1968 году Жак Дере по просьбе Делона предложил Роми роль в драме «Бассейн», и та согласилась. Газетчики, увидев бывшую «идеальную пару» вновь вместе, начали нарезать круги вокруг съемочной площадки.

Актеры же убеждали себя и окружающих, что никаких чувств между ними не осталось. «Съемки «Бассейна» идут без проблем. С Аленом я себя ощущаю так, как если бы это был любой другой партнер. Это очень профессионально», писала Роми в своем дневнике в сентябре 1968 года.


Делон отмахивался от репортеров со словами, что на этот раз они «любили» друг друга точно по сценарию, а Роми патетично добавляла: «Нет ничего холоднее мертвой любви». Возможно любовь и была мертва, но в день премьеры фильма французские таблоиды пестрели фотографиями пары в страстных объятиях друг друга.

Окончательного воссоединения так и не произошло, Делон ушел к Мирей Дарк, а брак Роми рухнул в одночасье. Харри Майен так и не простил жену, он начал пить и к началу 1970-х они уже фактически не жили вместе, хотя официальный развод оформили лишь в 1975 году.


В 1979 году Гарри Майен покончил с собой. Он повесился в своей квартире, использовав для этой цели платок Роми.

Прощай, моя куколка

Роми попыталась наладить свою жизнь еще раз. В 1975 году она вышла замуж за своего секретаря Даниэля Бьязини, который был моложе ее почти на 10 лет. У них родилась дочь Сара, но и этот брак закончился разводом.

Но самое тяжелое испытание было впереди. Летом 1981 года ее 14-летний сын Давид трагически погиб. Он попытался перелезть через ограду, поскользнулся и упал на металлические прутья. Когда мальчика нашли, он уже истек кровью.

Состояние Роми вряд ли можно описать словами. Единственным, кого она подпустила к себе тогда был Ален. Делон взял на себя организацию похорон и все формальности.


Год спустя в ночь на 29 мая 1982 года Роми Шнайдер нашли мертвой у себя дома. Медицинская экспертиза показала, что она скончалась от остановки сердца в результате постоянных нервных перегрузок.

Организацией похорон вновь занялся Делон. У гроба он стоял все с тем же букетом алых роз. Позже он сделал так, чтобы прах сына Роми перезахоронили в ее могиле.

Через неделю после похорон актер опубликовал открытое письмо к Шнайер под заголовком «Прощай, моя куколка», в котором писал: «Мне говорят, что ты мертва. Виноват ли в этом я? Да, это из-за меня твое сердце перестало биться. Из-за меня, потому что 25 лет назад меня сделали твоим партнером в «Кристине».


После смерти Роми Делон в течение нескольких лет был женат на голландке Розали ван Бремен, которая родила ему двоих детей.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector