Девушка по Имени Судьба

Гуиллермо Гланк, Хуан Марин и Мария Виктория Менис

Девушка по имени Судьба

Дон Мануэль Оласабль не часто позволял себе расчувствоваться. За его плечами стояла суровая жизненная школа. Начинал он простым погонщиком скота, стал коммерсантом, богатым и почтенным человеком и за это уважал себя и те твердые жизненные правила, которых всегда придерживался и которые привели его к успеху. Свой семейный корабль он вел твердой и уверенной рукой, и женщины его дома были счастливы.

Сейчас, при воспоминании о прожитом, темные глаза дона Мануэля увлажнились. Он смотрел на дорогие могилы Амалии и Хуана и, надолго прощаясь с ними, мысленно говорил:

«Я выполнил обещанное. Выполнил с любовью. Мария — моя старшая и любимая дочь. Она выросла, стала красавицей. С Викторией они неразлучны. Теперь пришло время позаботиться об их дальнейшей судьбе…»

…Когда-то юный Хуан вместе с женой Амалией, такой же юной, как и он, спасая свою любовь от родительского гнева, сел на корабль в Испании и отплыл в Аргентину. Это было начало XIX века, который сулил всем богатство и успех. Молодые люди готовы были своими руками наживать богатство в стране, где свободной земли было в изобилии. Свободной? На этой земле жили индейцы, земля принадлежала индейцам. Одни индейцы согласны были потесниться, освободив место для очень странных белокожих людей, обладающих многими умениями, недоступными им. Белокожих, опасных в гневе, владеющих молнией, умеющей убивать. Другие индейцы готовы были сражаться до последней капли крови, лишь бы не пустить к себе чужаков. Они чувствовали, что лучше померяться силами немедленно, чем ждать, пока белая чума распространится повсюду и погубит индейские племена.

Земля, на которой собирались построить свой счастливый дом юные супруги испанцы, не была мирной. Каждый шаг по ней грозил взрывом ненависти, фонтаном крови, взметнувшимся пожаром. Но Хуан и Амалия не задумывались об этом, они чувствовали себя словно в первозданном раю. У них родилась дочь, у них были верные и надежные друзья Мануэль и Энкарнасьон Оласабль, они были счастливы. Счастливы до того дня, когда вспыхнула война. Воинственные индейцы взяли верх над мирными и ринулись в атаку. Нет благороднее и достойнее людей, чем индейцы в мирное время. Нет страшнее и свирепее воинов, чем индейцы, когда они вышли на тропу войны. Они смели со своей земли пришельцев, и первой попала под их беспощадные мачете Амалия. Обезумевший Хуан попробовал отомстить врагам, и погиб за ней следом. Маленькую Марию забрал к себе Мануэль, поклявшись, что Мария будет им с женой второй дочерью, и выполнил свою клятву.

Войска бледнолицых жестоко расправились с восставшими индейцами и отогнали их в глубь страны. В разных концах ее были построены военные форты — два-три домика, огороженные высоким деревянным забором, где постоянно находился отряд солдат в полной боевой готовности. Солдаты бдительно и зорко охраняли вверенные им земли. Напуганные индейцы надолго присмирели. За кровавой вспышкой последовали долгие годы мира. Нанесенные войной раны мало-помалу затянулись, люди привыкли к скромным радостям мирной жизни.

Семья Оласабль жила в своем поместье. Муж и жена трудились не покладая рук и не могли нарадоваться на двух своих подраставших дочек.

Белокурая, благоразумная, кроткая Мария и подвижная как ртуть смуглая Виктория были такими разными и были так привязаны друг к другу! Мария охотно помогала матери на кухне и в работах по дому, шила, вязала, вышивала. Со своими светлыми волосами, большими карими глазами и розовыми щечками она была очень похожа на милую славную куклу, а ее послушание и доброжелательная улыбка, которая всегда светилась у нее на лице, только увеличивали это сходство. Зато Виктория вечно куда-то спешила и мчалась, опрокидывая на ходу стулья, сметая вязаные салфеточки с этажерок. Заставить Викторию вязать и шить? Да никогда! Донья Энкарнасьон жаловалась на Викторию отцу, тот принимался журить дочь.

— Но что я могу поделать, папа?! — с искренним недоумением восклицала Виктория. — Если мне это неинтересно? Понимаешь, ну совершенно неинтересно! Да я же умру, если буду сидеть и тыкать иголкой!

— Да, сидеть ты можешь только в седле! — сердился отец и невольно любовался горящей негодованием дочерью — она была такой хорошенькой со своими развевающимися пышными волосами, точь-в-точь норовистая породистая лошадка.

— Конечно! Потому что я люблю лошадей, они мои друзья, они все понимают. Да ты и сам их любишь, папочка! — Виктория повисала у отца на шее, чувствуя, что прощена.

— Люблю, люблю, — отвечал дон Мануэль, поглаживая пышную гриву волос Виктории.

Если бы не ангельское терпение донны Энкарнасьон, Виктория так бы и выросла белоручкой!

Если Мануэль был опорой и защитой своего дома, то Энкарнасьон была его душой. Все житейские бури умела она смягчить своей мудростью и терпением, умела успокоить и мужа, который временами бывал вспыльчив и несдержан — с кем угодно, только не с Энкарнасьон. Достаточно было нежного взгляда ее голубых глаз, как раздражение покидало дона Мануэля, он отводил непослушный темный локон со щеки жены, целовал ее и рассказывал обо всем, что лежало у него на сердце. Внимание, с каким выслушивала его жена, покой, от нее исходящий, всегда настраивали его на верный лад и помогали найти самое разумное решение.

Донна Энкарнасьон умела поддерживать тот твердый домашний уклад, без которого немыслимо мирное течение жизни. В первую очередь она умело подобрала слуг и хорошо заботилась о них, безусловно полагаясь на их надежность и преданность. Главной ее помощницей была толстуха Доминга. Негритянка служила еще ее родителям, дом Энкарнасьон она считала своей вотчиной, ворчала, распоряжалась, суетилась и при этом была отличной стряпухой и ласковой нянькой для девочек. Энкарнасьон очень дорожила Домингой, в их глуши она была просто незаменима. С ангельским терпением хозяйка относилась к причудам Доминги. Чтобы относиться ко всем с терпением, нужно иметь очень сильный характер, и Энкарнасьон обладала этой силой. Зато Доминга без конца квохтала, то сердясь, то обижаясь. А тут и причина нашлась: Доминга только что испекла хлеб, положила его на стол остывать, а он возьми да исчезни. Хозяину сейчас нужно завтрак подавать, а хлеба-то и нет. Вот уж разбушевалась Доминга! А в это время Виктория угощала Марию теплым хлебом, от души хохоча, представляя себе, как бушует негритянка. Марии не понравилась проказа Виктории, кусок у нее застрял в горле.

— Пойдем лучше отнесем хлеб обратно, — стала упрашивать сестренку Мария. — И Доминга не будет сердиться, и папа…

— Ну если ты так хочешь, пойдем! Ни в чем не могу тебе отказать, — вдоволь насмеявшись, согласилась Виктория.

Девочки вошли на кухню, надеясь незаметно положить хлеб на стол, но не тут-то было — там сидели и Доминга, и горничная, и девчонка, что была у хозяйки на побегушках, и все они обсуждали случившееся.

Увидев хозяйских дочек с разломанным хлебом, служанки разахались. Доминга отругала как следует Викторию, а горничная сказала:

— Вот уж бесенок, так бесенок, неродная Мария скорее твоим родителям дочь, чем ты!

Доминга присела, прикрыв рот руками. Мария недоуменно переводила глаза с одной негритянки на другую. Горничная застыла в ужасе, только сейчас сообразив, что же она сказала. И Мария больше по испугу служанок, чем из самих услышанных слов, поняла всю важность сказанного. Она застыла, глаза ее расширились, но Виктория, вспыхнув и затопав ногами, уже тащила ее за руку.

— Пойдем сейчас же к маме! Что тут глупости всякие слушать!

Донна Энкарнасьон обняла взволнованных девочек и не стала скрывать правды. Не сочла нужным и ругать служанок. Разве оттого что Мария узнает о своих настоящих родителях что-то изменится в ее жизни? Она по-прежнему будет жить с любящими ее мамой и папой, но будет помнить еще и тех, кто подарил ей жизнь.

— Ты помнишь могилу, которую мы всегда все вместе украшаем цветами? Это могила твоих родителей. Они умерли, когда ты была совсем крошкой, и ты стала нашей дочкой. Мы с отцом собирались сказать тебе об этом, но только чуть позже. Родители у тебя были замечательными людьми, и мы с папой очень их любили.

Энкарнасьон нежно поглаживала прильнувших к ней девочек, и горькую правду жизни Мария слушала как сказку. Взрослая жизнь была еще очень далека от нее, а любящая мама так близко, и им было так хорошо и спокойно вместе.

— Тогда пусть они будут и моими родителями тоже, — вынесла решение Виктория. — И у тебя, и у меня будут две мамы и два папы, одни на небе, а другие тут. Правда, мама?

— Правда, моя девочка, — отвечала Энкарнасьон, и слезы навернулись ей на глаза.

С тех пор обе девочки, и младшая, и старшая, относили свои букетики скромных полевых цветов на могилу в соседней роще. Девочки привыкли делиться с Хуаном и Амалией своими маленькими радостями и огорчениями.

Семейный круг Оласаблей, включив погибших друзей, стал еще теснее.

И вот теперь они всей семьей стояли у дорогих могил, прощаясь с ними надолго. В бакенбардах дона Мануэля, в темных волосах донны Энкарнасьон блестели серебряные нити. Две прелестные девушки, обнявшись, стояли возле родителей. Их печаль никого не могла обмануть. Печаль была легким облачком, что на миг заслонило сияющее солнце жизни, мерцающее в юных глазах, расцветающее розами на щеках. Губы девушек невольно хотели улыбнуться. Да, сейчас у них на глазах слезы, но пройдет минута, и они пустятся взапуски к дому, звонко смеясь.

Отец с матерью понимающе переглянулись: дочери выросли. Пора!

А девушки плакали, и сами не знали, отчего так горько и так сладко им плачется. Прощались с могилами? А может быть, с детством? Счастливым, беззаботным, золотым детством? С полями, что простирались вокруг? Со своей вольной волей?

Слезы текли, губы улыбались. Девочки стали девушками и уже спешили в будущее, нетерпеливо ожидая сюрпризов и подарков, которые приготовила им судьба.

Возвращались домой тихие, посерьезневшие. Но Виктория не выдержала.

— Папа! Я в последний раз, ладно? — и побежала к конюшне.

Глядя на стройную амазонку, что скакала по прерии, дон Мануэль вздохнул: точь-в-точь сестра Асунсьон. Но та хоть в детстве была послушной девочкой. А Виктория — порох, огонь!

Глаза его невольно остановились на кроткой улыбающейся Марии. За старшую свою дочку он был спокоен, ее ожидало счастливое благополучное будущее. Он о нем уже позаботился. А вот Виктория.

И дон Мануэль опять посмотрел на скачущую в лучах закатного солнца амазонку.

Дон Федерико Линч никогда не забывал своих знатных английских предков, и его дом в Санта-Марии был обставлен куда строже многих других богатых домов. Линчи поколение за поколением впитывали вместе с молоком матери туманы Йоркшира и тяготели к надежности, солидности и прочности. Хотя на поверку выходило, что касалось это в основном домашней обстановки…

Черный слуга скользнул в кабинет и застыл, глядя на украшенную благородной сединой склоненную голову своего хозяина. Сидя за большим письменным столом, дон Линч писал.

— Что случилось? — осведомился хозяин, отрываясь от бумаг.

— Приехало семейство Оласабль и устраивается в своем новом доме, — доложил слуга: новости в Санта-Марии летали будто на крыльях.

Удлиненное лицо дона Федерико вытянулось, выражая радостное изумление: да, дон Мануэль действительно деловой человек, сказано — сделано.

— Пришли ко мне Гонсало, — распорядился дон Федерико. — Найди его, где бы он ни был.

Молодой Линч вошел в кабинет отца спустя час, не меньше. Его пришлось хорошенько поискать по Санта-Марии, прежде чем ему сумели передать просьбу отца.

— Приехали Оласабли, сынок, — мягко начал Линч-старший. — Ты помнишь наш с тобой разговор? Дон Мануэль — человек богатый, влиятельный и вдобавок близок с губернатором, у них расположены рядом имения. А ты знаешь, что наши замыслы неосуществимы без помощи губернатора… В общем, завтра я нанесу им визит, а там уж дело за тобой…

— Очередная сделка? — насмешливо и резко бросил Гонсало, невысокий молодой человек с огненными глазами и презрительным ртом. — А какую, спрашивается, она сулит мне выгоду?

— Ты породнишься с семьей пусть не знатной, но богатой и уважаемой, и потом я тебе повторяю — губернатор их друг, твой будущий тесть дружит с губернатором!

— Но ты хотя бы оставишь за мной право взглянуть на будущую невесту? — насмешливо спросил сын.

— Безусловно. Только я очень бы просил тебя исполнить мою просьбу. Если говорить о выгоде, то это очень выгодно. Я ведь ни разу не предлагал тебе женитьбы, хотя богатых невест в Санта-Марии много.

— Постараюсь ее исполнить, отец, — Гонсало наклонил голову и вышел.

Сын дал согласие, но дон Федерико не чувствовал в нем покорности. Предвидя еще много сложностей со строптивым сыном, он вздохнул и вновь принялся за бумаги.

Гонсало же скорым шагом направился в таверну, он должен был пропустить стаканчик и все обдумать. Ссориться сейчас с отцом не хотелось.

Красотка Маргарита, служанка в таверне, тут же поднесла Гонсало вина и присела за его столик. С тех пор как Гонсало отметил ее своим вниманием, она чувствовала себя королевой и была предана этому богатому красавцу и душой и телом.

Стройный, хорошо сложенный, изящный, изысканный Гонсало казался ей верхом совершенства. А какой огонь загорался в его темных глазах, когда он смотрел на нее!

Гонсало и впрямь мог считаться красавчиком с его тонкостью черт, томными черными глазами, которые мгновенно загорались то страстью, то гневом. Вот только когда он улыбался, в нем проступало что-то крайне неприятное и хищное. Но улыбался он редко, чаще на его лице появлялась беглая кривоватая усмешка.

— Что-то случилось, мой господин? — спросила Маргарита, глядя на озабоченного Гонсало. — Скажи, ты знаешь, я могу дать хороший совет.

— Знаю. Но это дело я решу сам, — Гонсало взглянул на нее и потянулся к ее губам. — Когда ты рядом, я не могу думать о делах, — прибавил он, вставая и увлекая Маргариту за собой.

Она не противилась, за Гонсало она пошла бы на край света.

Донна Энкарнасьон, Мария и Виктория не могли прийти в себя от радости и изумления, осматривая городской дом, который купил дон Мануэль. Они не ожидали увидеть столько шика, красоты, изящества. В поместье у них все было скромнее, проще.

Покуривая сигару, дон Мануэль с довольной улыбкой наблюдал за своим семейством. Сюрпризы только начинались, он приготовил для них еще не один сюрприз. А что касается дома, то он и сам был доволен покупкой — дом был отличный, недаром раньше принадлежал французскому послу.

Пока Мария с матерью восхищались гнутыми ножками стульев и диванов, атласом обивки, статуэтками, консолями, зеркалами, Виктория выбежала в сад, а потом отправилась на конюшню. Конюшня ей понравилась больше всего. Еще бы, она была такой просторной!

«Завтра же попрошу папу, чтобы пригнали из имения лошадей, — решила Виктория, — и на своей Злючке я объеду всю Санта-Марию!»

Ей не терпелось немедленно отправиться осматривать город. Не важно, что дело идет к вечеру, можно дойти хотя бы до собора. Как они с Марией мечтали его увидеть! Они ведь впервые в городе. Разве можно сидеть в четырех стенах?

Но донна Энкарнасьон мягко удержала Викторию:

— Сегодня мы так устали! Осмотрим все завтра. Куда спешить? У вас вся жизнь впереди, дорогие мои девочки.

Мария послушно отправилась в спальню. Но Виктория и подумать не могла, что дверь сейчас запрут и она останется в этом красивом доме как в клетке.

— Мамочка! Я ненадолго! В сад! Подышать воздухом!

Донна Энкарнасьон кивнула: после воли в поместье, конечно, ее девочке тут тесновато.

Виктория вышла в сад, оглянулась и выскользнула за ворога, собираясь сделать хоть несколько шагов по этому неведомому чудесному городу. Все было ей тут внове — дома, люди. Уже смеркалось, в окнах зажигались огни. Виктория шла в предвкушении чудес, которые могли открыться на каждом шагу.

Но тут из-за угла вывалилась компания хмельных пастухов-гаучо. Увидев красотку, что одна разгуливает по улицам в вечерний час, они решили прихватить ее с собой и хорошенько повеселиться. Обступив девушку, отпуская развеселые шутки, они уговаривали ее не ломаться:

— Сама видишь, мы парни что надо! Выбери, кто тебе по душе, и отправимся на реку поплясать и выпить. Дай-ка я тебя поцелую, чтобы ты поняла, как с нами сладко!

Виктория изогнулась как кошка, приготовившись кусаться и царапаться, отчаянно защищаясь от полупьяных негодяев, — нет, таких сюрпризов она не ждала!

Отчаянное сопротивление Виктории только подзадоривало парней, они хохотали все громче, придвигались все ближе к ней. Виктория испугалась всерьез. Она поняла, что матушка не случайно отложила прогулку на утро. Ночной город — это тебе не имение!

Один из парней уже протянул к ней руки, как вдруг молодой, но властный голос спросил:

— Что здесь происходит? А ну назад! Оставьте девушку в покое!

Парни отступили перед лошадью, которой их теснил сержант.

Виктория подняла голову и увидела сияющие карие глаза молодого человека и ореол светло-каштановых волос. Руку он держал на рукояти кинжала, готовый ринуться на ее защиту. Как завороженная смотрела на него Виктория — мечта ее сбылась, вот он — принц ее сновидений!

Гаучо не стали связываться с сержантом, они торопились повеселиться, а красоток в городе полным-полно.

— Как вы себя чувствуете, сеньорита? — заботливо спросил незнакомец.

— Хорошо. Только растерялась. Я впервые в городе и боюсь заблудиться, — ответила Виктория.

— Значит, вас нужно проводить, — принял решение молодой человек,

Сердце Виктории подпрыгнуло от радости, все внутри запело: да, да, да, проводить, конечно, меня нужно проводить!

Сержант окликнул проходящего мимо солдата и поручил его заботам молоденькую сеньориту. Искреннее и простодушное разочарование отразилось на лице Виктории. Сержант поехал дальше по улице, даже не оглянувшись.

Это интересно:  Натоптыши на Пальцах Ног Как Избавиться

«Ничего, он меня еще заметит, не будь я Викторией!» — поклялась себе взволнованная и счастливая девушка. С таким сюрпризом уже можно было возвращаться домой. Теперь ей никогда не будет скучно. Она знала, что встретила свою любовь и будет любить этого человека до конца своих дней. Возле дома Виктория попала в объятия взволнованной Марии.

— Куда ты пропала? Я так беспокоилась, — говорила она, целуя сестру.

— Я встретила генерала своей мечты, — таинственно ответила Виктория. — Идем, я тебе все расскажу!

Утром сеньор Федерико Линч пришел с визитом к дону Мануэлю Оласаблю. Дон Мануэль был польщен. Он не ошибся в выборе партнера: Линч был не только порядочным и деловым человеком, он был еще и человеком сердечным. Значит, и Мария будет счастлива, войдя в семью Линчей.

Линч поздравил дона Мануэля с переездом и пригласил вечером к себе.

— Я познакомлю вас с лучшими семействами города. Мои друзья станут вашими друзьями. И я, наконец, буду иметь честь представить вам своего сына, — сказал он, после чего мужчины, посмотрев друг на друга, понимающе улыбнулись.

Гуиллермо Гланк — Девушка по имени Судьба

Гуиллермо Гланк — Девушка по имени Судьба краткое содержание

В начале XIX века на благодатных землях Аргентины еще случались схватки между завоевателями — европейцами и племенами аборигенов. время было суровое и беспокойное, но и тогда находились люди, ставившие честь, любовь и дружбу выше богатства и расовых предрассудков. А где любовь — там, как известно, и страдания. Судьбе было угодно, чтобы две прелестных девушки, две сестры полюбили одного и того же человека — смелого, благородного офицера по имени Энрике…

Девушка по имени Судьба — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Гуиллермо Гланк, Хуан Марин и Мария Виктория Менис

Девушка по имени Судьба

Дон Мануэль Оласабль не часто позволял себе расчувствоваться. За его плечами стояла суровая жизненная школа. Начинал он простым погонщиком скота, стал коммерсантом, богатым и почтенным человеком и за это уважал себя и те твердые жизненные правила, которых всегда придерживался и которые привели его к успеху. Свой семейный корабль он вел твердой и уверенной рукой, и женщины его дома были счастливы.

Сейчас, при воспоминании о прожитом, темные глаза дона Мануэля увлажнились. Он смотрел на дорогие могилы Амалии и Хуана и, надолго прощаясь с ними, мысленно говорил:

«Я выполнил обещанное. Выполнил с любовью. Мария — моя старшая и любимая дочь. Она выросла, стала красавицей. С Викторией они неразлучны. Теперь пришло время позаботиться об их дальнейшей судьбе…»

…Когда-то юный Хуан вместе с женой Амалией, такой же юной, как и он, спасая свою любовь от родительского гнева, сел на корабль в Испании и отплыл в Аргентину. Это было начало XIX века, который сулил всем богатство и успех. Молодые люди готовы были своими руками наживать богатство в стране, где свободной земли было в изобилии. Свободной? На этой земле жили индейцы, земля принадлежала индейцам. Одни индейцы согласны были потесниться, освободив место для очень странных белокожих людей, обладающих многими умениями, недоступными им. Белокожих, опасных в гневе, владеющих молнией, умеющей убивать. Другие индейцы готовы были сражаться до последней капли крови, лишь бы не пустить к себе чужаков. Они чувствовали, что лучше померяться силами немедленно, чем ждать, пока белая чума распространится повсюду и погубит индейские племена.

Земля, на которой собирались построить свой счастливый дом юные супруги испанцы, не была мирной. Каждый шаг по ней грозил взрывом ненависти, фонтаном крови, взметнувшимся пожаром. Но Хуан и Амалия не задумывались об этом, они чувствовали себя словно в первозданном раю. У них родилась дочь, у них были верные и надежные друзья Мануэль и Энкарнасьон Оласабль, они были счастливы. Счастливы до того дня, когда вспыхнула война. Воинственные индейцы взяли верх над мирными и ринулись в атаку. Нет благороднее и достойнее людей, чем индейцы в мирное время. Нет страшнее и свирепее воинов, чем индейцы, когда они вышли на тропу войны. Они смели со своей земли пришельцев, и первой попала под их беспощадные мачете Амалия. Обезумевший Хуан попробовал отомстить врагам, и погиб за ней следом. Маленькую Марию забрал к себе Мануэль, поклявшись, что Мария будет им с женой второй дочерью, и выполнил свою клятву.

Войска бледнолицых жестоко расправились с восставшими индейцами и отогнали их в глубь страны. В разных концах ее были построены военные форты — два-три домика, огороженные высоким деревянным забором, где постоянно находился отряд солдат в полной боевой готовности. Солдаты бдительно и зорко охраняли вверенные им земли. Напуганные индейцы надолго присмирели. За кровавой вспышкой последовали долгие годы мира. Нанесенные войной раны мало-помалу затянулись, люди привыкли к скромным радостям мирной жизни.

Семья Оласабль жила в своем поместье. Муж и жена трудились не покладая рук и не могли нарадоваться на двух своих подраставших дочек.

Белокурая, благоразумная, кроткая Мария и подвижная как ртуть смуглая Виктория были такими разными и были так привязаны друг к другу! Мария охотно помогала матери на кухне и в работах по дому, шила, вязала, вышивала. Со своими светлыми волосами, большими карими глазами и розовыми щечками она была очень похожа на милую славную куклу, а ее послушание и доброжелательная улыбка, которая всегда светилась у нее на лице, только увеличивали это сходство. Зато Виктория вечно куда-то спешила и мчалась, опрокидывая на ходу стулья, сметая вязаные салфеточки с этажерок. Заставить Викторию вязать и шить? Да никогда! Донья Энкарнасьон жаловалась на Викторию отцу, тот принимался журить дочь.

— Но что я могу поделать, папа?! — с искренним недоумением восклицала Виктория. — Если мне это неинтересно? Понимаешь, ну совершенно неинтересно! Да я же умру, если буду сидеть и тыкать иголкой!

— Да, сидеть ты можешь только в седле! — сердился отец и невольно любовался горящей негодованием дочерью — она была такой хорошенькой со своими развевающимися пышными волосами, точь-в-точь норовистая породистая лошадка.

— Конечно! Потому что я люблю лошадей, они мои друзья, они все понимают. Да ты и сам их любишь, папочка! — Виктория повисала у отца на шее, чувствуя, что прощена.

— Люблю, люблю, — отвечал дон Мануэль, поглаживая пышную гриву волос Виктории.

Если бы не ангельское терпение донны Энкарнасьон, Виктория так бы и выросла белоручкой!

Если Мануэль был опорой и защитой своего дома, то Энкарнасьон была его душой. Все житейские бури умела она смягчить своей мудростью и терпением, умела успокоить и мужа, который временами бывал вспыльчив и несдержан — с кем угодно, только не с Энкарнасьон. Достаточно было нежного взгляда ее голубых глаз, как раздражение покидало дона Мануэля, он отводил непослушный темный локон со щеки жены, целовал ее и рассказывал обо всем, что лежало у него на сердце. Внимание, с каким выслушивала его жена, покой, от нее исходящий, всегда настраивали его на верный лад и помогали найти самое разумное решение.

Донна Энкарнасьон умела поддерживать тот твердый домашний уклад, без которого немыслимо мирное течение жизни. В первую очередь она умело подобрала слуг и хорошо заботилась о них, безусловно полагаясь на их надежность и преданность. Главной ее помощницей была толстуха Доминга. Негритянка служила еще ее родителям, дом Энкарнасьон она считала своей вотчиной, ворчала, распоряжалась, суетилась и при этом была отличной стряпухой и ласковой нянькой для девочек. Энкарнасьон очень дорожила Домингой, в их глуши она была просто незаменима. С ангельским терпением хозяйка относилась к причудам Доминги. Чтобы относиться ко всем с терпением, нужно иметь очень сильный характер, и Энкарнасьон обладала этой силой. Зато Доминга без конца квохтала, то сердясь, то обижаясь. А тут и причина нашлась: Доминга только что испекла хлеб, положила его на стол остывать, а он возьми да исчезни. Хозяину сейчас нужно завтрак подавать, а хлеба-то и нет. Вот уж разбушевалась Доминга! А в это время Виктория угощала Марию теплым хлебом, от души хохоча, представляя себе, как бушует негритянка. Марии не понравилась проказа Виктории, кусок у нее застрял в горле.

Девушка по имени Судьба, 1-й сезон

Серии 1-го сезона

Молодая итальянская семья — Амалия и Джакомо в поисках лучшей жизни переселяются в Латинскую Америку. Но попадают в переделку. Правительственные войска учиняют расправу над индейцами, сжигают их деревню. Индейцы начинают мстить всем белым. Убивают Амалию, затем Джакомо. Их маленькую дочь Марию берут на воспитание друзья — Мануэль и Энкарнасьон. Вскоре у них рождается свой ребенок.

Мария и Виктория выросли. Отец, заботясь о будущем дочерей, прочит Марии в мужья совершенно незнакомого человека. Марии он совершенно не по душе. Но мать уговаривает девушку покориться воле отца: «Стерпится — слюбится». Назначается день помолвки.

На помолвку приезжает тетушка, сестра Мануэля. Она советует племяннице бороться за свое счастье и ни в коем случае не выходить замуж за нелюбимого. Мануэль, узнав о таких наставлениях, ссорится с сестрой. Мария, чтобы не огорчать родителей, дает согласие на помолвку. В саду Виктория и Мария встречают сержанта Энрике, которого Виктория тут же восхищенно нарекает «Мой генерал!». Но сердце «генерала» поразила другая.

Мария идет работать в больницу для бедных. Для того чтобы облегчить страдания несчастным, она готова дни и ночи проводить здесь. Молодой офицер Энрике ищет девушку, красота которой потрясла его до глубины души.

Мануэль раскаивается в том, что повздорил с сестрой. Теперь он просит ее не уезжать. Но Асуньон отказывается. Тогда и девочки просят тетку еще чуть-чуть погостить у них. Асуньон сломлена. Она остается, но не в доме родственников. Тетка решает привести в порядок дом покойного мужа.

Командование воинской части обещало выделить на своей территории какое-нибудь помещение для пострадавшего от пожара лазарета. Адальберто, благодаря рекомендательному письму Федерико, начинает работать в городской газете «Голос Санта-Марии». Менендес втерся в доверие к одному из офицеров воинской части, и тот поведал ему о девушке, в которую влюблен Энрике. В часовне Энрике кричит Марии: «Кончай врать!» Он от кого-то узнал, что Мария помолвлена с Гонсало.

Мария после неприятного объяснения с Энрике в отчаянии. Она рассказывает сестре о том, что Энрике узнал о ее помолвке с Гонсало.

Чтобы отблагодарить за любовные милости, которыми одарила его Маргарита ночью, Гонсало преподносит ей дорогой подарок. Он уверяет любовницу, что даже если женится, ей не придется его ни с кем делить. Мануэль, попросивший у дочери время, чтобы обдумать свое решение, наконец, выносит приговор: «Ты не должна встречаться с Энрике!»

Федерико требует от сына, чтобы тот поторопился со свадьбой. Но Гонсало осточертели наставления отца, у которого, как оказалось, подмочена репутация. После очередного родительского «бу-бу-бу» терпение сына лопается и он кричит: «Бей меня, но тогда все узнают, что в Альто-Вале живет женщина, с которой ты изменял моей матери».

Мария хочет бежать из дома. Она нервно бросает вещи в чемоданы. Виктория пытается уговорить сестру остаться, но та продолжает сборы: «Я не могу больше веселиться напоказ!». Энрике, как сумасшедший, гонит лошадей навстречу опасности. Солдаты подшучивают над ним: «Ты так торопишься, будто решил за один день покончить с бунтовщиками. » — «Мне надо поскорее вернуться в город, меня там ждут», — серьезно отвечает влюбленный офицер. Менендес пытается охладить его пыл: «В этих краях никто не ждет возвращения солдата». Федерико застает сына с любовницей.

Виктория вместе с отцом ходила к портнихе Эулохии. Мария, узнав об этом, испугалась. Она ругает сестру: «Водить отца туда, где прячется Энрике. Очень опасно!».

На свадьбу съехались гости, а невеста, как помешанная, твердит об Энрике. Отец пытается образумить дочь, однако Мария ничего не хочет слышать. Мануэль твердит, что он давал возможность Марии отменить свадьбу, но она все время врала: менять что-либо поздно. Энкарнасьон горько плачет, она так хотела увидеть дочь счастливой, в свадебном платье. Энрике схвачен. Менендес этому рад. Он считает, что теперь дни его врага сочтены. Адальберто не может понять, почему Виктория так убивается из-за ареста возлюбленного ее сестры.

Маргарите обидно, что ее любовник женился, когда им было так хорошо. Адальберто беспокоит душевное состояние Виктории, которая никак не может прийти в себя после ареста Энрике. Гонсало, оставшись, наконец, наедине с законной супругой, интересуется, по своей ли воле она вышла за него замуж или на этом настояли родители.

Мария признается сестре, что ее первая ночь была кошмаром. Она с трудом терпела ласки мужа, она сжимала зубы, чтобы не произнести имя своего возлюбленного — Энрике. Гонсало, надеясь обрадовать жену, сообщает, что по делам должен ехать в Лондон. Однако от этого известия Мария приходит в отчаяние. Матери и отцу приходится уговаривать дочь подчиниться мужу. Адальберто уезжает в Альто-Вале. Федерико, прощаясь с юношей, нежно называет его сыном. И вот прошло три года. Мария не может привыкнуть к лондонской жизни, а Виктория без сестры скучает.

Гонсало сообщает Марии, что его дела идут совсем плохо: бизнес — на грани полного краха. Он не может оплачивать расходы на содержание дома. И они должны вернуться домой. Марию абсолютно не интересуют финансовые дела мужа, она счастлива оттого, что скоро увидит родных. Мануэль и Виктория, получив письмо от Гонсало, рады возвращению Марии. Мать Марии умирает. Однако несчастная дочь еще не знает о случившемся. Все свое свободное время она ткет гобелен, который намерена по возвращении подарить маме.

Теперь, после смерти жены, Мануэль решил заняться устройством судьбы младшей дочери. Он считает, что пришло время выдать Викторию замуж. Узнав о планах отца, девушка приходит в отчаяние. Адальберто, чтобы помочь Виктории избежать навязанного отцом мужа, предлагает свою «помощь»: он попросит у Мануэля руки Виктории

Начальство сообщает Энрике, что совсем скоро он сможет вернуться в город, но перед этим должен выполнить секретное задание в Северном военном порту. Энрике счастлив — ведь он скоро сможет увидеть свою любимую. От радости по мужественному лицу солдата текут слезы. Мария узнает, что сестра выходит замуж за Адальберто.

Виктория в конюшне пытается отвлечь от тягостных раздумий Энрике. А в доме все переполошились в ее поисках. Энрике, услышав приближающиеся шаги, убегает. Стоило ему немного задержаться, и он наконец-то встретился бы с Марией, которая заглянула в конюшню, разыскивая сестру. Мануэль не справляется с заводскими делами и решает передать их Гонсало, который давно засиделся от скуки.

Виктория с удивлением обнаруживает, что Мария после бурного объяснения с Гонсало как-то приутихла и совсем не думает об Энрике. Она надеется, что после рождения ребенка у Марии будет другая, более спокойная жизнь.

После признания в любви, которое сделала Виктория, Энрике пребывает в замешательстве. Он тактично пытается «отцепиться» от влюбленной девушки. «Нашего союза не поймет и не вынесет никто», — говорит он. Гонсало вновь обращается к киллеру. На этот раз он просит расправиться с сержантом Энрике.

Мария, узнав о том, что Энрике был совсем рядом, а Виктория не сказала ей об этом, не может простить сестре предательства. Между неразлучными сестрами «пробежала кошка». Виктория признается Адальберто, что ночью встречалась с Энрике. Адальберто потрясен откровениями своей невесты.

Виктория приняла решение: к чему ей теперь радости жизни, если нет рядом ни любимого, ни сестры? Можно уйти в монастырь. О своем желании она сообщает отцу. Тот с удивлением обнаруживает, что дочь вовсе не собирается замуж за Адальберто. А Мария, узнав о решении Виктории, не спешит ее отговаривать.

Мария встречает друга Энрике и просит, чтобы он помог найти ее пропавшего возлюбленного. Виктория попала в монастырь. Из первой же беседы с ней она узнает много неприятного о монастырской жизни. Святые сестры вовсе не так святы: иногда они сбегают из обители, чтобы поразвлечься, пьют ликер и трещат без умолку, как рыночные торговки.

Асунсьон и индейцу Шанке есть, что вспомнить при встрече. Много лет назад они не замечали, что дружбу бедного мальчика-индейца и дочери богатого господина не поощряли взрослые. Теперь Асунсьон предлагает Шанке дружить, не обращая внимания на сплетни.

Сестра Росарио рассказывает Виктории, что к настоятельнице приезжала Мария, которая подтвердила опасения монашек: Виктория не готова к монашеской жизни. «Монастырь — обитель Бога, а не убежище от жизненных трудностей», — назидательно говорит она. Виктория в отчаянии: даже Бог не хочет поддержать ее в трудную минуту.

Мария жалуется тетке, что Виктория встречалась с Энрике, но ничего ей об этом не сказала. Мудрая Асунсьон советует Марии простить сестру. Ведь та тоже влюблена в Энрике. Понемногу Энрике идет на поправку. Он начинает есть.

Гонсало снял дом для своей любовницы. Он клянется Map го, что любит только ее, а же на — это лишь «средство» для того, чтобы завладеть деньгами Мануэля Оласабаля. Гонсало возвращается домой, где его ждет куча новостей: Мария уехала в имение, а Виктория ушла в монастырь.

Гонсало скандалит. Даже известие о том, что он скоро станет отцом, его не радует. В запале он кричит: «Ребенок — не повод для примирения!» Этот диалог случайно подслушивает старая служанка Доминга. Новость о будущем ребенке приводит ее в восторг. Она ворчит, выговаривая своей хозяйке за то, что та не сообщила ей об этом раньше, Мануэль, узнав о предполагаемом внуке (или внучке), слегка удивлен.

Вся округа судачит об одном; Асунсьон живет с индейцем, который ведет себя как хозяин имения. Какой позор для семьи! Мануэль, узнав об этом, приходит в бешенство. Он мчится в поместье, чтобы напомнить сестре о правилах приличия. Гонсало меняет тактику поведения. Теперь он говорит Марии, что ради ребенка следует помириться.

Это интересно:  Как Пользоваться Сывороткой для Лица

Асунсьон считает, что брат не имеет права вмешиваться в ее личную жизнь. Впервые за; многие годы она любима и счастлива. Брат с трудом сдерживается, чтобы не назвать сестру после ее откровений потаскушкой. В гневе он кричит, что убьет индейца. В этот, момент в комнату входит служанка. Она сообщает, что индеец навсегда ушел из поместья.

Виктория чувствует некоторое недомогание. Сестра Иннес обеспокоена этим. Уж не беременна ли она? То, что вполне естественно для любой женщины, неестественно для монахини. И Иннес советует Виктории рассказать обо всем настоятельнице и вернуться домой. Радость Мануэля от встречи с дочерью омрачена ужасным известием: у его дочери будет незаконно рожденный ребенок. Позор!

Виктория ушла из дома. Мануэль поначалу ничего не хочет слышать о беглянке, однако вскоре начинает беспокоиться и бросается на ее поиски. Мария, узнав, что сестра сбежала, падает в обморок.

Хулиана нашла Викторию. Девушка признается, что она никогда серьезно не собиралась выходить замуж за Адальберто, а помолвка с ним помогла ей отвязаться от жениха, которого ей подобрал отец. Мария истязает себя воспоминаниями, что вредно сказывается на ее подорванном здоровье.

Мария, придя в себя, умоляет отца найти сбежавшую Викторию. Мануэль и сам рад бы броситься на поиски второй дочери, но ему страшно оставлять без присмотра Марию. Виктории не удалось покончить с собой. Ее «откачивает» заклятый враг — Гонсало.

Мануэль после долгих колебаний все же отправляется на поиски Виктории. Заботы о Марии он поручает верной чернокожей служанке Доминге. Виктория умоляет Браулио найти ее любимого сержанта Энрике. Виктория отчаянно врет тетушке, что не может у нее остаться, потому что ей надо встретиться с Адальберто. Мария и Доминга наперегонки вяжут распашонки для будущего младенца.

Гонсало втайне от тестя делает свой «маленький бизнес»: он продает индейцам водку. Те за «огненную воду» готовы продать весь свой скарб. Гонсало совершенно случайно узнает, что его отец продал дом и уехал в Альто-Вале, и приходит от этого известия в бешенство. Энрике угрожает Родригасу, что если тот не перестанет грабить индейцев, то его разжалуют в солдаты.

В форт, чтобы нести слово Божие солдатам, приезжает святой отец Лопес. Из первой же беседы он узнает, что Энрике не женат на Росауре. Это не по душе святому отцу. Энрике такой реакцией священника несколько озадачен.

Энрике уже и сам не рад, что женился. У Росауры достаточно такта, чтобы не расспрашивать мужа, почему он перестал спать ночами. Она и так все прекрасно понимает.

У Виктории рождается мальчик. Стражник сообщает Маргарите, что Гонсало слишком занят и не придет к ней сегодня. Пьяный Гонсало возвращается к жене.

Адальберто вновь делает предложение Виктории. Он хотел бы воспитывать ее сына как собственного ребенка. Он ведь и сам рос без отца и знает, как это тяжело.

Адальберто уезжает за судьей, который должен оформить его брак с Викторией. Никогда еще он не был так счастлив! Но, возвращаясь домой, Адальберто слышит шум. В его отсутствие в дом ворвались индейцы. Перепуганный жених бросается на помощь Виктории и. погибает на ее глазах от рук бандитов. В этой суматохе Виктории не до ребенка. Придя в себя, она узнает от Хулианы, что ребенок тоже погиб.

В голове Гонсало рождается безумный план по спасению ребенка ослабевшей от родов Марго. Всего-то и надо подменить дочку, которую родила жена, на девочку от своей любовницы. Бенито осуществляет этот безумный план. Виктории сообщают, что за ней вот-вот приедет отец. Марго наконец-то приходит в себя. С ужасом она узнает, что ее дочь. умерла. Гонсало видит такую реакцию любовницы на новость, но сердце его не дрогнуло. Он все равно не говорит ей правду.

Фургон странствующих циркачей натыкается на сверток с новорожденной девочкой. Новые родители дают ей имя Милагрос.

Циркачи Мигель и Каньете решили заботиться о своем найденыше как о родном ребенке. Теперь их путь лежит в Америку — на гастроли. Проходит десять лет. Виктория, которая чуть более десяти лет назад была послушницей в монастыре, теперь «борется за жизнь» в публичном доме.

У Виктории — очередной клиент. Но она не торопится исполнить свои «служебные обязанности». На глаза ей попадается газета с фотографией Гонсало де Линча в кругу семьи. Вид пышущей благополучием сестры приводит Викторию в бешенство. Она считает, что Мария украла у нее счастье, и хочет ей за все отомстить. У Милагрос умирает мать, и теперь она должна заботиться о братишке и отце.

Сердце зовет Милагрос в Санта-Марию. Она хочет побывать на земле, где некогда ее нашли родители. Но брат отговаривает ее от этой поездки: ведь у артиста не может быть родины. Служанка Доминга, никогда ранее не ссорившаяся ни с кем из своих хозяев, теперь скандалит с маленькой Лусией. Девочка отказывается слушаться старуху. А Гонсало безумно любит дочь и потакает всем ее капризам.

Врач констатирует; даже если Мануэлю удастся выжить, вряд ли он окончательно поправится. Скорее всего, рассудок к нему не вернется. И действительно: встав на ноги, Мануэль не узнает ни дома, ни родных. Он живет далеким прошлым Марию, например, расспрашивает о сержанте Энрике так, будто она только сейчас собирается за него замуж.

Вначале сумасшедший дедушка принимает внучку за свою дочь и просит у нее прощения, а после кончает жизнь самоубийством. Начальница предлагает Виктории на недельку закрыть заведение и отдохнуть где-нибудь за городом. Но Виктория предпочитает работать, чтобы не вспоминать о многочисленных обидах, которые нанесли ей родные. Гонсало предлагает никому не говорить о самоубийстве Мануэля.

Асунсьон приезжает на похороны брата. Крошка Лусия, увидев родственницу на пороге дома, скандалит. Она кричит, что Асунсьон — лицемерка: никогда не появлялась раньше и приехала только на похороны. В эти тяжелые дни вместе с дочерью прибывает и Виктория. Неожиданный наплыв родственничков бесит «маленькую» дочурку Гонсало. Отец просит девочку немного потерпеть.

Похороны. Лусия продолжает скандалить. Ее неприязнь к собравшимся понимает только отец. А Асунсьон рада возможности поболтать и расспросить племянницу о том, как она жила все эти долгие годы. Камила, слегка оглядевшись в доме родственников, с удивлением спрашивает мать, почему та никогда не рассказывала ей об этой жизни. О тете Марии и двоюродной сестре. Об этом доме.

Бенито, выполняя задание Гонсало, спалил архив адвоката. Вместе со всеми документами сгорело завещание Мануэля, по которому Асунсьон «принадлежит теперь Эсперансу». Энрике провожает сына в армию. Виктория хочет остаться жить в доме своего отца. Гонсало не возражает.

Катриэль, покидая имение, наказывает Браулио превратить дом в крепость. Доктор Ирибарне пытается объяснить Асунсьон, что судиться с Гонсало сейчас бесполезно. Во-первых, документы, подтверждающие ее право на имение, утеряны, а слова для суда ничего не значат. Во-вторых, ни один судья не решится выступить против Гонсало Линча, который является приближенным лицом губернатора.

Аугусто, увидев на арене хорошенькую циркачку, хочет с ней познакомиться. Просьба Энрике об отставке удовлетворена. Командующим форта назначен беспощадный Рамирес.

Губернатор предлагает Гонсало стать управляющим на огромной территории. Но для того чтобы заступить на должность, надо «немного» потрудиться: согнать с заселенных земель коренных жителей. Молодой офицер, который привез Гонсало письмо от губернатора, попадается на глаза Лусии.

Виктория решила побаловать девочек. Она ведет их в магазин тканей. Пока Лусия и Камила бродят от прилавка к прилавку, Виктория встречается взглядом с продавщицей и узнает в ней свою давнюю «коллегу» по публичному дому.

Милагрос — в глубочайшей тоске. И дело вовсе не в том, что она тоскует по отцу. Милагрос вспоминает: Анибал смотрел на нее так, как никогда раньше. Он хотел что-то сказать, но не мог. И тогда он взял ее за руки и едва не обжегся. Когда юноша и девушка испытывают подобное — в этом нет ничего странного. Но ведь Анибал — брат Милагрос. Камила, узнав о позорном прошлом матери, потрясена. Даже молитва, прочитанная под сводами храма, не приносит ей утешения.

Анибал напивается «до чертиков» и вновь пытается поговорить «по душам» с Милагрос. Хуана понимает, как отвратительно Милагрос выслушивать пьяные откровения брата, и помогает ей вежливо уйти от разговора. Марии не нравится, что к ее дочери повадился ходить молодой человек-офицер. Она заставляет Лусию вернуть ему его подарок. Виктория не понимает, почему Камила так сильно изменилась за последние дни. Она безуспешно пытается выяснить причину переживаний дочери.

Августо перед походом в цирк прифрантился: костюм почищен, обувь надраена до блеска и даже прицеплена сабля. И все ради того, чтобы покорить сердце циркачки. Видя эти сборы, дружок подтрунивает над ним. Милагрос не знает, как избавиться от ухаживаний Анибала. Иного выхода, кроме бегства, она не видит. И собирает чемоданы. Хуана считает, что Милагрос с самого начала неправильно себя вела — напрасно она подавала брату надежды.

Августо предлагает Милагрос прогуляться по Санта-Марии. Понимая, что ей сейчас необходимо развеяться, девушка соглашается. Мария выговаривает племяннице: она слишком долго гуляет одна. Та неожиданно
начинает плакать. Мария смущена. Она рассказывает девушке историю семьи и причину изгнания Виктории из дома.

Катриэль приехал в город. Он ищет работу и приходит к своим старым друзьям в цирк. Анибал соглашается, чтобы молодой человек помогал им. Но сделал он это не от чистого сердца, а для того, чтобы доказать Милагрос: и он способен на благородные поступки. Мендес Уркихо хочет, чтобы Асунсьон давала уроки хорошего тона его внучкам. Мария признается сестре, что ревнует свою дочку к ней. Она ведь видит, как Лусия тянется к Виктории.

Мария восхищена тем, какое огромное влияние имеет супруг на их дочку. Стоило Гонсало лишь попросить, и строптивая Лусия переехала из своей уютной комнатки в другую — менее удобную. Девушка послушала только отца и вернула подарок Монтильо. Молодой офицер, который так понравился Лусии, приглашен на ужин к Гонсало. Августо, гуляя с Милагрос, говорит ей о звездах, любви, романтике, а девушка; твердит, что уже поздно и надо возвращаться домой.

Лусия надеется: мучиться ей придется недолго — она вот-вот выйдет замуж и покинет дом. Фунес смеется над Аугусто: ужин у Линчей назначен в то же время, что и свидание в цирке. Его бедному приятелю придется разорваться на части, чтобы везде успеть.

Мария подозревает, что доктор Хименес — сын их давнего знакомого. Викторию злят воспоминания сестры об Энрике. Росаура нежно сетует, что за 20 лет совместной жизни Энрике ни разу не сказал ей «люблю тебя», Лусия ссорится с сестрой, но, услышав, как хлопнула входная дверь, бежит встречать «своего» офицера.

Милагрос кажется, что все вокруг вмешиваются в ее личную жизнь. Она резко обрывает Катриэля, когда тот вздумал ее пожалеть. Хайме сообщает Энрике о готовящемся восстании. Повстанцы хотят свергнуть губернатора. Но заговор раскрыт, и им угрожает опасность. Кто-то должен поехать в Санта-Марию, чтобы предупредить товарищей. В предстоящем «побоище» Аугусто будет выступать на стороне жандармерии. Он полон решимости «задушить» повстанцев.

Милагрос рассказывает Аугусто, что в нее влюблен человек, которому она не может ответить взаимностью. Аугусто обещает помочь «отделаться» от навязчивого ухажера. А после свидания Милагрос страдает — она позволила молодому Офицеру себя поцеловать. Аугусто тоже пребывает в задумчивости: он понял, что влюблен.

Отец и сын — по разные стороны баррикад. Росаура приходит в часть, чтобы поговорить с Августо. Она надеется, что в этот роковой вечер сын сможет быть рядом с ними. Но ее «мальчик» непреклонен — он полон решимости стоять во главе войска губернатора. Росаура на территории части встречается с генералом.

Вместо мисс Паркер в ловушке оказывается Асунсьон. Мисс Паркер во всем случившемся винит себя. Оказавшись в западне, Асунсьон умоляет сына спасти остальных и бросить ее. Августо возвращается в казарму. Он вынужден признать свое поражение в схватке с повстанцами. Энрике ранен. Но гораздо больше страданий ему причиняет необходимость сообщить Росуаре, что их сын — их враг и выступал он на стороне войск губернатора.

Семейство Линчей во главе с генералом отправляется к Асунсьон. Ей предъявлено обвинение в том, что она помогала мятежникам. Асунсьон заявляет: Гонсало привело к ней не желание выяснить, действительно ли она участвовала в нападении на войсковое подразделение, а стремление завладеть ее имением. Мария понимает, что тетушка действительно была на баррикадах, но не хочет выдавать ее своему мужу. Асунсьон просит никому не говорить о своем ранении.

Аугусто, который ухаживает и за Милагрос и за Лусией, «разрывается» на части: он, то бегает в дом Линчей, то в цирк. Он умоляет Милагрос остаться в Санта-Марии, заверяя, что она никогда не будет чувствовать себя одинокой. Милагрос обещает подумать и дать ответ. Ей кажется, что Аугусто хорошо ее понимает и ему можно довериться. У Линчей ужин с родителями Аугусто не состоялся из-за скоропалительного отъезда женщин в имение.

Милагрос с Катриэлем сидят под звездным небом и вспоминают детство. Им хорошо и спокойно вдвоем. Лусия впала в глубокую тоску. Она недовольна собой: как могла Она согласиться уехать в имение именно тогда, когда ее ждала большая любовь? Лусия мучается, опасаясь, что за время ее отсутствия красивый Аугусто ее позабудет.

Фунес не верит, что у Аугусто могут сложиться отношения с Милагрос, и поэтому подтрунивает над приятелем. Но Аугусто уверен: девушка не сможет ему сказать «нет». Хуана, узнав о том, что молодой офицер сделал предложение Милагрос, убеждает девушку согласиться. Но циркачка пребывает в сомнении: ее сердце волнует не Аугусто, а Катриэль. Анибал продолжает ухаживать за сестрой. Лара напала на Милагрос. Она требует, чтобы та либо стала женой Анибала, либо ушла из цирка. Катриэлю нужны деньги, и он умоляет Пабло поскорее опубликовать его рассказы.

Аугусто счастлив: Милагрос согласилась остаться с ним. Эту радость не разделяет отвергнутый сестрой Анибал. Он пытается поколотить соперника. Лара, узнав, что Милагрос выходит замуж, тоже счастлива. Она тут же бежит к Анибалу, чтобы «утешить» его. Но случайно проговаривается, что однажды ночью легла в постель вместо Милагрос.

Лара жаждет отомстить Милагрос за свое любовное поражение. Она убеждена: Анибал отверг ее только потому, что ее соперница все время крутилась у него на глазах. Нет, не убить Милагрос хочет ревнивая Лара. Она решает обезобразить циркачку так, чтобы на нее никто не мог смотреть без содрогания. В имении разразился скандал между Лусией и матерью. Девушка хочет вернуться в город, но Мария решила доказать, что тоже имеет влияние на дочь, и запрещает ей покидать усадьбу.

Милагрос, исповедуясь святому отцу, признается, что хотела принять ухаживания молодого офицера лишь для того, чтобы избежать приставаний собственного брата. Но, как оказалось, офицер не хотел жениться на ней, ему она была нужна лишь в качестве любовницы. Отчаявшийся Катриэль по всему городу ищет Милагрос. Он присаживается на паперти рядом с нищим.

Милагрос и Катриэль любуются на звезды и говорят о своих родителях. Милагрос признается, что не знает свою родную мать. Катриэль потрясен тем, как похожи их судьбы, — ведь он тоже не помнит своих родителей. Цирк уехал, а с ним пропала и Милагрос. Аугусто решил, во что бы то ни стало, найти исчезнувшую возлюбленную.

Милагрос не найти лучшего друга, чем Катриэль. Выбор сделан. Хуанито трудно представить себе жизнь без сестры. Анибал готов вымещать зло на маленьком — мальчике. Хуанито мечтает о побеге.

Милагрос и Катриэль появляются в усадьбе. Они разыскивают циркачей, которые похитили младшего брата Милагрос. Но от Марии, которая в отличие от сестры отнеслась к незваным гостям очень тепло, они узнают, что Хуансито сбежал от Анибала. Где теперь искать мальчика, неизвестно.

Эрнесто сообщает Марии, что девочка, которую она воспитывала как родную дочь, на самом деле — незаконная дочь Гонсало от другой женщины. Мария решает продолжить расследование. Она открывает Камиле тайну ее рождения. Камила хочет, во что бы то ни стало, разыскать своего отца.

Лусия переживает из-за ухода матери из дома. Мария узнает все больше подробностей о том, как Лусия попала к ним в дом. На этот раз проговаривается Бенито. Он говорит Марии, что Лусия — на самом деле дочь Гонсало и Маргариты. Августо готовится к расправе над Катриэлем.

Бенито рассказывает Марии о том, как они с Гонсало подменили дочь Марии на новорожденную девочку Маргариты, Маргарита просит Марию ничего не говорить о Лусии. Пусть девочка думает, что ее настоящая мать — Мария.

Мария решает отправиться на поиски дочери вместе с Маргаритой, которая ради этого хочет даже временно покинуть монастырь. Гонсало договаривается с Августо о новых сроках его помолвки с Лусией

Камила тайно выходит замуж за Марьяно. Мария рассказывает Доминге о чудовищном обмане Гонсало. Она просит служанку позаботиться о Лусии. Анибал впервые покидает стены монастыря для того, чтобы нести слово Божие поселенцам.

Катриэль и Милагрос ранены. Катриэль считает, что Милагрос убита. Точно так же считает Милагрос про Катриэля. Хуансито становится единственным владельцем имения Эсперанто. В поисках настоящей дочери Мария сталкивается с трудностями.

Катриэль, будучи тяжело раненным, отлеживается в доме одинокого старика, который лечит его. Подлечившись, он уходит на поиски Милагрос. Мария узнает правду от Ребекки: ее настоящая дочь — Милагрос. Она тоже отправляется на ее поиски. Августо теряет зрение. Лусия, столкнувшись с этим трагическим фактом, решает покинуть дом Линчей. Она уезжает с Энрике и Августо.

Августо принимает решение расстаться с Лусией. Браулио приходит в цирк и сообщает грустную новость: Милагрос и Катриэль погибли. Мария узнает, что Милагрос — ее дочь, и становится посвященной в тайну ее имени.

Августо возвращается домой, и Росаура встречает слепого сына. Настроение у Августо ужасное: ничего его не радует, у него даже нет желания жить на свете. Милагрос не погибла — она только тяжело ранена. Случайно ее находит Анибал. Он начинает лечить Милагрос и просит у нее прощения за все те страдания, которые когда-то причинил.

Это интересно:  Букет из Пива и Закусок Своими Руками

Милагрос с помощью Энрике хочет узнать правду о судьбе Катриэля. Некий «доброжелатель» сообщает, что ее возлюбленный мертв. Но Милагрос отказывается в это верить. Она убеждена, что с Катриэлем не могло случиться ничего страшного, и просит Энрике найти его. Анибал признается отцу Мартину, что ему был дан знак свыше: теперь он прощен Богом. И теперь бывший циркач готов посвятить себя служению Господу.

Анибал сообщает Хуане и Каньете, что Милагрос жива. Камила узнает, что ее отцом является Энрике Муньис. Индейцы рассказывают Энрике, что Катриэль погиб. Хуана и Каньете находят Милагрос и сообщают ей, что ее настоящая мать — Мария.

Судьба, казалось бы, улыбнулась Милагрос: нашлась ее настоящая мать. Но в сердце девушки печаль: она думает, что ее возлюбленный Катриэль погиб. И хотя Энрике и Росаура готовы ей помочь отыскать Катриэля. Милагрос не очень-то верит в успех.

Мария приезжает за Лусией и Домингой и забирает их с собой. Камила обосновывается в Аройо-Секко, где, по ее мнению, она может отыскать своего отца. Энрике же в это время прибывает в Санта-Марию, где ищет встречи с Марией.

Гонсало приезжает в Эсперансу, чтобы вступить в права наследования. Но Браулио сообщает ему, что жива Милагрос и что именно она — как жена Катриэля — является законной владелицей имения. Гонсало, вернувшись домой, сообщает эту новость Виктории. А подвыпившая Виктория раскрывает ему свои карты: она хотела использовать Гонсало, чтобы завладеть всем наследством.

Мария вынуждена сказать дочери, кто является ее настоящей матерью. Во время жестокой драки Раймонд случайно убивает Анибала. Милагрос обнаруживает, что беременна. Ей хочется скрыться от людских глаз, и она отправляется на ферму. После многих лет разлуки Энрике наконец-то встречается с Марией.

Происходит долгожданная встреча бывшего красавчика военного Энрике и Марии. Энрике сообщает Марии, что её настоящая дочь — Милагрос — жива. Катриэль крепко «повязан» с приютившими его индейцами. Он узнает, что Лилен скоро должна родить его ребенка.

Энрике и Мария вынуждены признаться, что по-прежнему любят друг друга. Но Энрике остается верен своей жене Росауре. Лилен признается Катриэлю, что любит его, но должна по обычаю своего племени выйти замуж за другого, который будет «настоящим» индейцем.

Августо все настойчивее ухаживает за Милагрос. Камила встречается с Энрике и знакомит его со своим мужем. Тут и выясняется, что Марьяно — сын старого приятеля Энрике. Катриэль уговаривает Лилен отказаться от брака с нелюбимым человеком.

Мария с нетерпением ждет встречи со своей настоящей дочерью Милагрос. Лилен отдают в жены индейцу другого племени, как требуют того обычаи. Но в последний момент появляется Катриэль и похищает невесту. Катриэль намерен немедленно жениться. В городе грядут политические изменения. Гонсало, одержимый жаждой мести, хочет убить Викторию и Катриэля.

Эрнесто спасает Викторию от ярости Гонсало. Катриэль женится на Лилен, все происходит так, как того требуют индейские обряды. В местной газете появляются статьи, подписанные именем князя Де ла Круз.

Милагрос по-прежнему считает, что Катриэль погиб. Гонсало, лишившись имения, заманивает в западню Марию и Милагрос, с тем, чтобы убить их. Но им удается спастись. Камила просит издателя газеты публиковать ее статьи не под псевдонимом, а под её настоящей фамилией. Но издатель считает, что читатель, увидев женское имя, отложит газету: ведь женщина ничего путного написать не может.

В Санта-Марии бунт, Виктория и Эрнесто оказываются в руках восставших. Но Виктории удается бежать. Катриэль и Лилен после свадебного обряда тайно возвращаются в поселение. И, поставив родителей перед фактом, просят благословения.

Росаура сообщает Энрике и Марии, что она решила не мешать их счастью. Если они хотят быть вместе, то она готова уйти с их пути. Энрике отказывается принимать такую жертву.

Августо и Милагрос едут искать Росауру. Виктория находит убежище у своей старой знакомой — Фернины. Когда-то в стенах этого публичного дома Виктория зарабатывала себе на жизнь. Фернина предлагает приятельнице вновь приступить к работе. Пабло объясняется в любви Лусии. Но она говорит, что все еще любит Августо.

Мария убеждает Энрике поехать в Санта-Марию, куда его приглашает генерал. Августо все больше влюбляется в Милагрос, но. она предпочитает оставаться с ним только друзьями. Энрике отказывается от высокого назначения, но генерал просит его еще раз хорошенько подумать. Гонсало застает Марию и Энрике вдвоем.

Энрике и Гонсало дерутся. Пистолет оказывается то в руках Энрике, то Гонсало. Но на помощь Энрике подоспевают солдаты. Они окружают и убивают его врага.

Лилен ждет ребенка от Катриэля и при этом чувствует себя очень счастливой… Мария на исповеди признается, что она наконец-то соединилась с мужчиной, которого любила всю жизнь, но. он женат. У Милагрос родилась дочка. Это ребенок Катриэля, радость омрачает лишь то, что Хуансито, ревнуя сестру к новорожденной, убегает из дома.

Августо находит Хуансито. Лусия решается выйти замуж за Пабло. Вождь племени рассказывает Лилен о Науиль, которую все считают матерью Катриэля. Марьяно сообщает Камиле, что она теперь, после смерти матери является единственной наследницей семьи Оласаблей.

Катриэль возвращается в индейское племя, чтобы лечить с помощью лекарств белых людей вспыхнувшую там чуму. Но индейцы предпочитают умирать, чем глотать таблетки. Милагрос устраивает крестины своей маленькой дочки, названной в честь тетки Асунсьон. Лусия готовится к свадьбе с Пабло и в качестве свадебного подарка получает от Камилы дом, принадлежавший Оласаблям.

Лусия выходит замуж за Пабло. Осуществляется мечта Камилы — Пабло предлагает ей место редактора в своей газете. Катриэль, приговоренный индейцами к смерти, чудом избегает наказания. Он теперь не может оставаться среди соплеменников и решает уйти от них вместе с Лилен. В индейском поселении все сильнее свирепствует чума.

Катриэль и Лилен устраиваются жить в доме, некогда принадлежавшем Оласаблям, и строят планы на будущее. Марьяно, не сумев переубедить Камилу, смиряется с тем, что она будет работать в газете. Росаура скитается вместе с маленькой Асунсьон. Они заблудились и не могут найти ни одной таверны. Чтобы спасти девочку, Росаура кормит ее своей кровью. Рамон, Браулио и Августо отправляются на поиски пропавших.

Милагрос и Браулио отправляются на поиски Росауры и Асунсьон. Их находят в лесу, но Росаура мертва. Во время тяжелых родов умирает Лилен. Но ее дочку удается спасти. После смерти Росауры Милагрос берет на себя все заботы об Августо

Милагрос соглашается выйти замуж за Августо, хотя никто не одобряет ее решения. Все понимают, что она по-прежнему любит Катриэля. Известие о смерти Росауры доходит до Энрике и Марии, которые решают немедленно отправиться в Эсперансу. Катриэль и Инти оплакивают кончину Лилен. Катриэль остается один с маленькой дочкой на руках.

У Катриэля появились новые друзья по театру. Мария и Энрике озабочены решением Милагрос и Августо пожениться. Они ведь прекрасно понимают, что Милагрос по-прежнему любит Катриэля. Милагрос пытается помочь наладить семейные отношения Лусии и Пабло. Во сне Милагрос видит Анибала. Он сообщает ей, что Катриэль жив.

Марьяно не может найти работу и, впадая в депрессию, начинает пить. Камила просит Пабло помочь Марьяно хоть чем-нибудь заняться. Лусия ревнует Пабло к Камиле, хотя для этого нет никаких оснований. Эрнесто спасает Викторию от пьяных посетителей. Виктория в благодарность за это соглашается жить вместе с Эрнесто, но она по-прежнему против брака.

Марьяно и Лусия уверены, что между Камилой и Пабло существует любовная связь. После ссоры Марьяно оставляет жену. Амансио предупреждает Катриэля, что они поедут в Аройо-Секко с цирковым представлением. Эрнесто собирается забрать Викторию из дома Фермины. Но один подвыпивший солдат стреляет в Эрнесто и ранит его в самое сердце. Рана оказывается смертельной.

Марьяно убежден, что Камила изменяет ему с Пабло, и пытается больше не думать о ней. Лусия тоже страдает от ревности. Но вскоре недоразумение проясняется, и мир возвращается в обе семьи. Эрнесто умирает на руках Виктории.

Августо пытается помешать Франсиско поговорить с Милагрос. Он дает Франсиско крупную сумму денег, чтобы тот уехал из Эсперансы. Но Франсиско обещает Августо вернуться после его, свадьбы. Чтобы избежать еще одной встречи с шантажистом, Августо убеждает Милагрос как можно раньше уехать в Санта-Марию.

Августо убивает Франсиско и Хасинта. Амандо просит Пабло опубликовать в его газете статью о представлении в цирке. После состоявшегося разговора Пабло начинает подозревать, что персонажи пьесы — Милагрос и Катриэль. Камила случайно обнаруживает дневник своей матери. Виктория читает в газете стихи дочери, посвященные ей. Пабло присутствует на репетиции спектакля и убеждается в том, что речь в пьесе действительно идет о его друзьях — Милагрос и Катриэле.

Катриэль инкогнито прибывает с цирком в Санта-Марию и просит у друзей, чтобы они его спрятали. Виктория, находясь под впечатлением стихов дочери, решает оставить свою работу в заведении Матильды и разыскать в Санта-Марии Камилу.

Виктория едет в Эсперансу. А в это время все готовятся к свадьбе Марии и Энрике. В имении уже полно гостей. Все с нетерпением ждут счастливого момента обручения жениха и невесты. В последний момент Марию охватывает паника, и она чувствует, что не может выйти к гостям.

Свадьба Энрике и Марии. Камила рассказывает Марии о своих стихах. Мария заинтересована творчеством племянницы и просит дать ей что-нибудь почитать. Повозка, в которой едет Виктория, ломается. Чтобы быстрее попасть в Эсперансы, она идет пешком. Достигнув имения, Виктория принимает решение укрыться в винном погребе. Но тут ее замечает Доминга. Она думает, что перед ней призрак ее хозяйки. Доминга сообщает Камиле, что только что видела Викторию. Однако Камила ей не верит. Виктория все-таки решается войти в дом.

Бракосочетание Марии и Энрике. Жених и невеста счастливы, радуются гости. Только Августо выглядит озабоченным. Энрике пытается выяснить, что так волнует его сына, но Августо говорит, что думает сейчас о своей матери. Катриэль решил больше не скрываться от друзей.

Все обитатели имения находят, что Виктория ведет себя очень странно: отсутствующим взглядом она смотрит на Энрике, не рада встрече с собственной дочерью и очень задумчива. Мария понимает, что ее сестра до сих пор любит Энрике и вряд ли сможет смириться с его браком. Виктория устала быть игрушкой в руках судьбы и решает бороться за собственное счастье. У нее есть план. Виктория устраивает скандал: ей не нравится присутствие в ее доме Энрике и Милагрос. Милагрос понимает, что Виктория ненавидит ее, и беспокоится, как бы в результате конфликта не пострадала ее маленькая дочь.

Виктория признается Энрике, что всю жизнь любила только его. Энрике чувствует себя виноватым. Камила — в замешательстве: Виктория сказала ей, что ее отец — не Энрике, а какой-то другой мужчина. Виктория видит у Хуансито крест, некогда принадлежавший ей. Она пытается силой отобрать у мальчика распятие. Но на помощь Хуансито приходит Милагрос. Она говорит, что этот крест принадлежал Катриэлю и был единственной памятью о его настоящей матери.

Виктория, увидев крест Катриэля, решает, что он жив, и она должна его, во что бы то ни стало найти. Ведь этот юноша, к которому еще совсем недавно она испытывала ненависть, на самом деле ее сын. Милагрос решила поговорить с Викторией, но она исчезла из дома. Мария, узнав об исчезновении сестры, отправляет Энрике на ее поиски. Вскоре Энрике возвращается: следы Виктории обрываются у самой реки. Милагрос призывает Камилу сохранять спокойствие.

Виктория заходит в храм и остается на исповедь. Она признается, что настоящее имя ее сына — Адальберто. Милагрос продолжает думать о Катриэле, хотя убеждена, что он мертв. Катриэль предлагает друзьям не терять времени и начать расклейку афиш их нового представления. Катриэль отправляется в центр города. Лусия пытается убедить Августо, что ехать с Милагрос в Европу ему не следует. Ведь Милагрос сложно будет вдалеке от дома ухаживать за двумя детьми и слепым мужчиной. Августо сердится на нее. Он просит Лусию проводить его до таверны.

В трактире мужчины издеваются над слепым Августо. Катриэль заступается за него. Милагрос волнуется, узнав, что Августо ушел в трактир. Она хочет пойти за ним. Августо в знак благодарности предлагает Катриэлю вместе выпить. При этом замечает, что голос Катриэля ему знаком: этот голос принадлежит его бывшему врагу. Но теперь прошлое забыто. Августо рассказывает Катриэлю о последних событиях и их общих знакомых.

Милагрос идет в трактир за Августо, но его уже там нет, Трактирщик говорит, что Августо здесь действительно был, но встретил приятеля и ушел с ним. Катриэль просит Августо помочь встретиться с Лусией и Пабло. Августо изъявляет желание проводить его. Но при этом он ведет Катриэля совсем в другое место. Они приходят в заброшенный дом. Августо хочет убить Катриэля, но осуществить замысел ему не удается.

Катриэль и Виктория оказываются на одном корабле. Матросы сообщают Катриэлю, что подобрали его на берегу. Он не первый человек, которого таким образом вербуют для работы на судне. Пленители заставляют его работать. Катриэль же мечтает поскорее вернуться на землю. Лусия возвращается домой с новостью: Виктория на корабле отправилась в Северную Америку.

Катриэль узнает от Виктории, что Милагрос жива и что у нее родилась дочь. И еще о том, что Милагрос нашла настоящую мать и что Мария и Виктория — сестры. Но у Виктории есть кроме приятных новостей еще и печальная: Милагрос собирается выйти замуж за Августо. Дочь Катриэля плачет без отца, и ее невозможно успокоить. Катриэль хочет немедленно вернуться на берег, но сделать это непросто. Августо нанимает крестьян, которые должны найти и убить Катриэля.

Камила страдает без матери. Энрике призывает Августо быть честным с Милагрос и рассказать ей до свадьбы, что он командовал подразделением, которое атаковало имение. Люди, нанятые Августо, сообщают, что Катриэль исчез. Августо успокаивается: он решает, что его ярый враг попал на какое-нибудь судно матросом и теперь не скоро появится в их краях.

Сбежав с корабля, Катриэль и Виктория попадают в плен к крестьянам. Те сообщают, что их нанял Августо. Милагрос опаздывает на собственную свадьбу.

Раскрывается обман Августо. Все понимают, что все это время он притворялся слепым. Милагрос встречается с Катриэлем. Но радость встречи омрачена: Виктория ранена и нуждается в срочной медицинской помощи.

Виктория находится в очень тяжелом состоянии. Мария и Милагрос возвращаются в «Эсперансу». Катриэль после долгой разлуки встречается с Браулио. Катриэль и Милагрос идут к индейцам, чтобы поблагодарить их за помощь Катриэль говорит, что, несмотря на то, что он по-своему происхождению белый человек, он любит своих друзей.

Прошло десять лет. Камила получает разрешение на строительство школы. Энрике с удовольствием возится со своими внучками, которые кажутся ему просто ангелами, хотя остальные считают, кто они непоседливы, как чертенята.

Виктория получает от Камилы телеграмму, из которой узнает, что скоро станет бабушкой. Навестить Камилу приходят Лусия и Маргарита. Камила хочет поехать в Эсперансу. Друзья пытаются ее отговорить. Но Камила возражает: теперь времена иные — в Эсперансу ходят поезда. Хуансито вот-вот сдаст экзамены и получит диплом адвоката. Паулина влюблена в Браулио, но тот, к ее досаде, не обращает на нее внимания.

Амансио подписал контракт владельцем театра, и теперь он и его друзья уже не являются бродячими актерами. Цирк Санта-Марии принадлежит им. Катриэль уговорил Браулио жениться на Паулине. В имении появляется Хайме, старый друг Энрике, который с удивлением узнает, что у Энрике четверо детей.

Камила собирается в дорогу, Амансио обещает Марии преподнести по случаю Рождества сюрприз. Мария думает, что он ее разыгрывает, но это не так. Маргарита собирается вместе со всеми в имение, но при мысли о поезде ее охватывает ужас. Она боится его и называет «адской машиной»: ехать — не ехать?

Энрике переживает за Августо, которого воспитывал как родного сына. Августо уже десять лет в тюрьме, он исполнен раскаяния, он ненавидит себя за то, что причинил боль родным людям. Милагрос пытается утешить Энрике. Она хочет вместе с Энрике навестить Августо, но Августо никого не желает видеть.

Празднование предстоящего Рождества в Эсперансе не радует Энрике. Он не может смириться с мыслью, что никогда не увидит Августо, которого он продолжает любить. В своих переживаниях Энрике неожиданно получает поддержку Катриэля и Милагрос, которые прощают Августо, Энрике и Катриэль посещают могилу Росауры. После 10-летнего заключения Августо выходит из тюрьмы

Не решаясь встречаться с кем бы то ни было, Августо направляет в дом Камилы бродягу, с которым он отметил свое освобождение. С помощью этого человека Августо узнает, что все его близкие собираются в Эсперансе, чтобы отпраздновать Рождество, В товарном вагоне он отправляется в поместье. Лусия и Камила с семьями прибывают в Эсперансу.

Собравшиеся на празднике Рождества в Эсперансе зажигают свечи на рождественском дереве и вспоминают тех, кого нет с ними — Асунсьон, Росауру, Августо. В разгар праздника приезжают новые гости — Хуана и Каньете. Появляется и Августо, он просит прощения у всех, перед кем виноват.

На празднике Рождества Мария и Энрике, Катриэль и Милагрос вспоминают счастливые и трагические события своей жизни: как познакомились, как разлучила их судьба и как труден был путь к соединению. Все собравшиеся счастливы и фотографируются у рождественского дерева.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector