Первая Ночь после Свадьбы

Оксана Шавырина • 26.12.2015

Свадьба как несколько веков назад, так и сегодня является незаурядным эпизодом в жизни молодых, решивших соединить себя узами Гименея. Торжество празднуется, как правило, в кругу родных и близких с такой пышностью и помпезностью, на которые только способно. Первая ночь после брака уже не вызывает в душах жениха и невесты особого трепета, но к ней продолжают готовиться, ведь она никогда больше не повторится. А как она проходила в древней Руси и чем отличалась от нынешней?

Ночь после свадьбы на Руси

Главным требованием к первой брачной ночи на Руси было то, что девушка восходила на ложе невинной. После пира и венчания приступали к подготовке спальни, выбирая для этого горницу, сарай, амбар. Родственницы со стороны суженого – мать или сестры сооружали брачное ложе на настиле из дерева – постельнице. Нижними слоями укладывались ржаные вязанки и тюки с мукой, которые олицетворяли собой благополучие и достаток в доме.

Очень важно было обойти кровать с веточной рябины или можжевельника, а после воткнуть ее в стену. Также под ложе подкладывали поленья, так как считали, что чем больше их будет, тем многочисленнее будет семья.

Всем гуртом с песнями и прибаутками молодых провожали в эту импровизированную спальню, а у ее дверей ставили стража. Перед тем, как оставить пару наедине, дружка ударял по кровати кнутом, чтобы прогнать нечистую силу.

Он же несколько раз наведывался потом в спальню, чтобы выяснить, произошел акт соития, или нет. Если близость состоялось, об этом сообщалось гостям, и они начинали пировать с удвоенной силой, распевая частушки эротического содержания.

Оставшись наедине, молодые приступали к близости не сразу. Сначала полагалось съесть курицу, символизирующую плодовитость и хлеб, олицетворяющий богатство. В знак своей покорности перед мужем жена снимала с его ног сапоги и спрашивала разрешения лечь рядом.

Утром свашки, дружки и родители будили их битьем горшков, стуком в дверь, звоном колокольчиков. Бывало, что новобрачных обливали водой.

Простынь со следами невинности невесты вывешивали в переднем углу избы, а в некоторых деревнях ее демонстрировали всем желающим родственники и друзья, разъезжая с ней по улицам под песни, пляски, крики и шум. Теперь понятно, почему нецеломудренные девушки топились после первой брачной ночи, ведь позор был не только нечестной девице, но и всей ее родне.

Родителям такой невесты на шею в унижение вешали лошадиный хомут, отцу наливали пиво в дырявый стакан, а сватье предлагали «первую чарку и первую палку». К сожалению, наши предки не знали, что девственная плева может растягиваться и совершенно невинную девушку в этом случае можно было легко принять за бесчестную. Однако, любящий муж нередко спасал благоверную, проливая собственную кровь на полотняный символ их любви и верности.

Традиции брачной ночи в других странах

В разных странах существовали различные обычаи брачной ночи. К примеру, на Филиппинах ее вообще не было, то есть практиковалось воздержание, чтобы зачатый ребенок не испытывал на себе действие потребленного в больших количествах алкоголя.

  1. В Европе в средние века невеста проводила первую ночь после брака не с мужем, а с сюзереном. Считалось, что таким образом он оберегает своих подданных от опасности, исходившей от темных сил.
  2. В африканских племенах жених после церемонии бракосочетании выбивал невесте 2 передних зуба, а в Самоа молодым приходилось делать это в окружении спящих родственников. Поэтому проходила такая брачная ночь в молчании, а если кто-то просыпался, то жениха ловили и избивали. Но предвидя это, он мазал кожу маслом, чтобы его невозможно было ухватить.
  3. Какой была брачная ночь в племенах Бахту Центральной Африки? Молодоженам предстояло заниматься не приятным делом, а вступить в схватку. Они бились до рассвета, отсыпались и снова встречались, чтобы исчерпать всю ненависть друг к другу на годы вперед.

Бывало, что после недельной беспрерывной схватки один из них погибал и чаще всего, конечно, девушка. Некоторые народы Мексики, Перу и Бразилии практиковали воздержание от половых контактов до новолуния.

Брачная ночь в нынешнее время

Как проходит первая брачная ночь у современной молодежи? Традиционные представления наших предков безвозвратно ушли в прошлое, сменившись инновационными понятиями, основанными на современных ценностях. И если тогда обряды скрывали некое символичное значение и суеверия, то сегодняшние взгляды продиктованы лишь актуальностью, удобством, комфортом и, конечно же, чувствами.

Сегодня уже не принято стелить молодым постель в доме родителей. Если молодые не могут уединиться в отдельной квартире или доме, то они снимают номер в отеле, специально украшенном к предстоящему событию.

Нередко такие номера оборудованы полностью прозрачным потолком, открывающим вид на звезды. А в Таиланде можно снять домик, построенный на воде и имеющий стеклянный пол. В результате молодые могут наслаждаться не только удовольствием от близости, но и изумительным видом, открывающимся под ними.

Некоторые ищут и более ярких впечатлений, снимая на всю ночь лимузин или арендуя соответствующе украшенное купе поезда. Всем понятно, что нужно делать во время брачной ночи, но нередко случается так, что уставшие за день молодожены просто падают замертво на украшенную постель и засыпают до утра. Но в любом случае им хватит времени подарить наслаждение друг другу утром, да и сколько еще ночей ждет их впереди!

Что необходимо для брачной ночи

Конечно, прежде всего должно быть желание доставить удовольствие партнеру. Девушка готовится к этому событию более тщательно, выбирая соответствующее белье для брачной ночи – бюстгальтер, трусики, чулки и подтяжки.

Сегодня многие салоны красоты предлагают сделать оригинальную интимную прическу с использованием всевозможных камешков, кристаллов, блесток и прочих элементов декора и надо сказать, что такая услуга пользуется популярностью как у прекрасной половины человечества, так и у представителей сильного пола.

Конечно, по-особому должно быть украшено ложе: приветствуются шелковое постельное белье, лепестки роз, разбросанные в хаотичном порядке, шампанское, стоящее в ведерке со льдом и множество зажженных свечей.

Невеста может удивить своего благоверного на свадьбе, преподнеся в качестве подарка на первую брачную ночь стриптиз или эротический массаж.

Можно набрать полную ванну воды, добавить ароматической пены, включить приятную музыку и наслаждаться обществом друг друга. Заключительным аккордом написать друг другу письма и договориться прочитать их через год или 10 лет, например.

Можно заложить капсулу времени на долгих 20 лет. В любом случае все должно идти от души, быть только вашим порывом. Но как бы ни сложилась эта ночь в вашей жизни, она ни на что не повлияет, ведь долголетие супружеской жизни зависит не от этого. Любви вам и удачи!

Что ждет молодых в первую ночь после свадьбы?

Примечательно, что данным вопросом озадачиваются не только те невесты, которые берегут себя для любимого мужчины и ужасно переживают, ломая голову над тем, как пройдет их первый раз, но и девушки, уже давно живущие со своим возлюбленным, ведь так хочется, чтобы грядущая ночь стала особенной.

В любом случае, для того, чтобы первая ночь после свадьбы прошла идеально, необходимо тщательно подготовиться к этому замечательному событию, учитывая все особенности характера и вкусовые предпочтения своего жениха. Так, например, если первая брачная ночь после свадьбы будет по-настоящему первой у молодых, то очень важно сделать так, чтобы она, действительно, состоялась. Дело в том, что довольно часто жених и невеста настолько сильно устают после свадебного торжества, что на самое главное у них попросту не остается сил.

Чрезмерное волнение, предсвадебная и свадебная суматоха, суета, выпивка больше нормы — именно эти факторы выводят молодых из кондиции, в результате чего, оставшись наедине, они засыпают мертвецким сном. А для того, чтобы предотвратить подобное развитие событий, необходимо обсуждать некоторые детали заранее, в первую очередь договорившись не пить (по крайней мере лишнего) и не переедать. Кроме того, желательно сразу позаботиться о месте, в котором будет проходить первая брачная ночь, ведь вряд ли новоиспеченным супругам удастся расслабиться и в полной мере насладиться друг другом, если в соседней комнате будут спать гости или родители.

В идеале снять красивый номер в какой-нибудь гостинице, чтобы можно было уединиться и делать все, что душа пожелает. Если девушка хранила целомудрие до свадьбы, то ей также нужно будет расслабиться, поэтому можно позволить себе бокал вина, приятную музыку, ароматические свечи. В этом случае вся ответственность за дальнейшее происходящее накладывается на жениха, в то время как невеста должна полностью довериться ему и отбросить всякий страх. Очень важно не торопить события, чтобы все происходило максимально естественно и гармонично.

Естественно, это должен понимать и новоиспеченный супруг, действуя очень осторожно и деликатно. Медленный танец в мерцающих бликах свечей, лепестки роз, рассыпанные по полу и на кровати, легкий эротический массаж — эти простые вещи помогут подобрать правильный ключик к возлюбленной и заставить ее позабыть о страхе и волнении. В любом случае все будет происходить впервые, поэтому в стимуляции и симуляции эмоций попросту не возникнет необходимости.

Несколько иначе будут обстоять дела у тех, кто уже хорошо изучил друг друга в интимном плане еще до бракосочетания, ведь в этой ситуации удивить друг друга достаточно сложно. Однако не стоит печалиться и заведомо настраивать себя на негатив, ведь можно посмотреть на все это с другой стороны. Так, зная сексуальные вкусы своего любимого, можно исполнить какую-нибудь заветную его мечту именно в брачную ночь, автоматически сделав ее незабываемой. Безусловно, каждый случай индивидуален, и подвести какую-то общую черту для этой деликатной темы будет достаточно сложно.

К примеру, можно порадовать своего любимого мужа каким-нибудь экстравагантным бельем с пикантными разрезами в интимных зонах, высоким поясом на чулках или кисточками на сосках. Конечно, первая брачная ночь — не самый лучший повод для ролевых игр и БДСМ даже в самой мягкой интерпретации, но если любимый страстно этого хочет, то все-таки не стоит ему отказывать.

Если же, наоборот, очень сильно хочется нежности и романтики, то самый простой способ ее обеспечить — это принять вместе ванну с пеной, лепестками роз и шампанским в окружении цветов и зажженных свечей, а также соответствующим музыкальным оформлением. Здорово, если получится снять домик с настоящим камином, ведь тогда насладиться друг другом можно будет прямо возле его теплого пламени, лежа на мягкой уютной шкуре.

Самым замечательным образом провести брачную ночь можно у моря, ведь в последнее время многие пары оформляют свои отношения, выезжая на юг или даже за рубеж. Нет ничего прекраснее, чем убежать вдвоем после праздничной суеты к берегу, где можно любить друг друга, ощущая легкий морской бриз и свежесть волн, разбрызгивающихся у прибоя на сотни и тысячи микроскопических капелек. Кроме того, можно любоваться высоким звездным небом, чувствуя себя, словно Адам и Ева. Огромное значение имеет и утро после первой брачной ночи, которое также следует провести в полной гармонии и любви.

Так, например, можно побаловать свою вторую половинку вкуснейшим завтраком в постель, заранее приготовив ее самые любимые блюда. Если же заниматься приготовлением пищи нет никакого желания, то можно заказать соответствующую услугу прямо в номер, ведь нужно пользоваться малейшей возможностью для того, чтобы побаловать себя и своего любимого человека.

Первая ночь после свадьбы. Родители невесты просыпаются.

Первая ночь после свадьбы. Родители невесты просыпаются от крика из другой комнаты: Мама! Мама! Мать хочет встать, пойти узнать, в чем дело. Отец: Спи, сами разберутся. Через некоторое время опять: Мама! Мама-а! Мать встает, идет к двери, отец в последний момент ее останавливает чуть не силой: Говорю же, сами разберутся! Нас с тобой вспомни! И тут снова: Ма-а-ма! Ма-а-а-ма-а! Мать отталкивает отца, сметая все на своем пути, влетает в комнату к новобрачным: Что, доченька, милая, что?! Хорошо-то как, мама.

Источник: anekdotov.net от 2018-4-30

мама мать → Результатов: 126

Первая ночь после свадьбы. Родители невесты просыпаются от крика из другой комнаты: Мама! Мама! Мать хочет встать, пойти узнать, в чем дело. Отец: Спи, сами разберутся. Через некоторое время опять: Мама! Мама-а! Мать встает, идет к двери, отец в последний момент ее останавливает чуть не силой: Говорю же, сами разберутся! Нас с тобой вспомни! И тут снова: Ма-а-ма! Ма-а-а-ма-а! Мать отталкивает отца, сметая все на своем пути, влетает в комнату к новобрачным: Что, доченька, милая, что?! Хорошо-то как, мама. anekdotov.net

Пацаны, пацаны, пацаны!
Вы не ссыте, не ссыте в штаны!
Ведь никто так, как мать,
Их не будет стирать!
Пацаны, пацаны, пацаны.

(на манер припева песни «Мама, не ругай меня, я пьяный»)

Дикие кабаны разгуливающие в спальных районах Хайфы уже давно никого не удивляют.Встреча с ними не единичный случай,достаточно загуглить словосочетание:»Хайфа-Кабаны» и можно убедится что это массовое явление,десятки фотографий,видеороликов подтверждение тому. Муниципалитет предпринимает меры по снижению их популяции в городской черте,но они не эффективны,кабанчики хорошо размножаются и как мне кажется с каждым годом их количество увеличивается. Иногда можно встретить целое семейство-папа,мама и пять-шесть маленьких хрюшек.Считается что они не агрессивны и боятся людей,в худшем случае,обороняясь,могут напасть на собаку или кошку.Не знаю. может и так,если их не тревожить,но ведь ситуации бывают разные. Вот недавний рассказ друга и по совместительству сотрудника,далее с его слов.
Вышел вечером из дома на поиски запропастившегося с утра кота,прямо напротив подъезда в двух-трех метрах разбит небольшой садик,в сумерках было плохо видно и мне показалось что наш полосатый любимец там что-то ищет в траве,ну я сдуру решил пошутить с котиком,тихонько подхожу и строго так спрашиваю:-» Где сволочь весь день шлялся?»
Уже когда спрашивал,понял что ошибочка вышла и с «котиком» что то не так. Полоски на шерсти расположены продольно,рост явно больше и еще до того как он пронзительно завизжав ткнулся в мою ногу своим пятачком я понял что это кабанчик, испугался я так, как в жизни не пугался,воображение живо набросало картину где на сцене появляется недовольная мать.Что сказать. предчуствия не подвели. Старый,добрый испуг не шел ни в какое сравнение с новым испугом, который я испытал с эффектным шумно-трескучем появлением из кустов разъяренной стокилограммовой мамаши( может и папаши ), маленького кабанчика. Мгновенно оценив обстановку, защищая поросенка,мамаша бросилась на меня-тут уже взвизгнул я и рванул с низкого старта.
Боже,как я бежал!С перепугу я бросился не домой,а в сторону припаркованного за двести метров от дома автомобиля.Вы не поверите,но на сорок пятом году жизни во мне открылся талант легкоотлета-спринтера.Забег по пересеченной местности с элементами паркура раскрыл доселе скрытый потенциал. Шока и абсурда ситуации добавлял тот факт,что всю жизнь сторонившийся лесных прогулок,я улепетывал от разъяренной кабанихи посередине современного города. Вот уж правду говорят-«Кому суждено быть повешенным,тот не утонет.»
Загодя открыв пультом двери я буквально влетел в машину и заблокировал двери,будто кабаниха попытается открыть их с внешней стороны. С минуту животное постояло около машины,затем убралось восвояси,миссия по спасению детеныша была выполнена на отлично.
Просидев в машине минут с двадцать и убедившись что опасность миновала пошел домой жаловаться жене на распоясовшуюся в окресностях живность и заливать стресс коньяком,по дороге встретил своего кота,дал ему легкого пенделя,ибо нефиг своей шерстяной полосатостью вводить хозяина в заблуждение,после чего пришлось выслушать минутное возмущенное мяуканье,где явно говорилось о моих недалёких умственных способностях при которых кота от свиньи не отличить и о том что от меня требуется хорошее питание, забота, ласка и уважение, а не вот это вот все. Вся его речь, кроме части о питании, была явным плагиатом украденным у жены. Коту я пообещал что при таких раскладах, искать его по вечерам больше не буду и если он такой умный, то пусть сам себе молоко покупает…

Ещё с утра я заглянул в кабинет генерального продюсера Вадима, но Вадик, не глядя на меня, скукожил страдальческое лицо, чтобы его не тревожили, как будто я отвлекаю хирурга, делающего операцию самому себе. Хотя он просто сидел за столом и громко кричал в «блютуз» – «Окно — вперёд! Стена — назад! Дверь — вперёд! Ещё вперёд!»

Я подумал, что он по телефону командует установкой декораций, пожал плечами и вышел из кабинета.

После обеда, крики из кабинета Вадима только усилились — «Стена! Стена! Ты меня слышишь!? Стена — назад! Как уронила? Ну, твою же мать! Извини, сосредоточься, начнём сначала…»

И уже к вечеру послышалось – «Верх — вперёд! Дверь — вперёд! Низ — назад! Живот — назад! Всё. Должно быть всё. Всё!? Правда всё!? Ура. Мама, я тебя люблю! Ладно, давай, охрип уже с тобой и так целый день дурака проваляли. Все, целую, папе привет!»

Мне стало очень интересно, я заглянул в кабинет. Довольный Вадим метнул кубик рубика в ящик стола, дрожащей зажигалкой поджёг сигарету, и сказал:

— Х-у-у-у-у-у-у, целый день не курил. Кто молодец? Я молодец! А я, кстати, громко орал?

— Да, как будто командовал тушением пожара в школе глухонемых. А что случилось?

— Да, в общем то фигня, если разобраться, но ведь это Мама.

Далее он в красках, лицах и со смешными подробностями рассказал свою историю, но я упрощу её до обезжиренного сухого остатка:

Старенькие родители нашего генерального продюсера Вадима, живут за три тысячи километров от Москвы, в малюсенькой деревеньке у реки Чулымы. В последнее время отец забросил все хозяйские дела, пристрастился к самогоночке, валялся на диване и безуспешно пытался собрать кубик рубика. Мама все пилила его и отец, вдруг поставил матери ультиматум – «Раз ты такая тут умная, то сама собери мой кубик. Соберёшь, даю слово офицера — тут же брошу пить и в тот же день проведу свет в погребе»

А отец Вадима, если пообещал, то сделает, он у него бывший командир танкового полка…

Есть у меня друг детства, Петя. К сожалению так получилось что мы живём в разных странах (он живёт в одной из бывших братских республик СССР) и посему редко видимся. И вот во время последней встречи он рассказал мне такую штуку.

Петя мужик состоятельный, может позволить своей семье достойный отдых. И вот его супружнице, Танюхе, блажь в голову ударила. «А чего это мы каждый год одинаково отдыхаем? Надоели все эти резорты, олл-инклюзивы, гостинцы, перелёты и подобная дребедень. Давай-ка милый супруг организуем вот что. Возьмём в аренду автодом (кемпер) и поедем с детьми по Европе (пацанам по 11 и 8 лет, девочке 3.5 годика). И мама моя с нами поедет, с детьми поможет. Таким образом хоть Европу посмотрим не из окна самолёта. И велосипеды с собой возьмём, совместим отдых со спортом.» Особо Петька кочевряжиться не стал, лишь сказал «Ну ты, мать даёшь. Ладно, хочешь сделаем. Только чур, водительские обязанности делить будем. Заметано?» «Хорошо.» «Вот и ладушки. Куда хочешь поехать?» «Тут народ насчёт Черногории хорошие вещи говорит.» «Ну давай туда.»

Взяли отпуск, арендовали кемпер, и тронулись в путь. До Черногории путь не близкий, но оно и хорошо. По пути можно останавливаться в разных странах, дети кое чего повидают. Коли где чего понравилось, так там и задержаться на пару деньков можно. Доехали до места, отдохнули славно. И накупались, и на великах наездились, и по музеям побродили, и на природе побывали, хороший отдых. Но вот срок назад возращаться, и так подзадержались, времени впритык вернуться. Решили так, сделаем мощный бросок. Будем вести автодом всю ночь и каждые несколько часов меняться.

Петя за руль сел, газ вдавил, ну а дети, жена, и тёща спать легли. Дороги пустые, ехать можно достаточно быстро, даже на границе особо задержки нет. «Пожалуйста паспорта, мой, супруги, тёщин, детские». Погранец мельком взгляд кинет, через считыватель проведёт, штампы шлёпнет и снова в путь. Только пересекли границу Словении Петя автодом остановил. Жена проснулась «чего меняемся?» «Нет, спи. Я просто лицо сполоснуть, потягушки сделать, вот заедем в Австрию, ты за руль сядешь». Тут и мелкая проснулась «Папа, а когда мы будем? А где мы сейчас. А посиди со мной. А расскажи сказку?» Еле еле спать обратно загнал.

Вот и граница Словении и Австрии. Паспорта Словенскому погранцу дал, тот полусонный на автомате их отштамповал и Петя отъехал. На обочнину съехал, надо бы жену будить, за рулём меняться. Вдруг взгляд на паспорта упал, что за хрень — паспортов всего 5. Не может быть, вот старшего сына, младшего, дочурки, жены, тёщин, блин, а где же собственный? На полу нету, на сиденье нету, судоржно карман пощупал -нету. А чёрт, наверное погранец паспорт не вернул. Из машины вышел к пропускному пункту подошёл и на ломаном английском, «эй друг хороший, вы мне паспорт забыли вернуть.» Пограничник «я вам всё отдал.» «Да нет, у меня всего 5 паспортов на руках.» Тот смотрит «нет у меня ничего. Ни на столике, ни под столиком. А давайте-ка я проверю, если я ваш паспорт просканировал. Ой нет, 1, 2, 3, 4, 5 — шестого нет. Как же я так пропустил. Вы дальше ехать не можете, нужен ваш паспорт.»

Тут и Петька на нервах, е-моё, был же паспорт. «Сейчас иду искать.» Бегом обратно в машину, жена уже встала. «Танька, моего паспорта не видала?» «Нет конечно, я спала. Ты же отвественный за все документы.» Обыскал ещё раз, бардачок — пусто, на сиденье — нету, под сиденьем — нету, все отделенья в дверях — тоже ничего. Карманы ещё раз вывернул — тоже ни черта. Хорошо, дышим спокойно, думаем. «А. надо пограничника спросить, а точно ли мой паспорт на въезде в Словению сосканировали.» Бежит обратно, вопрос задать. Тот в системе посмотрел «Да, границу вы пересекли легально, ваш паспорт был отмечен.»

Ну это уже легче, значит документ где то есть. Может погранец что на въезде не вернул? «Дорогой товарищ, а не можете на тот пограничный пункт позвонить?» «Вообще то там уже смена другая, но я попробую.» «Алё, будьте добры, тут один турист паспорт посеял, не у вас ли.» «Нет, у нас всё чётко, никаких паспортов нету.» У Петьки и Таньки нервы на пределе. Ещё раз всё пересмотрели, потом ещё раз. Как корова языком слизнула.

«Чего делать то?» «Давай в наше консульство звонить, наверное горячая линия есть.» «Где мы?» «Ну вроде бы ещё в Словении.» Еле еле дозвонились.

«Дорогой гражданин, в Словении мы ваш паспорт не можем востановить.» «А где можно?» «Звоните либо в наше посольство в Австрии либо в Хорватии.» «В Хорватию обратно ехать — это не вариант. Давай в Вену звонить.»

И снова горячая линия и полусонный голос «Сочувствуем. Но восстановить паспорт можно лишь в Чехии, вам туда надо.» «Петька уже на крик срывается, «а как же я туда попаду? Меня даже от границы не отпускают, и я же и в Австрию въехать то не могу официально, а тут её ещё надо пересечь и в Чехию въехать. Чего делать?» «Извините, позвоните утром, тогда консул будет, может чего и присоветует.» «Спасибо, утешили.»

Ситуация хуже некуда. Скорее всего, даже в самом лучшем случае, это надо делать хороший крюк. А значит вернутся они домой однозначно позже. Естественно всё это значит что Петьке грядёт очень неприятное объяснение с руководством, ибо человек он на производстве очень ключевой и его уже давно ждут, не дождутся.

Уже в н-цатый раз обыскивают машину. Ясное дело, тона в общении несколько повышенные. Танюха говорит «а ну, отдай ка мне все паспорта, пока ты и их не посеял. Маша растеряша.» Он в ответ огрызается «Мать, чем на мозг капать, лучше бы помогла искать.» Тёща начала встревать, ситуация накаляется. Одно хорошо, пацаны дрыхнут без задних ног, а вот дочурка встала.

«А что вы делаете? Почему мы не едем?» «Спи Катенька, мы с папой и бабушкой книжечку ищем.» «А какую книжечку?» «Ну обыкновенную, вот такую.» и Танька девочке паспорт показывает. «Видишь там ещё фотография твоя есть. Ты давай, спи»

И Катенька гордо заявляет «а у меня тоже такая книжечка есть. С папочкиной фотографией.» И из под своей подушки достаёт пропавший паспорт.

В автодоме мёртвая тишина, все лишь воздух глотают. Петька хрипло «Катенька, ну зачем, зачем, зачем? Для чего ты мой паспорт взяла?» «Я проснулась, все спят, только ты машину ведёшь. Но я знаю, тебя за рулём отвлекать нельзя, а мне страшно. Я и взяла книжечку потому что захотела с твоей фотографией спать. Ведь если мне страшный сон приснится, а твоя фотография со мной, ты же меня защитишь всегда. Ведь правда папочка?» и смотрит доверчиво.

Петька в ту ночь прибавил себе добрый клок седых волос. Жену спать отправил, а сам вёл автодом всё ночь. На сон совсем не тянуло. Самое удивительное, что настроение было преотличное. Лишь глаза иногда слезились. Oт кондиционера наверное.

Мама занимается с пятилетним мальчишкой, потихоньку готовятся к школе.
Нужно назвать пять домашних животных, пять диких, пять цветков, и т.д.
Всё идет прекрасно, но деревьев назвал только четыре, пятое никак не вспоминается.
Мать подсказывает:
— Вот дерево мы недавно видели, там еще ягоды были такие красные, круглые?
Всё равно не вспоминается.
Мать продолжает подсказывать:
— Ряяяяя.
— ..диска.

Обгонял сегодня в парке старушку с протянутой рукой. Попросила остановиться. Нет, мелочи не выпрашивала. Попросила сфотографировать бабочку, сидевшую у ней на ладони. Протянула другой рукой сумочку. Объяснила, откуда достать ее сотовый. Чокнутая, решил я. Достал и сфотал.

Но пока я это делал, услышал такое, что сфотал и на свой. Она мать свою ежегодно навещает. В день ее смерти — 18 августа. Прилетает издалека. И каждый раз к ней подлетает бабочка черного цвета, с огненным подбоем. Садится только на ее ладонь, даже если она с компанией. Надолго садится, улетать не желает. Старушка убеждена, что это ее мама прилетает к ней, побыть вместе.

Я скептик от природы. Но Господи, как просто снять трубку и позвонить своей маме, пока ей не придется притворяться бабочкой.

Фото это выложил тут:
https://ru.files.fm/u/wctj4hkt

Байка Игоря Губермана:
Один мой товарищ из Ташкента рассказывал мне, что рядом с ним на окраине жила такая еврейская семья — в общем, её Бабель должен был бы описывать. Отец — огромный, как ломовой извозчик, и три сына, таких же огромных. Они работали на мясной фабрике. Жили по очень жёсткому расписанию: вставали в 4 утра, выпивали по стакану водки и шли на забой скота. Один из сыновей женился, и маленькая жена, обожавшая своего мужа, из такой интеллигентной семьи, однажды спросила — даже не мужа, его она побоялась спросить, нравы были очень патриархальные — она спросила у своей свекрови: «Мама, а почему Боря с утра выпивает стакан водки, а не чашку кофе с булочкой?» Мать очень обрадовалась, ей это просто не приходило в голову, и сказала: «Борух, а чего ты, действительно, как я не знаю кто, с утра пьёшь стакан водки, а не выпиваешь кофе с булочкаой?!» Сын ей ответил: «Мама, ну кто же натощак осилит кофе с булочкой?!»

В тему недавней истории про Элизу, бабушку и «заработай».

Герой истории всю жизнь проработал геологом, а старость встретил в поселке городского типа
в Уральском горном массиве. Сами понимаете тратить заработанное там было негде, с женой они жили в двушке двухэтажного строения из шлакоблоков, поселочек тупо загибался, новостроек в принципе не было лет ..дцать.
Вот он на свои геологические накопления купил своей дочери квартирку в Москве. Дочка училась в университете на биолога, вышла замуж, родила сына. Муженек был из лошар, который периодически все просирал в МММах, Хопрах и прочей дурости. А в 10-х годах вообще сгинул где-то в 404-й. Достаточно тривиальная такая история.
Родители никуда переезжать с Урала не собирались, жили себе вольной жизнью, лазили по горам, ночевали в палатках, рыбачили. Пока буквально за месяц жену не сожрала болезнь. Отца поддержал друг — институтский приятель, пригласивший его погостить у себя в Израиле. Отец там остался на неделю, потом на месяц, а потом задружившись с соседкой приятеля по дому и навсегда. Вернувшись к себе на Урал — он переписал свой шлакоблочный домик на внука и заехал на обратном пути к дочери, решив «обрадовать» внучка наследством.
Заехал и не зря. Дочь умирала, буквально умирала. Требовалась уже пересадка органов и не одна. Это у деканов в МГУ зарплаты миллионы, а у научных сотрудников — на уровне пенсий уборщиц. Лечь в больницу, взять кредит было невозможно. Надо было заботиться о сыночке. Видя как перекошенная от боли мама стирает ребенку носочки, гладит трусики, покупает еду, готовит и варит — отец мрачнел и буквально зверел. Деточке, мальчику, внучонку дорогому уже подступало 30 лет. Деточка так и не смог к этому возрасту закончить институтик, заработать на квартирку, профессию, он никогда не был за рубежом, не знал языков, не был женат, катался на велосипедике по парку и не умел ни хрена, кроме как сидеть в интернете, работать айтишным онанистом (сиречь админом для бухгалтерии). В общем был классическим маменькиным московским сыночком.
Дед не стал ничего говорить, читать мораль, бить в носик мальчику. Он созвонился с друзьями и подругой в Израиле, отправил туда сканы медицинские, собрал все документы на квартиру, заплатил три цены за паспорт дочери и через несколько дней посадил дочь и внука перед собой и объявил им: — дочь завтра летит с ним в Израиль, вот билеты, забронирован и уже оплачен курс лечения в лучшей гематологической клинике. Цена вопроса оказалась всего лишь ..дцать тысяч долларов.
— А я — спросил внучек. Дед ничего ему не ответил.
— Собираем вещи, говорит. Контейнер будет через час.
— Какой контейнер? Какие вещи?
— Квартирные вещи. Какие еще. Вот эту срань — и показал на компы и железки внучонка.
Квартиру я продал. Повезло, что у моего начальника по работе здесь филиал нашего банка. Ему и продал.
Через неделю должна быть освобождена. Ты понял, деточка? Впервые он обратился к внуку. Ты здесь больше не живешь. Твоя мать — будет жить со мной.
— А я, заголосил внучек. А сынуля — заголосила дочка.
— А это гамно двуногое будет жить в этой квартире на Урале и кинул внучку документы на свой шлакоблочный ангар. И до тех пор, пока это гамно двуногое не станет мужиком, не научится жить как мужчина, а не сопля интернетовская — ноги его у нас не будет. Ты поняла, дочь?

PS Эту историю рассказал сам герой рассказа, попросивший меня на моем минивэне помочь встретить внука с семьей, прилетающему к нему чартером Уральских авиалиний. На могилу своей матери и к деду в гости. Инженер-технолог в Росатоме. Жена биолог. Дети близняшки. Квартира шлакоблочная в свердловском пригороде стоит в целости и сохранности. Вдруг правнучек решит стать сисадмином в бухгалтерии детского садика.

О братской любви.
Стою в очереди, мамаша с тележкой впереди меня, в тележке покупки и два мальчика, 6 и 2 лет, братья, две копии, побольше и поменьше.
Меньшая копия егозит и задирает старшую, безостановочно и настойчиво. Старший невозмутим, младший подымает планку достачи и хватает старшего лапой за рожу!!
Мамаша не выдерживает, одёргивает маленького негодяя и выговаривает ему, достаточно строго и жёстко.
Расплакался, горько, жалобно и громко. Мать, молодец, ноль внимания, заслужил.
Тут вмешивается старший братан, обнимает младшего, утешает, тот потихоньку успокаивается и воцаряется мир и благодать, они в обнимку уезжают из магазина.
Маленькая бытовая идиллия.
Вспомнился и мне случай, чем-то похожий, из моей жизни.
Брат был старше меня на 8 лет и доставал меня бесконечно, довёл как-то до белого каления, я взбесился, схватил своё любимое игрушечное ружьё и со всей силы тяжёлым деревянным прикладом огрел брательника, неожиданно и эффективно.
Брат вырубился, валяется на полу, я стою над ним в растерянности с оружием преступления в руках, прибежавшим родителям всё было мгновенно ясно, in flagrante delicto, red-handed, на месте преступления.
Никакого следствия и суда присяжных, ружьишко отняли, поставили в угол, стою и дышать боюсь, шутка ли, брата убил родного.
Мама, фельдшер, привела его в чувство, оклемался потихоньку, меня из угла выпустили, отец настрого запретил давать любое оружие в руки злобного засранца, надёжно запрятал ружьё и они ушли к друзьям.
Брата я не угробил, слава Б-гу, любимая игрушка, однако, потеряна навсегда, сижу и всхлипываю.
То ли брату стало меня жалко, то ли он некоторую вину чувствовал, заварил-то свару он, не просто так его стукнули.
Пустился в поиски, нашёл игрушку мою и притащил, отдал назад, велел прятать от родителей, даже помог найти тайник для ружьишка.
И вот полвеком позже, стоя в очереди и наблюдая за братьями, я понял, наконец, что братская любовь прощает многое.
Понял и оценил, спасибо тебе, брат!

Возил я как-то раз на машине свою, не по годам шуструю и неугомонную бабушку, в магазин.

Почему, шуструю? Да потому, что иначе и не назовёшь. Старушке под восемьдесят, а она еще и в магазин сбегает, и дома приберётся, и к подружке на чай успеет. Вот она — закалка прошлого поколения; война, коммунизм, реформы — всё пережила. И, судя по её неисчерпаемой энергии, капиталистов тоже пережить планирует.

Не сиделось ей на месте, и всё тут. И ведь еще как не сиделось, хоть привязывай. Благо бы просто гуляла, так ведь нет. Спешит куда-то по проезжей части, упрямо игнорируя наличие тротуара. Соответственно и дорогу переходила она всегда по кратчайшей, хотя в нашей стране, светофоры и пешеходные переходы чуть ли не каждые сто метров.

«Мне тут короче, – отмахивалась она всегда, — и не учите меня, как жить». Конечное, кому захочется идти лишние 50 шагов в обход, если цель вот она, прямо перед глазами, на другой стороне.

Мать моя, уже и ругала её, и угрожала: «Собьют тебя, когда-нибудь! Добегаешься». «Не переживай, – отмахивается, – не собьют. Люди добрые. Всегда остановятся, пропустят пожилого человека».

Друг как-то рассказывает: «Еду по городу. Вдруг выскакивает на дорогу человек, прям под машину. Я по тормозам. Резина засвистела, машину юзом потащило. Еле-еле остановился. Глядь, а это твоя бабушка. Идёт потихоньку, улыбается, рукой машет, мол; «спасибо, добрый человек что пропускаешь».

Мать ей уже и работу какую никакую придумает, лишь бы в магазин «за хлебом» не ходила, и заданий понадаёт, чтобы дома сидела. Всё бесполезно. Пока все на работе, проведёт в квартире инвентаризацию, и в магазин за недостачей.

Вот и просит меня как-то мать: «Отвези ка, ты, сынок, бабушку в магазин на машине. А то всё равно ведь пойдет. А так я хоть знаю, что ты повёз, спокойнее будет. Хоть уверена буду, что ничего не случится».

Щас! Как же, не случится?! Случится, да ещё и как.

Усадила её мать, значит, на заднее сиденье, и пристегнула для полного спокойствия. До магазина ехать то совсем ничего; три поворота, два светофора. Забилась бабушка в угол. Дуется, что дочка свободу её ущемляет. Я баранку верчу и выговариваю ей: «Так, мол, и так. Не слушаешься. Теперь мама меня будет всегда заставлять тебя возить. И тебе наказание, и мне. Слушалась бы, так обоим хорошо было бы».

Буквально через пару минут подъехали к магазину. Машину я остановил, не доезжая сотни шагов до парковки магазина, чтобы бабушка могла без помех вылезти и насладиться хотя бы остатком «конфискованной» прогулки. Закинув правую руку на спинку пассажирского сиденья, и повернув голову назад, я начал было фразу: «Всё. Выходи, приехали!», но осёкся на первой же букве. Бабушки не было!

Первые пару секунд я, с вывернутой до упора шеей, остекленело пялился на пустое заднее сиденье. Затем, медленно приходя в себя, заморгал глазками, позажмуривал их пару раз с силой. Никого. На всякий случай ещё раз сел прямо и резко повернул голову назад. Никого.

«Что за бред? Не с ума же я сошёл?! Или? Какие могут быть еще варианты? Может и не было никакой бабушки? Может, я здесь уже давно стою, и просто уснул за рулём? С работы, уставший, задремал. Вот и приснилось, наверное?! Да, точно — сон! Других вариантов быть не может».

Уже, почти убедив самого себя, что нужно ехать домой и срочно лечь отдыхать, потому что, «хорошо, что на стоянке заснул, а не в дороге», заметил вдруг знакомую сутулую фигуру на проезжей части, маневрирующую между резко тормозящих машин. Со счастливой улыбкой на лице, отмахиваясь, от оскаленных в ярости водителей, шла своим излюбленным фарватером к магазину моя бабушка.

Первые пару секунд я не мог поверить своим глазам. А мозг так вообще закипел, пытаясь хоть как-то связать происходящее.

К счастью, через пару минут, наш добродушный «Копперфильд» раскрыла мне секрет своего фокуса, чем правда, заставила ещё больше начать переживать за то, что же сделает мне мама, когда узнает обо всём этом. Трюк оказался прост: «отвлечь внимание водителя его же болтовнёй, и просто выскочить из машины при первой же остановке».

Как я не заметил этого, как не услышал хлопанье двери? До сих пор для меня загадка. И как, с трудом двигающаяся старая бабушка, успела проделать этот фокус с исчезновением, ведь помню я точно, что останавливался два раза на светофорах, да и то, на какие-то пару секунд.

«Я думала, мы уже доехали», — парировала бабушка, на мои шумные возмущения. И как она вообще могла до такого додуматься? Слава Богу, всё обошлось, и все остались целы и невредимы. Вот таким был мой первый, и к счастью, последний раз, когда мне доверили поработать водителем у моей бабушки.

Про стариков можно писать много. Говорят же старики — как дети. Вот вам один из примеров.

Несколько лет назад, когда моя бабушка была еще жива и жила у родителей, рассказала мне мать, такую историю:

Для начала краткое описание действующих лиц: Мама, её Мама — то-есть бабушка и кофеварка.

О кофеварке нужно сказать побольше, дабы в последствии был ясен весь процесс: капельная кофеварка с пластмассовым термосом, а не обычной стеклянной колбой внизу. Видимо для того, что бы кофе дольше оставалось горячим.

Пришла, значит, мать как-то с работы и решила выпить чашечку кофе. Вставляет бумажный фильтр, наполняет его молотыми зёрнами, наливает воду, ставит снизу этот термос, включает тумблер и уходит.

Вернувшись через некоторое время, вытаскивает термос и наливает кофе в кружку. Не наливается. Откручивает крышку термоса. Пусто. Поднимает крышку кофеварки. Фильтр, полон кофе, которое по какой-то причине не слилось в термос.

Мать – не глупая (вся в меня), задумалась: кофеварка новая, всегда варила кофе исправно, без проблем, а сегодня вон что-то сломалось. Ну, сложного быть в таком устройстве ничего не должно, починю возможно сама.

Осмотрела кофеварку, вроде бы систему поняла: вставленный термос давит крышкой на язычок под фильмом, который в свою очередь открывая клапан, позволяет наполниться термосу. Вынимая же термос, язычок вновь возвращается на место и перекрывает слив.

Вставила термос. Высунула. Опять вставила. Ага! Вот она причина! Не достает крышка термоса до язычка. Низкий какой-то термос стал. Приподняла термос немного. Достал до язычка. Вытащила опять. Вертит в руках: «Странно. Не тот термос что ли? Да нет. Других то и не было, вроде как. Этот — единственный. Да и вчера им же пользовалась, точно помню. Мистика!?».

Осмотрела внимательно кофеварку еще раз. Нигде нет ничего, кроме этого язычка, чтобы хоть как-то переключалось или двигалось.

Уже совсем отчаявшись, с перекипевшим мозгом, решив, что «пусть в этом разбираются мужчины», она интуитивно, по привычке, ставит чистый термос крышкой вниз на стол где он обычно сохнет после мойки. И перевернув, вдруг замечает подозрительно некрасивую поверхность, внизу термоса. Взяла его опять, поднесла поближе к глазам, рассмотрела и. «Эврика!», Вот оно! Пластмассовый термос оказался расплавлен снизу на пару миллиметров, что и соответственно уменьшило его по высоте.

И все бы вроде хорошо. И вроде бы победа. Причина выяснена, можно торжествовать, но . возникает другой вопрос: почему термос расплавлен?.

Мама, включает всю свою женскую логику и пытается усилием мысли разгадать загадку. Усилие мысли не дает положительных результатов. Тогда она прибегает к испытанной временем методике: пускает в ход самое сильное оружие – язык, и начинает выпытывать у каждого, кто что знает об этом мистическом явлении.

После изнурительной вокальной пытки, в преступлении созналась бабушка.

Оказывается, она решила помочь по хозяйству — вскипятить чай. Налила в этот самый пластмассовый «чайник» воды и поставила его на электрическую плиту.

Через несколько минут, учуяв запах паленной пластмассы и найдя источник зловония, бабушка просчитав все возможные варианты последствий её тимуровского рвения, помочь по хозяйству, скорее всего не будет одобрено, замазала следы преступления и вернула термос на его изначальное место в кофеварке. Мол, так и было; «я — не я, и корова не моя».

Но как сказано в Библии, что всё тайное становиться рано или поздно явным, то и это бабушкино безвредное злодеяние не смогло остаться утаённым и было искусно разоблачено, самым лучшим в мире детективом — мамой.

Мама рассказывала, она ещё в девках была, где-то после войны, поехали они всей семьёй к родственникам, мать, отец, и они с сестрой. Дальше от её лица.

Стоим на платформе, ждём поезда, папа говорит — пойду говорит в туалет схожу. А туалеты там в конце платформы, за вокзалом. Ушел, а минут через пять оттуда, со стороны туалета, бегут по перрону трое. Три парня. Что есть мочи бегут, перепуганные, оглядываются. А за ними отец. Глаза страшные, лицо перекошеное, и орёт. Чего орёт непонятно, но явно не из словаря Даля. Мы от страха чуть не описались, я отца таким страшным никогда в жизни не видела. Он тихий был, спокойный.

Они мимо пробежали, мама нас в охапку, стоим, дрожим, что делать не знаем.
И тут смотрим, идёт папа назад, как ни в чем ни бывало, улыбается, папироску курит.
Мама ему — Что случилось?!
Он — А, пристали в туалете, дай мелочи на пиво. Я говорю — нету. Они обступили, чувствую — будут бить.
— Что, подрались? — спрашивает мама.
— Да куда! Трое, каждый здоровей меня! Слава богу, обошлось.
— Ага, — говорит мама, — мы видели, как обошлось. Чем ты их так напугал?
Папа говорит:
— Так я стою и думаю: отдать деньги — стыдно, не отдать — побьют. И в кармане хоть бы ножик перочинный. А нас ротный как учил: в рукопашном бою говорит главное — правильное выражение лица. При правильном, говорит, выражении лица противника можно обратить в бегство даже без применения холодного оружия. Шутки шутками, но такая меня злость взяла, говорю «Ну, гады!», и руку в карман. А в кармане расчёска. Эти кааак ломанулись, только пятки засверкали. Я специально не шибко бежал, чтоб не догнать. Думаю — догоню, а чего с ними делать? Я в рукопашную-то ходил, а драться толком так и не умею.

Мама успокоилась немного, говорит:
— Больше мы тебя одного в туалет не отпустим!
Папа говорит:
— Ага! На войну одному можно, а пописать нельзя?
Но с мамой было лучше не спорить. И всю дорогу мы как три дуры караулили его возле мужского туалета. А он над нами издевался. Войдёт в туалет и кричит оттуда:
— В помещении чисто! Хулиганов нет!
Выйдет, и докладывает, громко, специально на всю улицу:
— Товарищ командир, разрешите доложить, рядовой Смирнов оправился! Во время оправки никаких происшествий не случилось! Жду ваших дальнейших указаний!
Мама его ладошкой по спине треснет:
— Что ты нас позоришь на всю улицу!
А он:
— Я вас позорю?! Да я если бы знал, как выйдет, лучше бы я тем хулиганам всю мелочь отдал!

Мою 21-ю Волгу моя мама выиграла в новогоднюю лотерею, последнюю, где такие Волги разыгрывались. Правда, выиграла она ее на троих.

Они с сотрудницами купили пачку лотерей. А мне, пацану, в шутку дали их проверить.

Удача была невероятна, как чудо. Даже долгие выплаты долгов двум другим участницам не могли омрачить нашего счастья ехать или даже сидеть в этом воплощении мечты советского человека.

С тех пор я никогда ничего в лотерею не выигрывал, хотя до этого, покупая три лотерейных билета по 30 копеек был уверен, что хотя бы рубль да выиграю. Стало быть, свою долю везения с той Волгой я уже получил. После гибели отца в 1981-м году я так на этой красавице и ездил до самого убытия в Канаду в 1998-м.

Мне за неё не раз предлагали новенькие Жигули, но Волга, даже немолодая, в отличие от продукции автоваза, была Автомобилем.

Я не припомню, чтобы хоть раз не доехал на ней до гаража.

Конечно, по тем временам необходимые инструменты и лёгкие запчасти возились с собой в багажнике, но возвращение домой на двух цилиндрах всё-таки было подвигом даже для этой машины. Тем не менее, Автомобиль справлялся всегда.

А уж с текущим радиатором, без тормозов или сцепления я ездил почти без проблем.

Когда же мой Автомобиль приболел, один бывший танкист меня научил переключать передачи без сцепления. Да, оказывается что в танках тоже есть сцепление, но пользоваться им считается у танкистов дурным тоном. А этот майор был владельцем такого же Автомобиля, и большой разницы межды ним и танком не находил.

И сам чёрт мне стал не брат, когда я поставил на заднюю ось ЗИМовские колеса. По любому бездорожью, на ледяном подъёме вверх без сцепления Автомобиль пер без всякого напряга.

А вот сейчас в Канаде я езжу на маленьком Кадиллаке, немецкого, что интересно, производства, с кучей всяких нужных наворотов, и постоянно нервничаю из-за какого-то снежка на дороге. Что не так в этом современном Кадиллаке, или это что-то изменилось во мне?

А ведь даже и цвет у моей сегодняшней машины такой же. Похоже, что сработало подсознание, я этого Кадиллака взял, видя Автомобиль закрытыми глазами.

Увы, после моего отъезда мать продала Автомобиль за рубли как раз перед дефолтом, примерно за 1000 долларов.

А сейчас он, конечно, уже давно на Валгалле, специальной такой Валгалле для настоящих Автомобилей.

Добрых тебе там дорог, старина!

— А что делать если они такими и были?
Chaffinch

Недавняя дискуссия сподвигла задуматься, а какими, правда, они были, наши деды?
Чтобы не быть голословным и никого не обижать расскажу о своём втором деде.
Смеха особого тоже не обещаю, хотя и историй типа «все погибли, один выжил» не будет.

Дед рано остался без родителей. С 12ти лет работал на шахте — погонял лошадей, тянувших наверх вагонетки с углём.
Потом срочная в армии, а через несколько лет и война.
Отказавшись от шахтёрской брони ушёл на фронт добровольцем.
Воевал под Москвой, был ранен и по излечении направлен на ускоренные офицерские курсы.
Служил в разведке, первый орден Отечественной войны II получил за рейд и подрыв моста. Тогда из восьми человек вернулось двое.
Ещё раз был ранен.
Потом поставили комендантом штаба корпуса, потом начштаба этого же корпуса взял к себе в адъютанты.
«Адъютант Его Превосходительства», ага.
Пиждак с наградами деда я по малолетству от земли оторвать не мог. Там металла было килограмм на пять.
Войну закончил капитаном.
После войны, до пенсии, снова работал забойщиком на шахте.
Моя мама ходила мимо той шахты в школу. Рассказывала, что на Доске Почёта все фотографии были чёрно-белыми и только батькина — жёлтая, выгоревшая.
Много лет там несменяемо висела.

Это интересно:  Анастасия Панина и ее Муж Свадьба

Это с одной стороны.
А с другой.

Дед всем говорил, что он майор запаса. Всё-таки старший офицер, не то, что какой-то капитан.
В последние годы ордена и боевые медали (без юбилейных) висели над кроватью в рамочке. И туда же были приколоты три картонных ордена Славы, вырезанные из поздравительной открытки к 9 Мая.
Издали смотрелись, как настоящие.
Среди наград были медали и за освобождение Праги и за взятие Берлина. Это при том, что, как я недавно выяснил, его корпус встретил Победу в Остраве (восток Словакии) и никогда ни в Праге ни, тем более в Берлине не был.
Значит при массовой раздаче в конце войны подсуетился и штабные друзья-писари внесли его в списки.
Ещё раз повторюсь СВОИХ наград у деда было предостаточно, Ордена Отечественной войны I и II степени, Красная Звезда, Медали «За Отвагу» и «Оборону Москвы». Получены честно, до перехода в адъютанты и в наградных листах описаны реальные подвиги.
Кстати, всё, что я узнал про его военные дела — из наградных листов. Сам дед на просьбу рассказать о войне тут же переходил на мат.
Да такой, что я, выросший в «неблагополучном» рабочем районе и сам отслуживший два года в армии, а потому материалом, в принципе, владеющий, иногда затруднялся определить что и куда именно они в тот раз фрицам засунули и в какую сторону вертели.
При этом ещё и брехал безбожно.
Жену свою лупил смертным боем. В пьяном буйстве был страшен и успокоить его могла только любимая «доця», моя мать.
Но после любой попойки всё равно вставал в 4 утра, натаскивал воду из колонки, растапливал печку, поливал огород, кормил кабанчиков и шёл на смену.

Вот как к нему относиться? К человеку, который работал, воевал, пил и бил жену с одинаковым остервенением.
Который врал и пел песни одинаково самозабвенно, с душой. Его «Розпрягайте, хлопці, коні» до сих пор в ушах стоит.
Который прожил, в общем-то, трудную и безрадостную жизнь и готов был отдать её и за друга (был случай в шахте) и за Родину не раздумывая.

А вот так. Цельно. Не разделяя.
Вот такими они были. Русские, украинцы, белорусы — какая, нахрен, разница?

Все те, кто мечтал после Победы всем вместе собраться за одним большим столом.
И грянуть «Смуглянку».

Лет 10 тому назад приключилась у меня полоса неудач, причём в жёстком стиле.

Началось всё с того, что из-за склок учредителей закрылась фирма, где я работал.
Потом мы с коллегой «отмечали» это событие у меня дома, а на следующее утро
я подбросил его на машине до вокзала.
На обратном пути тормознули ГАИшники, и за остаточное промилле лишили прав.
Вернулся домой, на нервной почве поскандалил c подругой, и она уехала к маме.
Причём не к своей маме, а к моей, поскольку её-то мама в Ивано-Франковске,
а моя в соседнем городе живёт. Так я за пару дней, последовательно лишился
работы, прав, и приятного общества своей гражданской жены.

И вот, сижу я в опустевшей квартире, рефлексирую. Тут внезапно звонок.
Один приятель «с нашего двора» с богатой биографией, сейчас уже и не помню
по какому поводу позвонил, и предложил встретиться, мол, давно не виделись.
Ладно, говорю, приезжай тогда ко мне, а то я безлошадный.

Приехал Генка, и я за дружеской беседой обрисовал ему текущую ситуацию:
Работы нет, прав нет, подруга сбежала. Что, конечно же, разеселило его изрядно.
Вдоволь повеселившись, изложил он мне такую идею.
Говорит, предлагают ему сейчас хорошее место водителя в семье, а работа —
не бей лежачего. Дочку в школу отвозить, да маму её по магазинам, все дела.
Вот только водитель со своей машиной нужен, а у него нет, а у меня Ауди,
и тут очень вовремя (ха-ха-ха) меня как раз на целый год прав лишили.

И начинает меня уламывать: дай мне машинку свою, я её сильно не ушатаю,
а ты сейчас без работы и когда ещё найдёшь (кризис 2008 наступил), а я тебе
ежемесячно деньги буду башлять, за аренду авто значит.
И повёлся я на это дело, договор аренды оформил и доверенность на авто.
А приятель оказался с гнильцой, и заплатив сразу за первый месяц, дальше
просто тупо перестал платить. На звонки не отвечал, прятался.
Я даже разок к нему домой приехал, как раз в тот соседний город,
где мать моя (с подругой теперь) жила. Дверь не открыл он. Что делать?
На угон подавать не хотелось, у приятеля были раньше проблемы с органами,
так что запросто могли посадить, а я ж не зверь — жизнь ему ломать.

Что же здесь смешного? Спросите вы. Смешного мало, зато есть парадоксальное.
Шла в том городе по улице подруга моя, а про историю эту она была в курсе,
поскольку маме я проговорился. Ну и вот, идёт и видит — стоит наша Аудюха.

Тормознула проезжающую мимо тачку, выпросила ключ у водилы, и свинтила номера.
Потом позвонила мне, и ещё другу моему одному — приезжайте, тачка нашлась!
Пришёл Генка, и натурально попытался у подруги номера отобрать. Какое там!
Тут и друг вовремя подоспел, потом и я подтянулся. А парадокс ещё вот в чём:
Как раз в этот день я устроился на новую работу.
Так, за один день всего, последовательно вернул работу, машину, и жену.

Вагонные споры последнее дело, когда уже нечего пить! И поезд идет, и купе опустело, и тянет поговорить.
Довелось как то в 2010 году ехать из Москвы с друзьями через Киев в Бухавель на лыжах кататься. Нас в Киеве ждали друзья и два дня развлечений. Мы с товарищем зашли в купе, где уже разместились две женщины лет под пятьдесят. Одна типичная хохлушка — веселушка, которая на все присказку имела и женщина похожая на учительницу. У нас из вещей только два рюкзака с вещами и пакет с выпивкой и продуктами, у хохлушки-веселушки штук пять баулов со шмотьем, у учительницы только чемоданчик на колесах. Женщина все сокрушалась и переживала, что не хватит двухсот гривен чтобы откупиться от таможенников за баулы, на что учительница сказала чтобы та ни о чем не беспокоилась и все вопросы с таможней она разрулит. Мы уступили им свои нижние полки и забросив рюкзаки ушли в вагон ресторан покушать и поиграть в картишки. Когда мы вернулись уже за темно, женщины сидели и о чем то в пол голоса беседовали, учительница слушала историю про сына женщины, который против воли матери женился на женщине старше себя на три года и с двумя детьми, родив третьего. Из за конфликтов с матерью они ушли на съемную квартиру, и от помощи матери отказываются, хотя у нее какой то магазинчик шмоток на Шулявке и она помогает второму сыну понемногу. Она никак не могла поверить что у них любовь, как ей высказал сын и он одумается и женится на дочери ее подруги, которую она с детства пыталась ему сосватать. Что она только не делала чтобы открыть ему глаза на ее недостатки, но сын просто замыкался в себе пока не съехали на съемную квартиру. И она свято верила в то что желает ему только хорошего а он мать не слушает! Весь этот рассказ я слушал в пол уха а учительница молча не перебивая с какой то грустной улыбкой!) Когда монолог прервался, она спросила женщину, правда ли та думает что делает сыну хорошо? Та ответила утвердительно! Тогда она стала рассказывать.
Она оказалась судьей по гражданским делам из Харькова и буквально за пару лет до этого у нее в производстве было дело. Обратилась одна молодая семейная пара на определение отцовства дочери. На первое заседание они пришли втроем, дочери два года, вылитая папина внешность, пшеничные волосы и такие же лопоухие ушки! Причем на экспертизе настаивала мама ребенка! Судья посмотрев на дочь с улыбкой сказала, что может не стоит тратить деньги на генетическую экспертизу а дешевле в зеркало посмотреть? )) Но они шутку не оценили и настояли на своем! Когда муж ушел, а она осталась что то подписать, судья спросила зачем ей это? И она рассказала историю..
Они жили в одном доме, но до армии пожениться не успели, так как его мать была против, и он попал служить в часть в том же городе. Несколько раз бегал в самоволку и ко времени его дембеля она благополучно родила девочку. Он стал жить у нее, но мать все время твердила сыну что она шалава и он рогоносец и растит чужую дочь! Даже то что она имеет полное портретное сходство с отцом его мать не убедило. И однажды он пошел выносить мусор и не вернулся домой к жене а ушел к маме! И чтобы доказать свою правоту она заказала экспертизу отцовства. Когда пришла экспертиза они пришли за результатом и ожидали в коридоре сидя на лавочке и держа друг друга за руки не переставая целоваться! Она говорила что не могла минут тридцать их пригласить, так как результат давал стопроцентную гарантию что он не является отцом дочурки. Просто не могла подобрать фразу для начала разговора. Соврать чтобы сохранить семью она не может, и правду сказать обязана! Потом как будто что то ее толкнула и она поняла что надо сказать, хотя в результате не была уверена. Они зашли забрать заключение держась за руки и улыбаясь, а муж сказал что уже пожалел что за блажь деньги заплатил и время потерял. И тут она им говорит, что они молодые и у них вся жизнь впереди и главное что они любят друг друга поэтому должны правильно понять все что она скажет! Зачитав заключение экспертизы она поняла что уже ничего их не сможет держать вместе. Он молча смотрел с презрением на супругу, она пыталась доказать что здесь ошибка и этого не может быть! Но экспертиза не ошибается! Парень снял кольцо, положил на стол с ключами от квартиры и фотографию дочери и молча вышел не попрощавшись! Она повторяла одну фразу про то что это ошибка и она докажет свою правоту! Но только доказывать было некому уже! . На глазах женщины блестели слезы, хохлушка тоже вытирала глаза платочком. Они молча смотрели в окно несколько минут, потом хохотушка сказала что благодарна судьбе за попутчицу, которая вылечила ее от глупой материнской ревности и излишней заботы и опеки.
Извиняюсь за много букафф, не правильно расставленные запятые и орфографические ошибки!!))))
Да, когда зашли таможенники она достала ксиву и сказала что это ее вещи, они откозырнув молча ушли, и даже погранцы бегло посмотрели паспорта у нас и вопросов не задали!)))

Когда мы были совсем молодые и дерзкие (другими словами — работали в консалтинге), нас с коллегий занесло проводить ИТ-аудит одного очень большого и очень вредного химического завода. Завод уютно располагался, от греха подальше, под Иркутском. Аудит-то мы проводили-проводили, и даже провели (говорю ж — молодые и дерзкие были), но самая главная задача оставалась нерешенной: побывать на Байкале и не побывать на Байкале — это как-то даже глупо. И тут, оппа! — обратных билетов не оказалось! Ближайший рейс — только через 2 дня (честно-честно, всё так и было, бухгалтерия не даст соврать!). Что делать? Правильно — мы страдали, переживали, рвались на работу, но пришлось скрепя сердце пережидать задержку в недавно открывшемся единственном 5-тизвездочном отеле на байкальском берегу. Такая вот тяжелая была жизнь у консалтеров. Выживали, как могли. 😉
Как-нибудь потом я расскажу, как мы там мучались на канатной дороге, в океанариуме с нерпами, на катере по Байкалу, покупали «самый дорогой коньяк, за 120 рублей» в окошке сельпо после ночного купания и как в первый вечер выскакивали на балкон ресторана «смотреть на Байкал» (виски не давал нам смущаться тем, что на балконе был первый час ночи, ливень стеной, тьма кромешная, и семь официантов в зале, которые шеренгой стояли у дверей и смотрели на цирк имени нас, пока мы «смотрели на Байкал»).
Сейчас, собственно, байка про первые 15 минут в отеле или как я заработал первые седые волосы. )
Буквально час на убитой маршрутке от Иркутска — и мы в деревне Листвянка (это прямо там где Ангара из Байкала вытекает). Нашли отель. Искали долго, но справились — нам сильно помогло то, что новый отель — это единственное 8-миэтажное кирпичное здание среди трех окружающих деревянных бараков. ) Внутри — действительно похоже на 5 звезд, всё евроремонтисто и клиентоориентировано. Даже к нам. Даже — потому что 2 высокооплачиваемых бизнес-консалтера представляли собой существ в кросовках, дизайнерски-рваных джинсах (у Ольги дизайнер был специально обученный, а у меня — я сам себе) и оранжевых футболках. Отличались мы, в общем-то, только одним — я был конкретно небрит. У Ольги так не получалось. ) Мы сфокусировались на ресепшене, получили чип-карты и решили сгонять на попутном лифте в номера, бросить сумки. На дворе стояло часов 11 утра, ничто не предвещало.
Дальше попробуйте всё представлять в красках.
Выходим из лифта. От холла идут 4 небольших коридорчика в 4 стороны (планировка «крестом»). Раннее (не забыли? на часах что-то около 11.00) солнечное утро, в отеле мы в тот момент были единственные, кажется. Тишина ГРОБОВАЯ, только птички за окном чирикают. Топаем в ближайший коридорчик, смотрим на цифры на дверях, я впереди, Ольга сзади. Делаю шагов 5 — цифры не те, не наш коридорчик. И тут за спиной тихое протяжное Олино «бляяяяяять. «. Резкий разворот — вижу как Ольга в холле смотрит на что-то у лифтов (мне за углом ничего не видно) и готовится сползти вниз по стеночке. И не считая этого «бляяяяяять. » первозданную байкальскую тишину не нарушало ни-че-го. Я про себя думаю что всё-таки мама была права и надо было идти в музыканты, но делать нечего, теперь придется идти смотреть, что ж там такого страшного до усрачки Оля рассматривает. Может, оно мне тоже пригодится. ) Выскакиваю за угол и фалломорфирую не успев остановиться — у лифтов стоят.
Эх, такой соблазн написать «завтра доскажу, сейчас уже спать хочется». ;)))
. у лифтов стоят двухметровые мохнатые Чип и Дейл. Чип, мать его, и Дейл, мать его тоже! В ГРОБОВОЙ тишине! Холл был пуст 5 секунд назад! А сейчас перед нами стоят двухметровые ЧИП и ДЕЙЛ! И ни звука.
Они не двигаются. Мы не шевелимся. Они смотрят на нас. Мы смотрим на них. Тишина. И только тихонько шуршит первая седина на моей голове.
Дзынькает открывающийся лифт. Чип молча поднимает лапу, машет нам и глухим баском говорит:
-Грибов надо меньше жрать!
Они заходят в лифт. Двери закрываются. Оля таки сползает до пола. Я таки рожаю вопрос «И что это было?» Ну, точнее рожаю я его другими словами, но если мат опустить, то покажется, что я молчал. Вот ЧТО это могло быть?
Не, потом, когда мы экстренно употребили половину виски в баре, в ситуации мы разобрались (ну не без помощи поставленного на уши персонала, но всё же).
У отеля была первая годовщина и праздник по этому поводу. Они позвали аниматоров. Аниматоры переодевались в номере на нашем этаже. У костюмов здоровые шерстяные лапы, а в отеле на полу толстые новые ковры. Когда мы заходили в один коридорчик, аниматоры спустя пару секунд выходили из другого. А если вы любите ходить по ковру в валенках, то ваши перемещения окружающим слышно довольно таки фигово. Прямо скажу — вас вообще нифига не слышно.
Ну а увидев нас в холле — первых встреченных живых людей в отеле, аниматоры честно начали делать то, зачем их позвали — приносить радость и веселье. Ага, принесли по полной, доставай лопату, обратно отсыпать будем. )
И про грибы — это у него такая искрометная шутка экспромтом родилась. Говорит — уж больно у вас лица были озадаченные, захотелось пошутить, обстановку разрядить. Это Чип нам сам потом рассказал, когда мы этих блядей шерстяных на набережной днем встретили. )

Объяснительные в раввинате на подтверждение еврейства.

По субботам мы даже на оленях не ездили.

Я каждый день ходил в синагогу. У нас в Риге было две синагоги: одна католическая, другая православная.

Бабушка была очень религиозная женщина и всегда учила нас детей не употреблять в пищу не кошерное с кошерным.

Мои родители очень набожные люди. Отец по субботам не разжигает огня, а прикуривает от свечи, которую мама зажигает по пятницам. Мама вообще не курит.

Признаться честно, я там был членом партии, но на все советские праздники посещал синагогу.

Господь пригласил Моисея на гору Синай, чтобы передать Тору в интимной обстановке.

Из вcех четырёх братьев моей мамы, только один не был евреем.

Наш брак зарегистрирован в хупе, в присутствии понятых.

Когда у нас родился внук, мы окрестили его еврейским именем.

Первый срок мне дали за троцкизм, а второй за сионизм. Так что я всегда оставался религиозным евреем.

У моего отца вторая жена была еврейкой. Я родился от второй жены. Это могут подтвердить мой отец и его первая и третья жёны, которые меня не рожали.

Когда я вырос, мама сказала мне, что мы евреи. Сам я до этого не додумался.

Так как мы с Украины, то семья очень страдала, а другие ели сало.

Часто на ужин, бабушка жарила фаршированную рыбу.

В Судный День в нашей семье не давали кушать. Но объясняли за что.

Я и в Ташкенте всегда ходил с покрытой головой и в головном уборе.

Да, конечно я на своей свадьбе разбил несколько стаканов.

Первым евреем считается Авраам — потому, что его выгнали из дома.

У нас два комплекта посуды; один для рыбных блюд, другой для мясных.

Моя бабушка Евдокия Никифоровна Колышкина, проживавшая в с 1904 года в Одессе, зарабатывала на жизнь, стирая бельё в еврейской семье. Впоследствии она имела любовь и интимную связь с главой семьи Иосифом Давидовичем Розенбергом. От этой связи родилась моя мать, Антонина Иосифовна Розенберг, которая с семнадцати лет также зарабатывала, стирая бельё в еврейской семье в Одессе. В 19 лет в результате романтической связи моей матери с главой семьи Яковом Моисеевичем Шульцом, родилась я, Екатерина Яковлевна Шульц. В настоящее время я нахожусь в Израиле по гостевой визе, и работаю помощницей по дому (стираю белье) в еврейской семье в городе Афула.
Скажите, сколько нужно еще перестирать белья, чтобы подтвердить свое еврейство.

«Люблю родственников, чем они дальше — тем больше я их люблю» ©

Жил у нас дворовый кот. Просто приблудный, однажды утром открывая дверь вошел ОН и прямым ходом на кухню — «я тут всегда был, вы просто не замечали!»
Звали кота по дворовому просто — Василий, он же Васька, он же Васенька, он же «Твою мать, нахрена ты съел морковь, если у тебя полная тарелка кошачьей еды?», ну и куча других имён присущих только дворовым котам.
В еде Васенька был привередлив, ел только на букву «Ф» — то есть ФСЁ!

Ну а теперь сама история:
Приезжает к нам в гости «Мать её», в смысле жены, в смысле ТЁЩА!
Уже с вокзала началось — ты не правильно руль держишь, не поворачивай так резко и так далее. Через 10 минут поездки нервы были если не на пределе, то как минимум на стадии «уедет — напьюсь, хоть я и не пьющий». «Мама» приехала на ночь, погостить, посмотреть на столицу, на то как живёт дочка и поехать домой. Конечно же на это время нужно было взять 3 баула с тряпками и жрачкой.
Ладно, кое как доползаю до 4-го этажа с её сумочками, открываю дверь, впускаю тёщу. Затаскиваю баулы.

Убегая встречать тёщу я сделал непростительную ошибку, даже две — не закрыл кухню и оставил на плите полную кастрюльку борща. Пока я встречал «Маму» умный Васенька пробрался на кухню, снял крышку с кастрюльки и, бинго!, улакал чуть ли не половину кастрюли (вредное мясо не хотело всплывать и было в самом низу). Животик котика от такого конечно же слегка раздулся — в общем на плите рядом с кастрюлькой сидел такой рыжий шарик с 4-мя лапками. Васенька сидел и решал сложную задачу — как бы это не расплескав донести до щели между диваном и стеной, ибо за такое можно и нагоняй словить, а спрыгнуть заправленным вкусным борщиком и мясом по самые уши и даже больше — проблематично.

Ну в общем запускаю Маму в дом и пытаюсь затащить её баулы, потихоньку закипаю. Тёща это наверное почувствовала и шмыгнула на кухню, да бы не мешаться под ногами. Села на табуреточку около плиты и изображает саму невинность. Мой любимый Васенька увидев такую хорошую «ступеньку» на которую можно спрыгнуть с высокой плиты и незамедлительно решил ей воспользоваться. Вот только. наклоняясь для прыжка котик не учёл — всё то что он до этого сожрал обладает, так сказать, повышенной текучестью — при наклоне весь борщик подступил к горлу и котик не удержался — сблевал прямо на колени Тёще, на новый молочно-белый костюм.

В общем «Мама» застирывала костюмчик в ванной до приезда с работы моей ненаглядной, а у меня было время не только отдохнуть от всего этого, но и поглаживая любимую рыжую сволочь выпить пару рюмок коньяка.

Еще в советское время у нас был кот, и, когда мы уехали в отпуск на юга (а жили мы на севере), имели неосторожность отдать кота на попечение соседу, часто прикладывающемуся, как тогда выражались, к бутылке. В СССР таких личностей держали на работе, журили, взывали к их совести, лечили, но увольняли очень редко. И уж конечно, из квартир не выселяли (если только она не была служебной, нужной для других работников).

И поэтому, чувствуя себя в относительной безопасности, побухивал он по-тихому, ползал на работу, уходил в запой, потом лечился, обсуждался потом на профсобраниях, получал выговоры и опять неспешно работал, в общем, жил неплохо. Кроме того, казался человеком он добрым, поэтому доверить ему животное было почти не страшно. И вот, мать у меня оставила ему денег на еду для кота, наварила полосатому густого супа с мясом (а кастрюлю с этим супом я сам тащил в соседский холодильник), поцеловала его в розовый нос, пообещала коту скорее приехать, и мы, в общем, отправились в отпуск. Мама говорила в поезде, беспокоясь за Тимошу (так звали котяру), что других кандидатов в попечители не было — кто-то не соглашался его брать, а кто-то сам уезжал в отпуска.

В общем, на отдыхе были полтора месяца, позвонить, спросить о котовской судьбине было нельзя, телефоны были редки, письма писать смысла не было и, в общем, оставалось только гадать, как там обстоят дела. И вот, прибыв в родной город и только затащив чемоданы в квартиру, мама бросилась к соседской двери и стала звонить. Звонить пришлось долго, сосед не открывал, и нам в головы уже лезли самые ужасные предположения, когда наконец послышалось слабое шуршание около замка и дверь открылась.

Перед нами стоял сосед в майке- алкашке и в тренировочных штанах с висячими коленями, общий вид его был ужасен, его подбородок был покрыт густой бородой, а руки тряслись. Мать сразу все поняла: «Где мой кот, где мой Тимоша!»- закричала она, и оттолкнув соседа, ворвалась в квартиру. В общем, кот был там, среди газет, бутылок, общего бардака и он был жив. Мама потом говорила, что очень боялась обнаружить в квартире какие- либо части кота, которые сосед не успел перевести на закуску. Но вид у кота был очень худой, облезлый, грустный — казалось, что кот принимал непосредственное участие в запое соседа в качестве собутыльника.

«Чем ты его кормил!» — кричала мама — «Чем ты его кормил, алкаш, отвечай!» — на что сосед, запинаясь и пряча трясущиеся руки, бормотал, что покупал он все — и мясо, и колбасу, и рыбу, варил ему кашу, макароны, кот все ел с огромным удовольствием, а почему такой худой — значит, не в кота корм. И что он только что съел последние оставшиеся продукты и сейчас, в данное время, является сытым и счастливым животным. Кот вдруг, в подтверждение его слов, выгнул спину и с удовольствием потерся об ноги алкоголика, от чего тот чуть не потерял равновесие. «Ну, хоть не издевался» — сказала мама, схватила кота и мы ушли к себе в квартиру.

Дома она первым делом стала кормить кота привезенной домашней тушенкой, но, к большому изумлению, как бы подтверждая слова соседа, кот ел очень неохотно, постоянно поворачивал морду, и в конце концов, отошел от миски, полной мяса. «Ну, пусть сам разбирается, что ему нравится» — сказала мама — » Спасибо что живой хотя бы, и лапы-хвост целые». Тем более, что на вечер был запланирован праздник, были позваны гости и нужно было готовить стол.

И вот, в разгар застолья мама взяла на руки кота, чтобы показать гостям, какой он стал худой и жалкий, задохлый и грустный. Она стала с возмущением рассказывать про саботаж и вероломство соседа, как вдруг кот, увидев что-то вкусное на столе, вырвался у нее из рук и прыгнув, оказался между тарелками с солеными огурцами и колбасой. Повернувшись к соленым огурцам, кот с жадностью стал их жрать, сев жопой в колбасу и водя хвостом по домашней тушенке. А потом, схватив кусок черного хлеба, спрыгнул со стола и сбежал.

Ну и вот, все сразу поняли, в чем тут дело. Сосед, оказывается, можно было так сказать, был веганом, но веганом не по убеждению, а по воле обстоятельств — огурцы и черный хлеб продавались в любом магазине, не отягощали алкогольный бюджет, и кроме того, являлись мировой закуской. В подтверждение этой догадки коту дали попробовать сырок «Дружба»- и кот тоже ел его с большим удовольствием.

В общем говоря, в течение полутора месяцев кот питался по соседской диете и поэтому выглядел так хреново. Остается лишь добавить, что для того, чтобы возвратить его в лигу мясоедов, понадобилось две недели и особый режим для хлеба, сырков и огурцов. Все это запиралось на кухне, не оставаясь в комнате без присмотра. Вот так и закончилась эта история.

Могу лишь добавить, что в конце застолья, когда пыл от возмущения веганизацией кота остыл, подобревшая от домашнего вина мама налила полный стакан водки, сделала бутер с соленым огурцом и черным хлебом и сказала- «Иди, отнеси дяде Вите, опохмели его — скажи, Тимоша долги отдает. «

Рассказываю маме, как мать одной знакомой вышла замуж за немца.
мама: А сколько ей лет-то?
я *задумавшись*: Да дохрена. Чуть меньше, чем тебе, наверное. Ой.
мама: Ты рискуешь.

Эта история произошла с одним из моих коллег, военных медиков. И если бы действо не разворачивалось практически на моих глазах, я бы, скорее всего, в неё не поверил.
В юности один молодой человек, назовем его Саша, очень не хотел служить в армии. Он жил в небольшом районном городке и искренне считал, что служба – это потеря двух лет жизни, за которые он многое успеет. Пробовал косить – не получилось – здоров, как лось, пробовал найти продажного военкома – тоже как-то не срослось, то ли денег не было, то ли военкомы честные. Тогда Саша решил учиться. И обязательно в университете с военной кафедрой. В столичный медицинский он с первого раза не поступил, хоть и очень старался. Не хватило баллов.

Попробовал уговорить военкома – мол, дайте отсрочку всего один год, я хочу на подготовительное отделение.

— Подготовительное отделение – это не причина для отсрочки! – отрезал военком.

— Мне очень надо, — ныл Саша.

— А у меня план по призыву горит!

И не дал. Кроме того пригрозил:

— Будешь выпендриваться – я тебя в самые гнилые войска пошлю! Ты у меня из болота всю службу не вылезешь!

Саша бросился подавать документы в медучилище своего райцентра – куда там, все сроки давно прошли.

А тут и повестка в военкомат подоспела. Саша перечитал её с кислой физиономией и решил бежать. Бежал он не просто так. Саша уехал в столицу, подал документы на подготовительное отделение медицинского и стал прятаться.

Целый год Саша скитался по съемным комнатам и случайным знакомым, потому что для того, чтобы заселиться в общежитие, необходимо было стать на учет в местном военкомате. Вздрагивал при виде людей в форме и раз в месяц робко звонил домой. Мобильников тогда не было. Поэтому звонил из телефонов-автоматов и отделений почты. Чтоб не вычислили.

К слову, родители тоже были целиком на Сашиной стороне. Собрали вещи и слиняли с места прописки на другую квартиру. Поэтому всю бурю возмущения военкома принял на себя сосед Миша.

Про соседа Мишу надо рассказать отдельно. Это был, что называется свой человек и врожденный тролль. В свое время он отслужил в стройбате и возможности поприкалываться над офицером-военкомом не упустил.

В очередной раз Саша звонит соседу.

— Ну, как там обстановка?

— Не приезжай, — резко отвечает сосед.

— Почему? – пролепетал Саша.

— Сплю я, как белый человек. Полпервого ночи, между прочим. А тут звонок в дверь! Открываю. Стоит твой военком с каким-то ментом. Мол, Александр Убегайло по соседству проживает? Проживает – говорю. Как давно вы его видели? Полгода не видел. Уехал куда-то. Они давай к тебе в двери ломиться. А там никого нет. Твои тоже не живут, а ваши кактусы, которые я поливаю, вряд ли смогут дверь открыть. Короче, военком мне бумажку протягивает. Подпишите, что мы приходили. Я ему – не буду подписывать, я уже служил, опять в армию не пойду. Военком – это не повестка, это ваше обещание, что в случае, если этот Убегайло появится, вы мне позвоните. С превеликим удовольствием – говорю. Мне этот Саша сразу не понравился. Бледный он какой-то, худой. Наркоман, наверное. И тапочки из общего коридора пропадали все время. Военком ушел, а я разнервничался что-то, вышел на балкон покурить. Смотрю – под балконом ещё две темные тени дежурят. Это тебя ловили, если ты вдруг со второго этажа прыгать станешь. Так что – не приезжай.

Саша так испугался, что вгрызся в учебу, как мангуст в шею кобры. И на вступительных экзаменах получил только высшие оценки. Поступил, короче.

Приезжает со справкой из университета в родной город. На дрожащих ногах идет в военкомат. Так, мол, и так, поступил, вот бумажка. Его сразу – к военкому.

— Убегайло, мать твою! Ты где год шляся?!

— Товарищ майор, — плачущим голосом ноет Саша. – Я учился. Вот, поступил.

— ………. (непечатные выражения, которые нельзя использовать в литературных произведениях). Мы твое дело собирались в прокуратуру передавать. Да тебя посадят, суши сухари.

Поорал, поорал, влепил какой-то астрономический штраф, но Саша был очень рад, что его не посадили.

В процессе учебы в медуниверситете, Саша вдруг проникся армейской идеей. И к последнему курсу начал искать возможности попасть на службу в качестве военного врача. В Военно-медицинском управлении не стали препятствовать порыву юного патриота. После выпуска вручили Саше офицерские погоны, переправили в документах «лейтенант запаса» на «лейтенант медицинской службы» и отправили в часть.

Служит Саша уже почти год, никого не трогает. Старшего лейтенанта, получил, между прочим. Бойцов зеленкой мажет и анальгином от всего лечит. Командиром у него был известный на всю Беларусь полковник Семенов. Товарищ грозный, орущий и имеющий огромные связи в мире военной медицины и в армии страны вообще.

А тут звонит старшему лейтенанту Убегайло мама. Уже по мобильному, прогресс далеко шагнул.

— Сашенька, ты будешь смеяться.

— Я последнее время даже в цирке не смеюсь, — грозным офицерским голосом отвечает военврач.

— Тебе повестка пришла.

— В военкомат. Хотят тебя в армию забрать.

Оказалось, что военком из Сашиного города ошибся на год с выпуском. И, посчитав, что уклонисту Убегайло до 27 лет ещё целый год, решил напомнить ему о долге перед Родиной. Заодно и позлорадствовать. Почему до военкома не дошло, где нынче обитает Саша – это только бардак в документообороте Вооруженных Сил объяснить может.

Саша идет к командиру.

— Товарищ полковник, разрешите два дня увольнительной, а то меня в армию забирают.

— Убегайло, ты что дебил? – удивляется полковник. – А ты сейчас по-твоему где находишься?

— Ничего не знаю – мне повестка.

— Так, — говорит полковник. – Даю тебе два дня, чтобы с этой ерундой разобраться. Если что – звони.

Саша к процессу подошел творчески. Нацепил парадную форму, все значки-регалии на грудь и сияющий, как министр обороны США, приехал в военкомат своего родного райцентра. Идет по коридорам и призывников пугает. Они думают, что это за ними приехали.

Вот и кабинет военкома. Саша стучится, чеканным шагом заходит в кабинет:

— Товарищ подполковник, старший лейтенант Убегайло для прохождения срочной службы явился!

И повестку военкому на стол – хрясь!

Военком смотрит на старлея, на повестку, снова на старлея, на повестку. На шеврон части, снова на повестку. Бледнея, понимает, что он действующего старшего лейтенанта в солдаты призвать хотел. Да ещё из ведомства страшного полковника.

— Ты Семенову уже сказал?

— А как бы я по-вашему сюда приехал. Полковник Семенов мне увольнительную подписывал.

— Твою мать! – хватается за голову военком.

— Давайте так, — предлагает Саша. – Вы мне все подписываете и я поехал. Я вас не видел и вы меня не видели.

Так Саша и не послужил солдатом. Зато когда я увольнялся из армии, он, будучи целым капитаном, обзывал меня дезертиром. Будем считать, что этим рассказом я ему отомстил.

За недремлющих ангелов хранителей!

На прошлой неделе в Израиле очередной раз были забастовки в садах и школах. Раз в год стабильно. Обычно в начале учебного года, на этот раз припозднились что то. Повезло что бастовали только один день, и конечно в этот день у нас на фирме бегало около двух десятков малышей которых некуда было девать и мамочки привели с собой.
Ну и конечно все разговоры в этот день были о забастовках в садах и историях с ними связанных. Все вспоминали что то своё, а я вспомнила что случилось у нас. Было это лет 20 тому назад, мы только пару лет как приехали, родители заняты изучением языка и подработками, мы с братом в школе а самый младший в саду, ему 5. Мать уезжала на развозке аж в 5:30 утра, отец нашёл работу на стройке но далеко от дома, там и ночевал, а мы ответственны были за себя и за младшего. Конечно ни каких новостей с утра мы не слушали, где вы видели чтоб школьники новости слушали.. Мать уехала, мы братика собрали, упаковали в курточку и шарфик, была зима, но наша, израильская зима. холодно но не минус. По дороге в школу завели его в сад, не доходя до калитки ткнули в спинку «ну беги давай» и побежали с друзьями дальше. А он побежал к саду и наткнулся на закрытую калитку. А нас уже и след простыл. И вот стоит этот маленький , пятилетний мальчик, один. у закрытой калитки бастующего сада.. А дальше со слов мамы. Она нашла его одного дома когда вернулась с работы. Сначала она зашла в сад, а он закрыт, ей сразу стало плохо, как добежала до дома не помнит, а он сидит один дома, телевизор включил, печенье какое то поел, и даже не плачет. Как оказалось он сам. пришёл домой. Сам, три остановки и два перекрёстка, и не попал ни под одну машину. А дверь мы, два балбеса, просто забыли закрыть.
А не забыли бы.. не было бы у нас брата..
Я рассказываю, все охают, ахают, клянут профсоюзы и тут встаёт наш юрист, говорит, что да, история трогает, но такого вреда как его семье, забастовки ещё ни кому не приносили.
История произошла с ним когда он сам ходил в сад. Конечно не всё он помнил но ему эту историю уже столько раз рассказали..
Ноябрь месяц, мама медсестра, убежала на дежурство в больницу к семи, а он на папе. Папа у него мужчина был видный и красивый. И очень молодой. Внешностью своей гордился и уделял ей намного больше внимания чем утренним новостям и словам жены которая предупреждала что могут быть забастовки и надо послушать новости. Папа отвозил его в сад на своём мотоцикле и чтоб особо не заморачиваться, просто переставлял его через калитку и ехал дальше. Папа всегда опаздывал и привык к тому что калитка заперта, отсюда и «гениальное» решение..
В тот ноябрьский день папа малыша собрал, сапожки, курточка, всё как надо, приехали, калитка заперта, ну не беда, они к этому привычны..оппа..и малыш уже в саду, помахал папе ручкой. Папа по газам а сад то закрыт, и калитка тоже. Ну для ребёнка пяти лет это не беда. Сначала он поиграл на площадке, покатался на всех качелях, повозился в песке, а потом пошёл дождь. Холодный осенний дождь. Спустя три часа. ребёнка нашла соседка идущая мимо, она о забастовках тоже не слыхала но сам факт что малыш в саду один, её напряг. Когда она подняла переполох и его вытащили он уже просто сидел на крылечке с синими губами и молчал и ни как не реагировал..просто сидел прижав к себе какую то найденную в песочнице сломанную игрушку а на него лил ледяной дождь. 30 лет назад и в Израиле телефоны были не у всех, у них не было, и у соседей не было. Послали за мамой в больницу. Когда она прибежала, малыша уже отогрели, напоили какао и он спал на диване.
Мама с папой год ругались а потом папы не стaло. Он ушел ночью. Мама так и не смогла его простить и они развелись. Больше он папу не видел.
Всем после этой истории стало грустно, а техник наш, Алекс, сказал что выпьет на новый год за них, за недремлющих ангелов хранителей наших детей, и ушёл пряча глаза куда то вниз.

Просто поражаюсь тому, насколько некоторые матери бывают недальновидны, балуя своих сыновей.
Было это, когда я служил в армии. К нам в дивизион попал боец из нового призыва, который не умел обращаться с ниткой и иголкой. Мне тогда было 23 года и я впервые видел человека, который держит иголку и нитку, как папуас держал бы смартфон, который ему дал впервые увиденный им белый человек.
Случилось то, что я подозревал и чего боялся. Этот новобранец не умел НИЧЕГО. Чистить обувь, шить, стирать одежду и много чего еще.
Все это выяснилось буквально за день, но самый страшный, коварный удар по психике, получил наш старшина.
Подходит к нему это солдат и просит чистенькую тряпочку.
Наш старшина, предпенсионного возраста старший прапорщик, ласково смотрит на него и спрашивает — для чего тебе чистенькая тряпочка, сынок?
— Член вытирать в туалете.
— Какой член?
— Свой.
— Зачем??
Ну, когда пописаешь, надо головку и член протереть чистой, влажной тряпочкой.

Ну армия, на то и армия. Не можешь — научим, не хочешь — заставим. Быстро смотрю личные дела дембелей, нахожу идеальную кандидатуру. Сержант, сибиряк, из деревни, четверо младших братьев и сестер. Характер спокойный. Вызываю его в канцелярию. Заходит, улыбается.
— Вызывали, тащ старшлейтенант?
— Заходи Жора, присаживайся. Сколько у тебя братьев и сестер.
— Четверо!
— Ответ неверный, у тебя пятеро, брат у тебя объявился!
Настала очередь зависнуть сержанту. Что там в семье происходит?? С одной стороны вроде бы плохих вестей нет, с другой, откуда взялся брат.
Объяснил я сержанту, что это его дембельский аккорд. Вот новобранец, вот ты, Жора. Научи его всему, что должен уметь мужик и отучи вытирать член чистой, влажной тряпочкой. Сержант достойно встретил удар судьбы. Только позволил себе короткую реплику, типа — блеать, еще одного воспитывать.
С тех пор, ходил нерадивый боец за сержантом, как котенок бегает за кошкой. Через 3 дня, появились первые, робкие ростки прогресса — боец самостоятельно и нормально пришил подворотничок, пришил шевроны. Начищал сапоги до космической черноты и овладел утюгом.
Но все хорошее, рано или поздно кончается. Как закончился запас мамкиных пирожков в организме новобранца. Стал он голодать, мерзнуть и не высыпаться, ну, так он матери писал.
И мама с бабушкой, незамедлительно помчались через полторы тыщи километров в часть, где служит их чадо.
Вообщем, вызывает меня командир дивизиона и говорит. Боец такой-то твой? Вот и пиздуй, объясняйся с родителями, они на КПП ждут.
К тому моменту я уже знал, что воспитывали его мама и бабушка. Ожидал агрессии и обвинения во всех грехах, были случаи, знаете ли.
Но нет. На КПП встретил двух женщин, которые вели себя вполне интеллигентно. Поговорили, провел их в столовую, посмотрели как мы питаемся, показал казарменный городок.
Ну и попутно разговорились за жизнь. Выяснилось, что мама родила, как говорится «для себя». Воспитывали пацана вдвоем с бабушкой. Естественно, делали за него все и постоянно баловали. В итоге получили, то что сейчас и получилось.
Но самое паршивое в этом, то, что они не понимали, что так делать нельзя! Что они делают пацану только хуже. Стоило мне заикнуться о том, что парень не мог шить, стирать, гладить, чистить, как они заявили — пожалуйста, отпустите Пушка в увольнение, мы ему все постираем и зашьем. Теперь настала очередь зависнуть мне. Пушок? Какой Пушок?

Оказалось, они его так постоянно называли даже в зрелом возрасте и при всех, потому-что волосы у него пушистые. Пушок, блеать.
И так мне стало обидно, за весь сильный пол. Не сдержался и наорал на них. Если убрать матерные выражения и междометия, смысл моего выступления был — вы хоть понимаете, что воспитываете пацана, а не девчонку? Что живете не на необитаемом острове и вокруг люди? Вы хоть знаете, что должен уметь и как должен вести себя обычный мужик? Я понимаю, что не каждая мать может научить сына цеплять мотыля на крючок, заменить розетку и починить колесо на велосипеде. Но самостоятельности то можно? Можно догнать своим умом, что нельзя называть юношу при всех Пушком.
В итоге, дал я бойцу час времени, посидеть с родными. В увольнение не пустил.
Ну, так как в комнате для посещений были другие солдаты, я думаю вы поняли, какое прозвище он получил. Мама с бабушкой, на удивление, жаловаться на меня не стали. Поплакали, извинился я перед ними и пообещал заняться его воспитанием. Хотя какое воспитание, я то сам был на 5 лет постарше его ))
Ну а наш дружный, армейский коллектив, воспитывал его дальше. И я с удовлетворением наблюдал, как Пушок приходит в форму. Занятия по физподготовке, передача опыта и отческие лещи делали свое дело. Отслужив полтора года, Пушок уже ни чем не выделялся. он конечно не стал этаким «псомвайны», но держался на уровне. А когда я узнал, что он подрался с своим призывом из соседнего полка, я понял что все наши усилия были не зря.
Пушок ушел на дембель и надеюсь у него в жизни все стало хорошо или по крайней мере лучше, чем до армии.

РОДЫ НА СВАДЬБЕ: СВИДЕТЕЛЬНИЦА ИЗ АВСТРАЛИИ 17 ЧАСОВ СКРЫВАЛА РОДЫ ОТ НЕВЕСТЫ

23-летняя беременная австралийка Карла Барри почувствовала начало родов в 5 утра в день свадьбы своей лучшей подруги Кэйт, где она должна была быть свидетельницей. Вспомнив отзывы подруг, что роды занимают долгие часы, она решила, что у нее есть в запасе время. Барри была на 39 неделе. Организация свадьбы заняла 2 года, поэтому она не собиралась ее пропустить.
Мать невесты по профессии акушерка и сразу заметила, что у подружки дочери начались роды, когда та прибыла в 7 утра для макияжа. Опытная акушерка посоветовала молодой роженице ехать в роддом, но та наотрез отказалась. Обычно процедура родов занимает несколько часов, так что после беседы с будущей мамой, матрона разрешила ей остаться на церемонии.
Боли и частота схваток у Карлы усиливались. Ей также пришлось выстоять саму церемонию регистрации брака рядом с невестой. В этот момент она больше всего боялась, что у нее отойдут воды и она «украдет внимание» у невесты. Карла жутко обрадовалась, что сумела продержаться, когда молодожены сказали свои клятвы у алтаря. Далее гости проследовали на банкет и она сумела даже дождаться первого танца жениха и невесты. Мать невесты, акушерка, продолжала следить за состоянием здоровья роженицы.
К 10 вечера схватки были каждые 3 минуты и продолжались по 40 секунд. Тогда бойфренд Карлы заявил, что больше ждать нельзя, и уговорил ее ехать в госпиталь. Только в этот момент будущие родители сознались невесте, что у ее подружки в разгаре роды. Та не могла поверить. 24-летняя новобрачная и не подозревала, что ее свидетельница выполняла свои обязанности в 40-градусную жару, несмотря на родовые боли, в течение 17 часов.
Кстати, из госпиталя отважную свидетельницу послали домой, так как еще не совсем открылись родовые пути. Но через час после приезда домой у нее отошли воды, так что паре пришлось сразу ехать обратно. Еще через пару часов у Карлы родился мальчик, которого назвали Ксавьер. Ребенок и мама здоровы.

Юноша не знает, что купить своей девушке ко дню рождения.
Спрашивает у матери:
— Мама, если бы тебе завтра исполнялось восемнадцать, что бы ты хотела получить в подарок?
— Ничего больше, — вздохнула мать.

Оболтусами их стали называть сначала у нас в доме, потом вся улица, а затем и половина нашего дачного поселка .Совершенно напрасно они за это обижались на меня , сами виноваты.Точнее виновата Оболтусиха, мать моего соседа –ровесника второклашки Кольки.Дело в том, что на даче у деда был телефон, прямой, городской и это в то время когда телефоны были даже в городе далеко не у всех и на них годами стояли в очереди. Правда телефонная – автомат был на железнодорожной станции, но туда было далеко идти, а телефон у магазина не отдавал двушку даже если не удавалось дозвонится, поэтому он пользовался плохой репутацией. Войдя в калитку колькина мать всегда начинала орать:
— Моего оболтуса не видели? Везде ищу –
и даже когда ей отвечали , что не видели и не знают где он, все равно шла к нашему дому и войдя заявляла: — Ну тогда я позвоню… и не меньше получаса орала по телефону.Я как-то спросил деда:
— А кого она всё время ищет? Кольку, который частенько играл на нашем участке или его отца? Кто из них Оболтус ? Дед ответил, что оба они Оболтусы ещё те, и я решил, что это их фамилия.
Поэтому, когда Колькина мама приперлась к нам со своим традиционным вопросом, я , будучи вежливым мальчиком, решил уточнить:
— А вы какого Оболтуса ищете: старшего или младшего?
Мадам опешила и вроде бы даже забыла позвонить, а вечером пришла к деду жаловаться на мою невоспитанность. Дед внимательно выслушав её пообещал во всем разобраться, а сам рассказал это всем, кого знал, а знаком он был почти со всеми,так что сама виновата, нефиг ябедничать.
Между нашими домами забор был глухой, хотя с улицы он был обыкновенный , из штакетника и каждую субботу Оболтус – старший порол Оболтуса-младшего, о чем мы знали по плаксивым воплям второго:
— Не надо папочка, я больше не буду…
и ритмичным шлепкам ремня под монотонное перечисление всех Колькиных прегрешений за неделю.Некое разнообразие вносила Оболтусиха, оравшая с крыльца пропущенные проступки:
— А ещё он взял 40 копеек, я на билет приготовила, что бы на станции кошелек не доставать, на тумбочку положила, через минуту смотрю – уже нет.Точно он, подлец, взял, всыпь ему покрепче…
Про 40 копеек она была совершенно права, в тот день Колька хвастался, что идет за мороженным а потом в кино и даже показал два двугривенных.На наше с Юлькой предложение купить всем по морожке за 10 копеек, а в кино он сходит завтра, на утренник, Оболтус-младший показал нам кукиш, за что сейчас и расплачивался. После экзекуции , когда Колька пришел к нам во двор за сочувствием, я спросил у него:
— А чего у тебя мама всё время орет? Она что нормально говорить не умеет? –
Он ответил: — Да она всегда орет, даже когда с батей ебёца.
Слово это было для меня новое и его точного значения я не знал, но, немного подумав, решил; наверное это когда ссорятся, ну или ругаются, когда же ещё родителям друг на друга орать?На всякий случай я его запомнил, что бы при случае и к месту вставить.Случай предоставился на следующее утро, к концу завтрака, когда я с бабушкой и дедом сидел на веранде с открытым окном и пил чай. Из-за забора послышался скрип открываемого Оболтусом-старшим сарая, а потом и долетела его ругань, что из-за бабского барахла, которым всё забито, он не может найти свои инструменты и сейчас соберет весь этот хлам и выкинет на помойку.С крыльца Оболтусиха благим матом орала, что пусть только попробует что-нибудь выкинуть, она ему руки ноги повыдернет и самого на помойку выгонит. Изобразив на лице праведное негодование я заметил:
— Ни стыда ни совести у людей нет , может другие вчера легли поздно, а они с утра на весь поселок ебуца, людям спать мешают!
Бабушка , не донеся чашку, замерла с открытым ртом ( с тех пор я точно знаю что значит выражение « от удивления челюсть отвисла») , дед , как то странно поперхнувшись, закрыл рот ладонью и подбежал к окну, плечи у него вздрагивали.

Это интересно:  Свадьба Эмина Агаларова и Алены Гавриловой

Olga: Да я вчера в астрале была.
Olga: Приехала домой, машина обледенела, чистила ее чтобы бабушку отвезти. Там гололед, мать боялась что бабуля навернется.
Olga: Как курица промокла.
Olga: Куртка насквозь.
Lukrem: не заболела?
Olga: я сильная
Olga: мне нельзя: я жена и мама
Olga: им законом запрещено
Olga: нам

Совращение несовершеннолетней конторы.

Проблема моя в том, что сам себя я считаю скромным, застенчивым, глубоко порядочным соплежуем. Нежным и ранимым дитей исторгшей мя соцсреды. Вихрастым голубоглазым тонкошеим жиденком из художественной школы.
Кабы не друзья, что вечно норовят мне матку правды порезать- так бы и жил в розовых иллюзиях.

-Слышь ты, порядочный, хорош из себя Иисусика строить! Что ты с Мишей сотворил, напомнить? Напомнить, спрашиваю? Чего морду воротишь?

Мучительно краснею. Неужели это все я творил?

С Мишей нас познакомил человек с исконной фамилией Рабинович. По классификации Бабеля его можно было смело называть «Пять жидов»
Просто символ еврейского прохиндейства. Свел он нас с Мишелем с целью наживы. Впрочем, он все в жизни делал с этой целью.
Мне кажется, он и в туалет ходил только за кэш. Причем платило заведение.
Обусловив процент и поручившись за нашу вменяемость, Рабинович отчалил по своим корыстным делам. А мы продали Мише расселенную нами хату.
Ну и как бы вошли в «ближний круг». То есть перешли на ты и стали званы на корпоративные пьянки. Миша был настоящим «человеком в футляре». Самоконтроль у него достигал небывалых высот. Всегда в отглаженном костюме, белоснежной сорочке, при галстуке, гладко выбрит, пахнет одеколоном-и это валяясь поутру на полу кабинета после корпоратива. В беспамятстве.
Что поделать- «насухую» тогда дела не делались.
Миша был из первых кооператоров-мастеров купи-продая. Гениальный продаван. Например, они покупали морские контейнеры с непойми-чем. Недавно видел нечто подобное в «Дискавери». Собирают толпу потнорылых хомутов, распахивают двери-и «глазками балуйся, ручками не суйся» И аукцион.
У Миши было жестче. Дверки не открывали до продажи. То есть есть железный ящик-40 футов неизвестности. Покупаешь и смотришь-что купил. В эпоху полного дефицита, как правило, оставались с наваром. Но бывали и влеты. Как то прикупили контейнер полный японской бытовой техники. Одна беда- ящик уронили в воду при погрузке.
Другой раз открыли и остолбенели. Все железное нутро было заставлено бутылями по 100 литров с жидкостью для. барабанная дробь. полоскания рта. Кто, кто ,блядь, эти неведомые великаны, что полощут пещеры своих ненасытных ртов из 100 литровых емкостей?- недоумевали озадаченные покупатели. И где искать этих Пантагрюэлей, мать их ити?
Гаргантюа так и остался с непрополощенным ртом, товар залег на склад мертвым грузом.
Сидят-горюют. Тут уборщица в кабинет-шасть. Мол, валите отседа, ироды, глаза б мои на вас не глядели, все серють и серють, сволочи, а мне за ими убирай.
Побитыми шавками выпрыгивая из своего кабинету(для уборщицы директор-не авторитет) , Миша уловил знакомый запах 100 литровой свежести. Долго мялся под дверью. Потом просунул нос в щель.
-Баб Нюра?
-Чего тебе?
-А зачем вам — это?
-Стеклы мыть. Хорошо отчищает и разводов нет. Все, пшел вон, некогда мне с тобой лясы точить!

В итоге продали в школы, разбавив 1 к 5 как средство для мытья окон. Наварились втрое от затраченного.
.

Однажды Миша позвал нас на корпоратив. 5 лет конторе. Небывалые достижения отметить. А что? Полторы тыщи рыл работает, склады, заводы, пароходы- чего ж не отпраздновать успехи?

Сидим по праву руку от кормильца. Работники поочередно лижут Мишину жопу. Тосты, здравицы, «многая лета» . Унылое лизоблюдство. Мы скучаем. Миша накатил стопийсят и душа его возжелала празднику.
-Ну как вам тут?
-Полный отстой. Зачем ты вообще эту хуергу затеял?
-Ну, единство укрепить. Корпоративный дух усилить. Погоди, ща конкурсы будут.
-Кто ловчей тебя в анус поцелует? Или, не приведи господи, стихи читать начнут тебе во здравицу?
-Ну да, есть у нас поэт.
-«Оду скупости» сочинил? Меня стошнит.
-А что делать-то?
-Давай хоть проституток привезем.
-Каких проституток.
-Ну не политических же! Этих у тебя и так полон дом. Обычных.
-Ты шутишь? В Москве? Проститутки.
-Миш, ты если на Марсианскую разведку пашешь, передай что бы готовили вас тщательнее. Палишься же.
-Где их продают?
-Тебя контейнером прищемило? ВЕЗДЕ. ВЕЗДЕ СТОЙБИЩА БЛЯДЕЙ. Все Садовое ими обсажено. Тверская тоже.
-Ты гонишь.
Смотрим друг на друга одинаково недоверчиво.
Миша не верит, что все сердце нашей великой Родины щедро усеяно блядями. Я, в свою очередь, не верю, что кто то может сомневаться в тотальном обляденении родной столицы.
-Поехали!
Едем. Я, Бегемот и Дима. Что за херня! Ни одной шалавы!
Михайло начинает издеваться. Я в прострации. Куда они все делись? Тут же каждую ночь тучные стада продажных самок паслись!
Миша глумится. Я начинаю сомневаться в своей вменяемости.
Тут-чу! На Тверской вижу знакомую морду «мамки».
-Света! Что за целибат, я не понял? На вас Савонарола напал? Все кобылы твои в монастырь кармелиток поскакали?
-Блин, Клин Блинтон приехал!
-И что?
-Всех девочек разогнали. Облава.
-Что бы он, шалун, кого не выебал? Хиллари попросила избавить суженого от соблазнов? А магазины сигар закрыли?
-Чего?
-Свободна, поселянка!
Миша не верит.
Тут вижу погрузку остатков блядей в ментовозку. Шум, гам, визг, сдержанные ебуки мусоров перекрываются проклятиями шалав.
-Миш, паркуй тут тачку. Я сейчас. Бегин-за мной!
Скачу к действу. На бегу вижу смазливую мордочку. Цель захвачена.
-Света! Твою маму, я тебе где сказал меня ждать!
Могучим плечом раздвигаю толпу и хватаю мнимую Свету за руку.
-Чего тебя на эту сторону понесло?!
Менты опешили.
-Прости, старшой. Я этой овце сказал там стоять, а она сюда поперлась. Поехали, в театр опаздываем же!
Проститутка таращит на меня красивые, бессмысленные очи.
-Какая я тебе Света! Я Наташа!
Оппаньки. Приплыли.
Соседка шалавы прыскает в кулак:
-Вот ты идиотка!
Менты резко суровеют.
-Ваши документы!
-Айн момент, капитан! Можно вопрос? Один маленький вопрос?
-Ну?
-Тебе лично Клинтон много чего хорошего сделал? Ты ему по жизни обязан?
-?
-Не ну сам посуди — к нам САМ ПРЕЗИДЕНТ США пожаловал! Дождались! Не чаяли прям! Какая честь! Теперь у всей Москвы хуй должен не стоять из почтения?
Менты ржут. Отлично!
-Чего тебе надо?
-Вот эту, эту и эту.
-И меня!
-И эту.
-?
-50 долларов за всех.
-Ну не здесь же!
-Вон там машина запаркована, видишь?
-Крузер?
-Он самый. Подъедь к нему,ок?
-Еду.
Ментовозка , не выключая мигалок едет к мишиному Крузаку. Рассчитываемся. Получаем товар. Менты отваливают.
Миши нет.
-Где Миша? МИИИИИША. Куда он делся?
-МИИИИШАААААА.

Из-под машины, кряхтя, вылезает Миша в прежде белом плаще.
Мы в ступоре.
-Ты чего под машиной делал?!
Повисает тяжелое молчание. Миша, по бычьи сопит в две ноздри. На грязной морде какое-то непонятное, но очень энергичное выражение.
Первым доходит до Бегемота. Он ,завывая, бьется головой в джип.
-ЫЫЫЫЫЫ-Он думал, что ты его мусорам сдал. ЫЫЫЫЫ.
-За что. По какой статье? «Принимал участие в заговоре с целью свершения полового акта?!»
-АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА. — накрывает и меня.
-Лет на 10 на нары бы заехал. С поражением в правах.
-С кастрацией.
-Макс, сука, если ты кому расскажешь, я тебя закажу.
-АААААА. Не ссы, Михаил Иваныч, ну кто мне поверит! Что такой серьезный бизнесмен лазил под машиной, прячась от мусоров, что его бы за незаконный оборот блядей не замели.
Миша ржет сам. Не может остановиться. Похоже, у него истерика. Бляди вызвонили подруг и чинно-благородное собрание бизнесменов превратилось в радение хлыстов. Все смешалось в доме Облонских. Шофера, логисты, менеджеры и руководители узнавали коллег с неожиданных, доселе неведомых сторон.Раскрывались по-новому. Корпоративный дух креп на глазах. Ряды сплотились- руку некуда просунуть.Да и не хотелось между ними руки сувать. Единство целей и задач многочисленного коллектива поражало воображение. Луперкалии по-русски (с гиканьем и свистом) , уверен, и римлян бы смутили.

Я начал опасаться за свою нравственность. Экие затейники! В углу завхоз бил шофера, что пытался по ошибке пристроиться в завхозову корму. «Василич, обознался, бля буду! «- орал опиздюливаемый задосуй.
Происходящее было слишком даже для меня.
Ухватил какую то голую жопу, проверил -женская ли? , одел и увез домой. Поутру жопа засобиралась.
-Ты куда?
-На работу!
-Чего так рано?
— К 9ти как обычно.
-Куда как обычно?! Вы ж сранья спите!
-Кто спит? Секретарши?
-ТЫ СЕКРЕТАРША? А чего тогда.
-Ну все. и я.

М-да. Силен коллективизм у нашего народа, ох силен.

В скором времени миша пал окончательно. Подсел на марихуану. Ну как подсел-мы подсадили. Стал рассеян. Часто выпадал из реальности.
Помню, надо было ехать за травой. К цыганам. В Рассказовку. Через пост ГАИ. А мы все кривые. Один Миша относительно тверез.
Решили ехать через кладбище-там поста нет.
А там дорогу бетонными блоками перегородили. Вылазим из машины и видим, что сбоку проехать таки можно. Если сломать дерево.
Виснем втроем на ветке и на РАЗ . ДВА . ТРИИ. начинаем ее раскачивать в унисон. Мишин галстук очень живописно мелькает вверх-вниз.
На одном из ДВА. -Мишу осеняет. Он выпадает из ритма. Висит на ветке и так задумчиво летая вверх-вниз говорит:
-Видели бы меня сейчас , серьезного бизнесмена, мои работники, родные и близкие.
-И мама, зачем-то добавляет он.
-Мама, Миша, тобой бы сейчас гордилась, заверяю я подельника.
-Думаешь? А работники? Все мои 1500 подчиненных? Что бы они подумали, увидев, что я ,их генеральный директор, как орангутан, раскачиваюсь на дереве что бы его сломать, сука, что бы проехать через мусоров, блядь, что бы купить шмаль у цыган! Я! При этом НОЧЬЮ, НА КЛАДБИЩЕ .
-Миша, хорош рефлексировать! -орет Бегин: Ритм не теряй! Ножками, ножками! Иииииррразь. ИИИИИДВА. Рез-че.

Дерево с грохотом падает, мы вылезаем из ветвей. Михаил, в его костюме и неизменном белом плаще, присыпанный листвой и веткой на голове смотрится очень живописно-вакхически.
.

Недавно встретил его в магазине. в ответ на приветствие дико посмотрел на меня и метнулся на выход. Как от зачумленного.
Ей-Богу не пойму-чего это он?

Ведь я скромный, застенчивый, глубоко порядочный соплежуй. Нежный и ранимый.

Ну мне так кажется.

Мать отчитывает дочку:
— Доченька, так нельзя — у тебя каждый день новый знакомый солдат! Выбери себе одного и гуляй с ним постоянно!
— Не могу, мама! Какому же солдату каждый день будут давать увольнение?

Традиции заповеданы нам мудростью далеких предков. Традиции исходят из глубин седых веков и передаются от дедов к внукам как эссенция жизненного опыта поколений, как живая летопись истории. — Примерно в таком ключе рассуждала 18-летняя я, когда между мной и моей пожилой американской знакомой зашел разговор о традициях. Американская пенсионерка не стала спорить, а поведала вот что.
— Знаешь, — сказала она, поразмыслив, — у нас в семье тоже была одна традиция. На день Благодарения мы, конечно, как и все американцы, запекали целиком индейку, нафаршированную начинкой. И моя мама всегда отрезала у индейки гузку. Всегда. И когда она учила меня, как правильно запекать индейку, я тоже стала отрезать гузку. Один раз я спросила у матери: «А зачем отрезать гузку?» — И мать мне сказала: «Так меня научила твоя бабушка! А уж лучше твоей бабушки индейку не делает никто! Просто это имеет какой-то смысл, это ведь традиция.» Моя бабушка была еще жива, и при случае я поинтересовалась у нее, почему мы отрезаем гузку у индейки. На что бабушка сказала: «Не знаю, как у вас, а у меня просто противень слишком маленький, и целиком вся идейка в него не влазит. «

Когда я была маленькой, то всегда завидовала тем, кто может сам себе купить мороженое. Много мороженого. Ящик, а лучше два. Причём зимой. И слопать его на ходу, да так, чтобы все дети завидовали, а взрослые восхищались, собаки оглядывались, а ладошки потом слипались и их надо было обязательно протереть снежком с бабушкиным платочком.

Но зимой мне мороженое не покупали, ибо как «простудится деточка, а у нас варенья из малины мало», а «дохтуры нонеча не душевные пошли». Но пытливым детским умом и громадным пятилетним житейским опытом я прекрасно понимала, что говорится так и делается так всё из вредности, потому что малинового варенья всегда хватало до следующего лета, в многонаселённой коммуналке жили семьи исключительно военных врачей и только тётя Оля из дальней комнатёнки, к которой часто прибегали курсанты старших курсов из военно-медицинской академии в самоволку и в увольнении, не имела никакого отношения к медицине и работала там же, где и все взрослые, но только «шалавой хирургической». Тётя Оля частенько давала мне крохотные шоколадки по 2 копейки и карамельки «Дюшес». Я очень любила тётю Олю, но бабушка мне запрещала почему-то ходит в «тётиолину» комнату. Я обижалась, плакала, но глубоко в тайниках души лелеяла надежду, что когда вырасту, то обязательно выучусь на «хирургическую шалаву», и у меня будет много леденцов и шоколадок.

Бабушка каждый будний день забирала меня из детского садика у Финляндского вокзала, и мы не торопясь, шли пешком мимо Военно-медицинской академии, мимо рядов с румяными тётками в валенках и ватниках, в белых фартуках, перемотанных пуховыми платками, которые продавали и пирожки с повидлом, и мороженое-эскимо, и петушки-леденцы на палочках, выструганных из осины и много-много всяких разных вкусностей. Но мне никогда это всё не покупали. Ибо «повидло у них из гнилых яблок, в пирожки собаку с кошкой запихали, петушки из пережжёного сахара и неизвестно где цыгане эти их делали, а мороженое зимой нельзя — ангиной заболеть можно», потом мы шли домой, где меня поили противным тёплым клюквенным киселём, заставляли есть ненавистный пирог с капустой, но сначала «скушай, деточка, соляночку из глиняного горшочка». При этом столовая ложка рыбьего жира была обязательной. Ложка. Столовая. Рыбьего жира. Тьфу.

По субботам к ужину полагались две шоколадные ненавистные конфеты «Гулливер» и «Белочка». Когда «Белочки» не было, то давали омерзительный шоколадный «Кара-Кум» фабрики им.Крупской.
Сами понимаете, что детская душа желала свободы, которая олицетворялась именно в поедании эскимо и петушков на палочке в любое время. Причём — постоянно.
И вот как-то раз, проходя по Финляндскому переулку, мимо «Дома быта», бабушка увидела громадную очередь. Очередь вилась мимо лотков с мороженым, и бабушка привычно спросила:
— А что дают?
— Обои. Французские. 8 рулонов в одни руки.
Бабушка ахнула, немедленно заняла очередь, перекинулась парой слов с соседями по поводу клея для обоев, предоставив мне полную свободу действий на целый час. Представляете? Целый час! За мной же она следила вполглаза, изредка окликивая, дабы удостовериться в моей близости.
А я зачарованно смотрела на лоток, полный мороженого. Это был взгляд собаки на свежую котлету, на куриное крылышко «гриль», на кольцо краковской колбасы. Так смотрят на Деда Мороза, на невиданной красоты птиц, на. Повзрослев, я так смотрела на свадебные машины, на соседа-лейтенанта медицинской службы Вовку, который в одночасье стал большим и далёким дяденькой в морской форме, золотыми погонами и кортиком, на поезда, уходящие в далёкие края к Чёрному морю, на летние кучевые облака, уносящиеся в далёкие страны.

— Что, девочка, мороженое хочешь? — спросил меня мужчина с аккуратной профессорской бородкой, шапке «пирожком», в очках и потёртым кожаным портфелем.
Я наивно кивнула и, на моё удивление, он протянул мелочь продавщице, которая выдала мне целых 2(. ) эскимо.
— Но только дома. С горячим чаем! — назидательно сказал добрый волшебник и удалился в сторону ВМА им. Кирова. Я немым восторгом смотрела ему в след.
— Адунюшка, совсем заждалась маленькая. Сейчас домой идём, кисель пить будем!
Бабушка, натужно кряхтя, неуклюже ковыляла с рулонами обоев, поднимаясь по пологой мраморной лестнице с витыми кованными ограждениями. Я, спрятав «эскимошки» в карман, придерживая их за палочки, катилась маленьким бурым медвежонком сзади. Я прекрасно понимала, что мороженое нужно срочно спрятать в кладовку, за покрашенное окно, между рамами, куда всегда клали купленное зимой мясо, курицу, завёрнутую кусок серого картона с безвольно висящей головой и протянутыми лапами. И только потом, когда никто не видит, захомячить его без постоянных тревог об «ангине, ОРЗ, воспалении лёгких, простуде» и прочих страхов.

Я валялась на полу в прихожей, бабушка стаскивала с меня валеночки, с валеночек галошки, потом шубку, потом шапочку, платочек, свитерочек, двое вязаных штанов, одевала мне валяные тапочки, поправляла колготки. Впрочем, вы и сами прекрасно знаете эту процедуру одевания-раздевания детей.
И тут во входной двери заскрежетал ключ и с работы вернулся папа. И мама. И тётя Люба. И брат Костя. И все одновременно. Прихожая моментально заполнилась, все шумели, толкались, смеялись, торопились кто в ванную, кто в туалет, развешивали одежду и ставили обувь на батарею для просушки. Короче, обычная вечерняя суета обычной питерской семьи.

— А что у нас сегодня для Адочки? А для Адочки у нас сегодня — мороженое! Эскимо! Две штуки! Но Адочка должна хорошенько поужинать! А мороженое пока полежит в морозилке, в холодильнике!- раздался весёлый голос папы.

Я не поверила своим глазам. Мороженое. Зимой. Мне. Не на день рождения и не на Новый Год. Просто так. Два раза сказка. За один вечер. Это было выше моих сил. Естественно, я бегом побежала к обеденному столу, залезла на свой высокий стул, слопала полную тарелку солянки, большой кусок пирога, и, уже совсем лениво допивала кисель. И. и потом я уснула. Уснула прямо за столом. Намертво. Ну Вы же прекрасно знаете, как засыпают за столом, покушав, маленькие дети, которые пришли с прогулки по морозу.

Конечно, проснувшись субботним утром, я моментально вспомнила, что папа убрал эскимошки в холодильник и хозяйским тоном тоном потребовала из к завтраку. На моё крайнее изумление мама достала обе эскимошки, положила их на блюдечко, налила чашку горячего чая, принесла мне, я торопливо развернула сразу две штуки, впилась зубами в первую, и.

Вот что вы знаете о вероломстве? Так я Вам отвечу. Ничего. Ровным счётом ничего! Эскимошки оказались глазированными в шоколаде ванильными сырками. Глаза мои моментально наполнились слезами, взрослые засуетились, поняв, что обман раскрыт, что прощение ещё надо заслужить, но детское горе было настолько велико, что ни билеты на утренние мультики в ДК «Выборгский», ни обещание сводить меня в зоопарк, ни поход на каток «Красная Заря» не могли утешить и успокоить меня. Мне даже не запретили убежать в «тётиолину» комнату, где меня внимательно выслушали, дали полную пригоршню «дюшесок», отвели обратно, но обида засела настолько глубоко, что до самого позднего вечера я одевала, насупившись, в разные платья своих кукол, раскрашивала зайчиков в книжке «раскраска», не говоря ни с кем, не стала играть с кошкой.
Я твёрдо решила умереть, а они все будут ещё бегать вокруг меня причитая, что я была хорошей и послушной девочкой, что их надо простить, а я буду лежать красивая, гордая и непреклонная, уверенная в своей правоте, но потом встану, все обрадуются, забегают и купят мне много-много «самого-самого настоящего и всамделишного мороженого «Сахарная трубочка» по 15 копеек», а потом. Но к обеду от волнений у меня поднялась температура, мы никуда не пошли, а в воскресенье началась знаменитая питерская оттепель, с крыш потекли ручьи, в водосточных трубах был слышен грохот падающего льда, так что в садик меня повели только в среду, достав из шкафа новое пальтишко.

И только в четверг утром бабушка, убирая ненужную уже шубку, обнаружила в ней моё растаявшее эскимо. Заливаясь слезами, я рассказала ей всё. Бабушка долго вздыхала, гладила меня по голове, потом взяла ножницы, отрезала у шубки оба кармашка, пришила новые из старой папиной нейлоновой парадной рубашки, и убрала шубку в коробку, а потом на антресоли. И больше никогда я не видела эту шубку, ибо за лето я выросла, мне купили новую, старую (наверное) отдали кому-нибудь, а детская память пятилетней девочки, коротка, как и девичьи слёзы. Но глазированные ванильные сырки в блестящей фольге я возненавидела на всю жизнь.

. Прошли годы, пролетели незаметно и школа, и праздник «Алые паруса», экзамены в педиатрический, не стало бабушки, папу привезли из Афганистана в начале 80-х, прощальный залп на Богословском кладбище, а потом не стало и мамы, помогшей нам воспитать сыновей, которые закончив военные училища «убыли к очередному месту несения службы», а сейчас им уже почти по 30 лет, мама ещё в начале 90-х уехала к двоюродной сестре в Одессу, но, к счастью уже не застала этого нынешнего дурдома. Да и много чего ещё.
Хлопнула входная дверь. С работы пришёл Димка, муж. Нужно кормить ужином. Пошла, достала из холодильника суп, Димка налил чаю, достал из портфеля газету, поставил передо мной блюдце и и радостно заявил:
— Гляди, мать, что я в ларьке на Удельной купил!

. Он до сих пор не может понять, отчего я так рыдала тогда, два месяца назад, увидев на блюдце два глазированных сырка в яркой красочной фольгированной упаковке.

(с) Ада и Дмитрий Петровы

Вдогонку к вчерашней истории про пупсика.
Когда-то довелось жить в Венгрии и естественно, дружил с местными ребятами (и девушками). Мать одной из подруг (родом из Севастополя, вышла замуж за венгра и «сто лет назад» приехала жить в Венгрию) рассказывала, как съездила со своей маленькой дочкой к своим родителям в Севастополь: в первый же день ко мне прибежала дочурка и прошептала на ухо: мама, а почему бабушка постоянно очень сильно ругается? Мы — интеллигенты в «аллах знает каком» поколении и в роду никто никогда не ругался. Тут в комнату заходит моя мама и медовым голосом говорит: ну, внученька, пошли на огород рвать фасоль для фасолевого супа. Доча говорит: вот, видишь — опять ругается.
По-венгерски бас,пас, фас (и слова с этими,»букафками» — Фасоль, фасад, контрабас, бассейн и др.) мягко говоря, очень крепкие ругательства.
Хотя таких выражений в венгерском языке не меньше, чем в русском, венгры никогда их не употребляют (конечно, за очень-очень редкими исключениями, даже в определённой среде).
Век живи — век учись и при проживании в «иных» странах очень полезно прежде всего узнать местные слова, которые «на моём» языке звучат очень обыденно, но для «туземцев» — не очень, чтобы не «прославиться».

Что я все о бандитах и жуликах-то? Пора рассказать и о порядочных людях. Врачах, например.
С Максом я познакомился в Крыму-куда сдернул сразу после дембеля. Ну почти сразу.
Сначала продал наворованное в Армаде вероятному противнику(писал уже об этом)- а потом уже поехал отдыхать от трудов праведных.
Вообще первую неделю не помню. Оно и понятно: дембель с деньгами в крымском пансионате, набитом под завязку скучающим бабьем-это просто гимн плодородию. Памятник приапизму. Совавшийся с цепи кобель рядом со мной был бы примером целомудрия. Днем я зычно созывал самок криком молодого аморала, вечерами на дискотеках куролесил на выгнутых пальцах, выплясывая с ножом в зубах замысловатый танец полового влечения, а ночами не спал вообще. То есть совсем.
Отсыпался поутру на пляже-по три часа в день. Я купался в лучах славы некрупного злодея с замашками нравственного дегенерата.
Администрация поначалу боролась с развратом, потом испуганно притихла перед масштабом чреслобесия, затем начала мной гордиться.
Сам слышал,как директор «Украины», пожилой мужичок, рассказывал обо мне смущенным курортникам:
-Не, ну этож я чего за 20 лет не повидал-но ТАКОГО! Я ночью иду-гляжу, он по балконам лезет с пятого этажа на третий. А сам на втором живет! То есть у него ночью-пересменка! Из одной койки вылез-в другую полез! Это ж не человек, это бордель-терьер какой то!
-Это когда это он меня засек-размышлял я-в 12? Или в 3? А может под утро?
Через неделю я начал хоть более-менее различать партнерш. А то до того как-то смазано все. Крыл площадями. Квадратно-гнездовым методом. Запомнилась только знатная доярка полной пастью золотых зубов. Ее челюсти в ночи так зажиточно мерцали. Я ее звал «пещерой Алладина».
На исходе первых десяти дней я более-менее успокоился и перешел на щадящий режим-курортить не более двух отдыхающих в день. А не то копыта отбросишь с такого отдыха. Приехал-то -двадцать раз выход на две делал, а после такого угара и пары раз подтянуться не смог.
Тут-то мы с Максом и познакомились. Максу тогда было уже под тридцатник, но мы сдружились. Опять же на блядском поприще. Так-то Макс смущался знакомиться, для меня же этого слова «смущение» просто не существовало. В нашей спарке ему доставались подруги мною сбитых баб-то есть он выполнял при мне, акуле разврата, функцию рыбы-прилипалы. Впрочем, довольно часто на его долю выпадали довольно сочные ломти.
Но я не об этом.
Как то Макс сдуру признался-что по профессии он врач. Ну как признался- ночью пьяный орал на пляже, перекрикивая шум прибоя «Балладой о гонорее»
«Сядьте дети в круг скорее,
Речь пойдет о гонорее.
Отчего бывает вдруг
Этот горестный недуг? «
Это было очень опрометчиво. К эскулапу тут же потянулись толпы страждущих всякой хуйней. Особенно донимали климактерические курортницы. Макс бегал от них неделю, потом сказался патологоанатомом-по моему совету.
И всех страждущих диагноза встречал сентенциями «Как помрете-приходите» и «Вскрытие покажет»
Под конец смены мы как-то разговорились.
-Слушай, дитя люберецких помоек, я никак в толк не возьму-это из тебя армия такую скотину сделала? Вроде из приличной семьи.
-Отчим-академик.
-Аналогично. Но я вот до тебя думал, что я циник, а тут. Зачем ты директору в пиджак гондоны и женские трусы подсунул? Его же жена из дому выгнала!
-А нехуй бодаться так истово с зовом природы. Пущай хлебнет нашей кобелиной участи. А то задолбал уже нотации читать. А теперь я ему всякий раз эдак, по-свойски подмигиваю и пальчиком грожу, мол -ишь, Семеныч, каков ты блудодей, оказывается! А туда же-нравоучать лез, козел похотливый! Святошу строил! Он теперь от меня шарахается. А то все писать грозился.
-Куда?
-То ли в институт, то ли в комсомол, не знаю. У него ж инстинкт: увидел безобразие-напиши. Сигнал, так сказать, подай. А здоровый коллектив вставит моральному разложенцу пистон. А теперь писать некуда-перестройка же, вот стукачи в растерянности.
-Вот ты скотина!
-Угу. Это врожденное. Семья тут ни при чем. Вот у тебя.
-У меня вся родня-уроды.
-?!
-Конченые.
-Поясни. Ты ж говорил-академики, профессура.
-Одно другому не мешает.
-Рассказывай.
-Изволь: Что бы ты понимал-у меня в роду все врачи. Папа академик, мама профессор, деды , бабки, дядья, племянники, пращуры и далекие предки-все без исключения. Мне кажется, мы от Асклепия род ведем. Поэтому я думал, что мне одна дорога.
Не ну а куда? Я с пеленок только разговоры о диагнозах и слышу. Я пизду-то первый раз в «Гинекологии» Штеккеля увидел. И тут. заканчиваю 10 класс. Прихожу домой-а там вся родня собралась. На консилиум. Начали издалека. Мол, как учеба?- Золотая медаль будет. Угу. А олимпиады? Три по химии-первое место по Москве.А поступать куда собрался?
Как куда? В Первый мед, разумеется. Ну тут вся эта шобла так головами многомудрыми неодобрительно закачала. Я напрягся. И не зря. Мы, говорят, Максим, против. Я опешил. Чего -это, мол, спрашиваю? А вот мы все подумали и решили, что из тебя хорошего врача не выйдет. Я затупил-почему ? Ну ты этого не поймешь, ты молодой, себя со стороны не видишь, а вот мы врачей нагляделись-в общем, не твое это. И способствовать твоему поступлению семья не будет. Я хмыкнул-мол, больно надо. Сам поступлю. Дверью хлопнул и ушел.
Ну и поступил.
Прихожу домой-на меня как на врага народа смотрят. Ну, раз так, раз мнение семьи для тебя ничего не значит, то езжай живи один. От бабки комната осталась в коммуналке-туда меня и сгрузили. И зарабатывай на жизнь сам. Мне, профессорскому сынку, поначалу туговато пришлось. От сытого-то корыта. Подрабатывал на Скорой. Спал урывками. Одно хорошо-преподы не лютовали. Они ж врачи. Передо мной девочка-зубрила отвечает -все все выучила, а ей четверку. А со мной поговорят, я всего и не помню, но синие подглазья за себя говорят. У меня ж практика. Случись с пациентом анафилактический шок- от той девочки ученой с ее латынью толку ноль будет. А я справлюсь. Потому мне пятерки ставили. Еще удивлялись-чего это я надрываюсь-то. Фамилия-то известная. Мол-ишь какой подвижник! А я не подвижник, я жрать хотел. А на стипендию не пожируешь.
Много раз хотел бросить-но злость спасала. На родню. Отучился на красный диплом. Хоть бы хны. Не быть тебе врачом-и все тут. Интернатура, с красным распределение по желанию-я и попросился участковым к дому поближе. Центр обслуживал. Тут вызов. Прихожу, огромная квартира, тьма народу, говорят шепотом. Мол, отходит уже. Толпа врачей, на меня шикнули-я назад, но тут жена трупова меня остановила. Мол, раз диагноз поставить не можете, может хоть участковый что скажет.
-Да чего там ставить-то? -я удивился- мне для этого и разуваться не надо. Диабет это!
-Как это ты так определил?
-Запах кислых яблок от больного.
-Круто. Ну и?
-Ну там все забегали-загомонили, не до меня стало. Потом проходит недели две, меня к Министру Здравоохранения вызывают. Простую клистирную трубку-к министру! Ну я напрягся, думаю-где ж я так накосячил-то. Бабки ж ЦКшные вечно жалобы строчат, мол, не нежен ты с ними в соответствии с их заслугами. Одна дочь Буденного из меня ведро крови выцедила. Здоровая как кобыла-и вечно «болеет». Мы ее так и звали- «дочь Буденного от его любимой кобылы»
-Не растекайся мыслию.
-Ну вот. Прихожу, нервничаю, кадыком над галстуком дергаю, в уме все грехи свои перебираю. Евгений Ивановича то я знаю-он у нас дома не раз гостил. Захожу в кабинет, Чазов на меня поглядел-узнал. Удивился.
-Максим,так это вы наш участковый?!
-Ну да, Евгений Иванович. Азмъ есьмь.
-Подождите. А почему не в клинике? Вы плохо учились?
-Красный диплом 1 лечфак, Первый мед.
-Ничего не понимаю. А семья что?
-А семья, Евгений Иванович, считает , что из меня врач никакой.
-М-да. Мне мои замы-академики диагноз поставить не могли, а вы из прихожей. жена рассказала. И вы, с их точки зрения-плохой врач?
-Так это вы были?!
-Я. К-хм. В некотором роде, я вам, Максим Евгеньевич, жизнью обязан. Ну что ж. У вас специализация какая?
-Гинекология.
-Отлично. Как кстати. Сейчас как раз новую клинику сдают в сентябре. Идите в отпуск, придете- принимайте клинику.
-Но я.
-Мне виднее. Родителям кланяйтесь. Скажите, Чазов за сына благодарит. Впрочем, я сам им позвоню.
Выходил не чуя ног. В голове одна мысль-отец главврачом в 50 стал, дед в 45, мать в 55а я . 30 нет. Ну я им скажу!
Приезжаю домой ,думаю ща я вам все выскажу.
А там. Как в 10 м классе. Все. Сидят-выпивают. Стол накрыли. Пришел, объятья, поздравления, как будто меня 10 лет не гнобили.
Мне и приятно и зло берет-я говорю, а как там с вашим глазом-алмазом дела? Кому быть врачом-кому не быть?
-Видишь ли, Максим, говорит мне дядя- всем было понятно, что врач ты от Б-га. Но. Мы долго думали. Ты же к 10 му классу знал то, что не все третьекурсники проходили. То есть первые три курса тебе и в институт ходить-то было не надо особо. Вероятнее всего, ты б привык пинать балду, а потом из тебя черти-чего бы вышло. Вот мы и решили так поступить. Для твоего же блага. Как видишь-все получилось.
Стоял только рот открывал-закрывал. Вот ведь. су. педагоги. И понимаю,что они правы и злость берет. Я десять лет, как проклятый. по 16 часов в день ,а они,эх! -Макс махнул рукой . Выскочил за дверь и.
-И?
-И сюда.
-М-да. Судьба играет человеком,а человек играет на трубе. Ну за родителей!
-Прозит!
-Погодь, а что эти замы действительно диабет найти не смогли?
-А я знаю? Может-не смогли, может, не захотели. Чазов помрет-место свободно. Меня ж жена вызвала-она одна в мемориальной доске на стене была не заинтересована.
Сейчас Макс в Америке. Своя клиника. Не бедствует от слова «совсем» . интересно, простил ли он родню?
Не знаю.

Пы сы. История записана со слов пьяного приятеля в 1988году. Так что детали я явно потерял-просьба не придираться особо.

В подмосковной электричке молодая мама играет с ребенком в «города», но ребенок маленький, так что вместо названий городов называют зверей:
— Орангутанг.
Ребенок долго думает, чешет лоб и говорит:
— Говно!
Мать объясняет сыну, что говно немного не животное, ребенок снова надолго задумывается и, поразмыслив, с умным видом произносит:
— Говноед!

Есть люди, которые совершенно не умеют расставаться с вещами.
И ладно бы жили как-то плохо, и то, с чем они не могут расстаться, хоть когда-то им могло бы пригодиться, так нет же!
Вот, скажем, мать моей подруги. Ну, про эту даму у нас ходят анекдоты. Один из них про мясорубку. Когда-то, в глубокой юности, подруга психанула и решила… вот тут бы я сказала слово «убрать», но нет, я его не скажу. Подруга решила расхламить квартиру.
Хоть немного. Хоть на парочку предметов. От отчаяния.

У них в семнадцатиметровой однушке стояло три шкафа в ряд. И ещё один сервант. Тоже забитый вещами.
Носить при этом, по воспоминаниям подруги, было толком и нечего: большая часть вещей была немодной и, в массе своей, оставшейся ещё с тех пор, как мамина мама (то, есть, подругина бабушка) разъехалась с сёстрами, освободив коммуналку и вымутив каждая себе по однокомнатной квартире.

Весь бабушкин скарб перекочевал в два шкафа однушки, бабушка потом умерла, а мама так эти шкафы и не разобрала.
В том смысле, что перебирала-то она их регулярно, но вовсе не для того, чтобы что-нибудь выкинуть.
Просто там иногда заводилась моль и другие животные.

И дело было не в том, что весь этот хлам хранился в память о бабушке, вовсе нет. Просто… просто такая натура, это не выбрасывать, авось ещё пригодится.

Выбрасывалось только рваное и совсем уж заношенное. Ну хоть тут не было проблем.
Все остальное мама хранила.

На шмот почившей бабушки накладывался мамин шмот, выходил из моды, не выбрасывался, обновлялся, не влезал, трамбовался, впихивался что есть силы…
Когда окончательно перестало влезать, в однушке завёлся третий шкаф. Он тоже оказался не резиновым, и за годы почти приобрёл форму шара…

. вещи стали складываться на шкафы. Кладовка тоже подзабилась. И балкон. На балконе на полках лежали обувь и банки.
. ещё в квартире были тумбочки и полки, бабушкин сундук и свободное пространство под столом.
Под стол складывались коробки и пакеты.

Маму иногда озаряло, что часть вещей, которые уже много лет не носятся, всё-таки, неплохо было бы отдать бедным. Она собирала те самые коробки и пакеты, и… под стол, под стол.
За дверью стояла торбочка с шарфами и шапками, которые не носились.
Потом мама на волне челночества стала ездить за границы. Оттуда привозилось… что не распродалось, пихалось в тюки и, самое главное, накрывалось на шкафу одеялками (если кто зайдёт — «чтоб меньше видели»).

На кухне было полегче. На кухню шкаф не влезал.
Но там была антресоль. На антресоли хранились ситечки, ложечки, ведёрки, кастрюльки, чайнички, мешалочки, утюжки… В стол тоже нельзя было залезть просто так, не опасаясь, что на тебя вывалится.

Выбрасывать — не разрешалось. Всё было «ещё хорошим».
Ну так вот, про мясорубку.
Однажды приятельница, будучи уже четырнадцатилетней, что ли, дамой, страшно мучаясь от осознания того, что в такое даже ближайшую подругу стыдно пригласить, решила расхламить квартиру.

Вещи трогать было категорически нельзя (как ни странно, мама обладала отличной памятью, и уже устраивала подруге разнос, когда та втихаря избавилась от старого халата и двух простыней, затрамбованных куда-то в недра шкафа. Решила, такскать, начать с малого, с того, о чём мама точно никогда не вспомнит.
Приятельница ни разу не видела, чтоб эти простыни стелили, а халат чтоб кто-то носил.

Через пару недель мама в очередной раз перебирала шкаф, проверяя, не завелась ли снова моль в отделении с пальто (завелась), и не переползла ли она к остальным вещам.
То, что из богатств пропали две простынки и древний халат, мама расщёлкала на раз. И… нет, вот что было дальше, пожалуй, можно упустить. Но с того момента подруга зареклась что-то трогать в шкафах.

Но про кухню-то речи не было!
И она пособирала из недр стола и антресоли всякие железки. Немного, чтобы незаметно, но пособирала. И отнесла их на помойку. В их числе оказалась мясорубка. Обычная железная мясорубка. Новая, да. Но их дома было три. От одной она решила тихонечко избавиться. Все равно ими никто и никогда не пользовался.
Новую мясорубку, в отличие от старых сковородок, было жаль кидать в бак, и подруга положила её рядом, на парапетик. Авось кто заберёт.

Через час с работы пришла мама.
-Дочь, — сказала она, — ты смотри, что я нашла!
И, довольная, выложила мясорубку.
Нет, мама не имела привычки рыться, конечно же, нет! Просто… просто мясорубка же лежала, вообще нормальная мясорубка, и чего б не забрать! Надо же, а кому-то оказалась не нужна!
. и пофиг что дома ещё три таких, новых. То есть, уже две, но мама-то не знала. И, кстати, так и не вспомнила. Про кухонное она вообще помнила хуже.
Вот с того момента у подруги руки и опустились.

Она дотянула до 18 лет, потом в семье внезапно образовалась ещё одна квартира и подруга съехала. Поклявшись себе, что уж в её-то доме никакого хлама не будет ни-ког-да. Слово держит и по сей день. Говорит, что у неё аллергия на хлам.

* * * * *
А ещё мы на днях помогали переехать приятельнице.
Она снимала одну квартиру шесть лет, а теперь понадобилось переезжать. Сложность состояла в том, что собрать все вещи надо было за полтора дня (а вот так бывает! хозяйка умерла, а детям срочно-аж-бегом), и одна она бы не справилась, конечно.
Мы приехали на подмогу, со своими чемоданами.

И знаете, это была битва.
За каждое вылинявшее полотенечко с пятнами от краски для волос, или кухонное, с неотстирывающимся жирком (сколько их было, полотенечек-то? полтора чемодана! и это только то, что нам никак не удалось отправить на помойку, а ещё полчемодана мы таки отстояли, то есть, отправили, и некоторые — тупо втихаря.)

За каждую простыночку (чёрные пятнышки — это пять лет назад перед отъездом попала в корзину с грязным бельём мокрая майка, ну и… плесень с постельного по приезду отстиралась, запах выветрился, а пятнышки остались).
Бельём этим никто после того не пользовался, купилось новое. Но выкинуть… «ну оставь, на тряпки пригодится же!».

За каждые трусики, которые и дома-то уже носить не нужно. Они и не носятся. Но пусть будут!
За каждую кофточку с растянутыми локоточками — «дома иногда можно носить» — «а когда ты её дома надевала-то в последний раз?» — «нуу… оставь».
За каждый… мы боролись за всё! Потому что всё это хотя бы снести вниз, закинуть в машину, потом выгрузить на другой квартире — уже убиться можно. Мусором — проще. К тому же, переезжает она временно к подруге, в крошечную квартирку — и это элементарно особо негде сложить.

Мы остановили её на моменте складывания в пакет большого и, ссука, года четыре только на моей памяти не работающего сабвуфера — «я потом его в ремонт сдам».
. отдельно шли всякие проводочки… и ещё две колоночки.

Мы спи*дили два металлических подстаканника и отправили их в полёт в окно (под окном деревья густо, никого не убили).
Обычных таких два подстаканника, без узоров и рельефов, явно не представляющих никакой исторической ценности… Сказала, что ей нравятся эти подстаканники, хотела забрать с собой. Подстаканники мы нашли в пыли на нижнем ярусе кладовки. Что мы ещё там нашли… что нашли, то и выбросили. Почему в окно? Мусором вынести не получалось.

Кто-то в процессе разбора вещей пошутил, что на двери этой квартиры надо было бы повесить табличку «Нерезиновка».
Нет, внешне у неё был порядок, никакой грязи, конечно, но… но так обрасти вещами… на съёмной, к тому же, квартире…

* * * * *
. у моего приятеля была ручная крыса. Она жила на вольном выпасе и запиралась в клетку только на ночь, чтобы не мешала спать.

А ещё у крысы была нычка. Она устроила её за диваном, в уголке, и регулярно стаскивала туда всякие съедобные запасы.
В конце недели заботливый хозяин отодвигал диван и выгребал оттуда натурально полведра. Всего. Там были и орешки, и хлебные корочки, и яичная скорлупа, и огрызки яблок, стыренные её из мусорного ведра… да много чего обычно находилось за диваном.

На крысу в эти моменты было страшно смотреть. В глазах её было неподдельное отчаяние, она бегала рядом и разве что не хваталась лапками за голову. Её нору разоряли. Нет, даже не так. ЕЁ нору РАЗОРЯЛИ.

И вот, казалось бы, крыска всю жизнь прожила в приличной семье и уж точно никогда не голодала. Да что там, ей принадлежала буквально вся квартира, она спокойно и в любой момент могла съесть что угодно хоть с кухонного стола, хоть с хозяйской тарелки…
Но в тот момент, когда хозяин отодвигал диван и выгребал оттуда запасы (боже, они ведь ей все равно никогда не пригодились бы!), крыса так страдала, что её было даже жаль.
. хоть и смешно.

Гунька у нас в 1997, восьмилетняя, — пострадала. Только она привыкла на новом месте, обжилась, преодолела в новой школе все трудности общения. Вместо горячо ожидаемого братика получила мать при смерти, выдернута была в конце года к бабушке в другой город, сунута в другой класс. И вообще, общий семейный стресс был огромен.

А в начале 1998 мы купили квартиру. Новую, пустую. Я оклемалась и уехала к мужу из-под маминой опеки еще зимой, весной мы переехали, и летом уже и Гуньку от бабушки решили забрать.

Гунька молчала — но не хотела. Это было ясно. Квартиру она видела: чужое, странное, неживое место. Снова отрываться от привычного, снова обживаться. Дети любят ЗНАКОМЫЕ стены. Наше удовольствие от будущего НАШЕГО, нами придуманного дома было ей совершенно чуждо.

И вот что я сделала. Причем, знаете, сделала как-то по наитию, этапы этого действия даже в голове между собой не связывались. Просто незадолго до Гуниного приезда я купила большой лист наклеек — штук 30 цветных выпуклых смайликов разного цвета, размера и выражения лица. Покупая, я абсолютно не знала, для чего это делаю. Кинула их в ящик. А за сутки до гунькиного приезда неожиданно вынула, и вдруг без всякой идеи, просто испытывая от процесса какое-то детское удовольствие, начала клеить этих смайликов в полупустой квартире в разные тайные местечки. Под балконные перила, на нижнюю сторону, чтобы не было видно. Под навесной кухонный шкаф. На дальнюю сторону унитазного бачка. В дальний уголок хозбалкона. Возле крана ванны. И так далее. И только единственного большого сиреневого смайла я наклеила прямо посередине входной двери с наружной стороны. Чтобы встречал.

Это интересно:  Екатерина Шипулина и Денис Мацуев Свадьба

И только совершив это бессмысленное действие, я стала думать: а для чего, собственно? Кое-что надумала, но конкретизировать не стала, положившись на чистое вдохновение.

Когда приехала Гунька, я встретила ее на лестнице. Клянусь, совершенно неожиданно для себя, указав пальцем на сиреневого смайла, я сообщила ей:
— Ты знаешь, кто это? Это главный домовой. В этом доме их столько. Я даже не знаю, сколько. Ты должна мне помочь, мы их всех найдем.

Гунька открыла рот и в таком виде вошла в квартиру. Через полминуты она рот закрыла и спросила:
— Зачем искать?

Я соображала так быстро, что даже не сказала «ээээ»:
— Те, кого мы найдем, будут нам помогать и нас охранять. Потому что мы тоже будем хранить их тайну.
— Как — помогать?! — обалдела Гунька.
— Ну. как. Каждый же отвечает за что-то свое. Вот одного я тут видела. Гляди, — я нагнулась, Гунька за мной, и желтый смайл под кухонным шкафчиком попал в наше поле зрения. — Этот, я думаю, хранит продукты от моли.
— Вау. — закричала Гунька.

Следующие полчаса мы провели в захватывающем следопытском раже. Я успела забыть добрую треть своих тайников, и последних двоих домовых мы так и не нашли. Их обнаружила Гунька в течение первой недели своего пребывания дома. Одного — на ручке своего собственного дивана. Теперь она, встреченная домовыми, совсем иначе посмотрела на новое место обитания.

С тех пор прошло много лет. Уже состарилась табличка, которую мы тогда повесили под Главным Домовым на входной двери. Совсем недавно Гунька вспоминала тот первый день и поиски. Она, конечно, знает, кто наклеил домовых. Да и тогда, я думаю, знала. Но предпочитала не углубляться.

— Мама, а зачем ты придумала этих домовых?
— Хотела, чтобы ты быстрее почувствовала себя дома.
— Да. Должна тебе сказать, что ты это тогда ОЧЕНЬ ПРАВИЛЬНО сделала.

(c) Лара Шпилберг

Из ЖЖ:
Сижу в очереди к гинекологу.
Передо мной — мама с дочерью лет четырнадцати. Дочь сильно беременная. Месяц восьмой, наверное.
Подошла их очередь. Мать взяла дочь за руку, потащила в кабинет. Через десять минут дочь вышла одна. Наверное, ее отправили в коридор, чтобы мать могла обсудить с гинекологом то, что ребенку лучше не слышать.
Девочка потыкала пальцем в айфон, включила песню на всю громкость и принялась танцевать хип хоп.
Из кабинета выскочила красная мать, схватила дочь за шиворот, встряхнула и закричала:
— Ну почему? Почему, когда я оставляю тебя одну, ты делаешь какую-нибудь гадость?

«О вреде языкознания».

В пятидесятые годы, у нас мальчишек, развлечений было не много. Только то, что мог предложить двор и дом. Двор был много богаче и интереснее дома. Можно было играть в футбол у гаражей (до первого стекла), в «ножички», не обходилось без игр на деньги (если они у тебя были), пристенок, чира, орлянка, и т.д. А дома что? Пойди туда, принеси то, не мешай, а ты уроки сделал? Телевизоры были редки, включались только вечером при родителях, одним словом — тоска. Конечно, где-то существовали «дворцы пионеров» как некие миражи, но больше они существовали в воспалённом воображении и отчетах пионерских руководителей. Единственное, что спасало от этой тоски дома, были книги. Но, впрочем, кому как.

К первому классу я уже бойко читал, и когда другие узнавали что «мама мыла раму», я узнавал про «Остров сокровищ», «Трех мушкетеров», «Робинзона Крузо» и уже не помню что еще. Безусловно, для моего незрелого ума была обозначена родителями «запретная» литература, которая была предусмотрительно упрятана на верхние полки шкафа, да еще и задвинута в самый угол. За её чтение можно было запросто лишиться доступа к книжному шкафу: «Декамерон» Боккаччо, «Гойя» Фейхтвангера, где был не важен текст, а были невыразимо интересны иллюстрации, какие-то запретные поэты ни на фиг мне не нужные, но, как известно, — главное не попадаться. А так, вынес на улицу помойку, сгонял за хлебом, чего-то нацарапал в тетрадь на завтра в школу и можно укрыться в дальнем углу с книгой, что бы тебя не трогали.

Все выше изложенное не более чем введение в ситуацию.

Так вот, добрался я как-то до книги «Проклятые короли» Дрюона. Не очень-то интересные, куда им до «Трех мушкетёров», но все-таки — короли, заговоры, отравления. Я несся галопом по сюжету пока не набрел на какое-то заковыристое слово: РОГОНОСЕЦ. Вроде бы обидное, но не мат и для сюжета имеет значение. Одним словом, я не нашел ничего умнее, чем спросить о нем моего отца. Его реакция меня удивила, нет, скорее напугала!
Вместо того, что бы ответить или отмахнуться от меня, сказать не знаю, отец напрягся и стал мне задавать вопросы: «От кого ты услышал, когда, где и т.д». Я понял, что залез куда-то не туда, прочел что-то не то, и меня сейчас лишат доступа к книжному шкафу. Помятую судьбу героических пионеров-партизан, которыми нас потчевали в школе, я ушел в несознанку. Мол слышал во дворе от мальчишек, не помню кто, не помню когда и так далее.

Отмазка была слабая, можно сказать вообще никакая. Принести со двора трехэтажный мат, самую актуальную феню, блатные поговорки — это сколько угодно. Постоянная ротация дворовой шпаны и блатных (в истинном значение этого слова!), которые то появлялись откуда-то из зон и лагерей, то туда уходили, поддерживала тот языковый сленг, на котором мы все во дворе и общались. Но дома — ни в коем случае. Можно было схлопотать достаточно серьезно. Но — РОГОНОСЕЦ! Это тоже самое что спросить, сейчас, у второклашек про амбивалентность или дискурс. Как далее стало понятно — не прокатило.

Я затаился. И не напрасно. На следующий день мать поинтересовалась приторно елейным голосом, мол, откуда сыночек услышал это слово и, главное, от кого? Я понял, что влип по-крупному, замкнулся и перестал отвечать.

Конечно, его можно было услышать в нашей коммунальной квартире, где жило девять семей. Состав был пестрый: санитарка из поликлиники, профессорша античной литературы с мужем, большая рабочая семья, вдова полковника с двумя сыновьями, районный депутат с тихой, незаметной женой, мои родители, которые работали оба в министерстве и я со старшим братом и дедушкой. Все могли быть на подозрении. Сюда можно было добавить еще друзей родителей, которые часто собирались у нас или мы у них. Вот могли быть источники, но никак не двор!

Тем временем дома сгущались тучи, нет — неумолимо надвигалась буря, причиной которой был я. В общении появились сугубо интеллигентные выражения типа: «Не будешь ли любезна налить мне тарелку супа», «Тебя не обременит сходить, пожалуйста, в магазин за картошкой», ну и тому подобное. В принципе, ничего сверхъестественного не звучало. Вот, например, когда к телефону в коридоре звали профессоршу, то начало было такое: «Будьте любезны, не откажите пожалуйста в одолжении, если вас не затруднит позвать Н.А. к телефону». Это другой ветхозаветный профессор античной литературы звал нашу на предмет написания общего учебника. Но дома!? В обиходе!? У брата перестали ежедневно проверять дневник на наличие записей о его текущем хулиганстве, что грозило вызовом родителей в школу, и, того хуже, к кляузе из школы в партком отца (не шучу). Брат, глядя на меня, торжествовал, правда не понимал причины и предавался игре в карты во дворе. Мои попытки узнать у пацанов, кто же это «рогоносец», выдало мне только решение типа — «тупой как баран». Но это не проходило по контексту.

А двор, в принципе, знал все. Помню, как-то на резонное замечание девочки почти моего возраста, я ей отвесил: «Отвали, а то как дам по яйцам», получил десятиминутную унизительную лекцию о невозможности данного события по причине разного устройства этих органов у нас, с деталями и функциями. Пришлось позорно ретироваться и лезть на шкаф для уточнения нюансов по иллюстрациям к Гойя.

Я старался прошмыгнуть к себе в угол, как мышь. Тем не менее я, как оказывается, не закрывал плотно дверь в коридор, и из-за меня смердило из общей кухни тушеной кислой капустой и жареной на нефтепродуктах перемороженной камбалой. Двор отпал как-то сам собой, и жизнь покатилась под гору.

Так прошла рабочая неделя, и в воскресение утром я был поставлен перед отцом. К чему это разбирательство могло привести, я уже догадывался. Это называлось «выдрать как сидорову козу». Отец был бледен (ну, может быть, это художественное преувеличение) и неумолим. Надо было колоться, иначе моя филейная часть могла познакомиться с солдатским ремнем, на котором отец правил опасную немецкую бритву.
Юные пионеры-партизаны с сожалением взирали на меня с небес.

Со слезами на глазах, понимая, что я лишаюсь недочитанного «Декамерона» и еще ряда других сокровищ мировой литературы, признался, откуда это проклятое слово — РОГОНОСЕЦ. В подтверждение мне пришлось достать эту книгу, найти эти цитаты и уже почти разреветься. И. ничего!! Ну то есть ВООБЩЕ ничего! Шкаф не закрыли, во двор отпустили. Из кухни стало пахнуть снедью от Елены Молоховец. В доме опять стали жить «котик» и «мусик». Даже брат не получил по заслугам.

К вечеру родители ни с того, ни с сего укатили в ресторан, а нам с братом оставили включенный телевизор.

Однако слово так и осталось необъясненным. На мой робкий вопрос отец ответил, что слово это нехорошее и лазить, куда мне не следует, он не рекомендует, а когда я вырасту, то узнаю сам. И правда, когда вырос, то узнал действительное значение этого слова.

Мисс Дзен. История о нахальной попутчице с эпичным концом.

Друг ночью приехал из Воронежа. Расчехлился, сумки закинул и увлёк на кухню чаи гонять. Сна, говорит, ни в одном глазу, пока не расскажу, как доехал, не успокоюсь.
Итак, дальше от его лица:

«Еле успел на поезд, сумки на бегу закидывал, сам чуть носом не проехался по платформе, но успел. Протискиваюсь по коридору и молюсь, чтобы мою нижнюю полку заняли: ненавижу их, всегда езжу наверху, чтоб меня никто не трогал. Молитвы были услышаны: на моей полке угнездился пацан лет десяти, полный, щекастый, ухоженный такой, прилизанный. Рядом мать, сумку его разбирает. На другой нижней полке сидит девушка лет двадцати, в старом свитере, брючках и ярких голубых сланцах. Читает, на возню перед собой ноль внимания. Я взгляд женщины поймал и сказал такой: «Пожалуйста». Мне не жалко полки, но для приличия спросить могли бы. Она фыркнула и отвернулась. Бухнула сумку рядом с девушкой, начала разбирать и ультимативным тоном сказала: «Деточка, я тут расположусь, рядом с ребёнком, ты не против?» Видно, ей тоже выпала верхняя.

«Против. » — раздался полный какого-то внеземного дзена и спокойствия голос.

Дама на секунду опешила, но опомнилась и продолжила разбирать вещи.

«Я должна следить за Мишенькой, вдруг с ним что случится, а сверху слезать долго. Давай не будем ругаться и поменяемся».

Я думал, она сейчас начнет говорить, что специально бронировала место заранее, что это не её проблемы и бла-бла-бла. Но нет. Девушка просто повернулась и легла спиной на баул дамы, как на подушку, не выпуская из рук книгу.

Дамочка от неожиданности рванула сумку, освободив место, и мисс Дзен разлеглась на нём во весь рост.

«Скотина малолетняя» — отчётливо пробурчала женщина и, водрузив сумку на столик, полезла наверх. Оттуда она в скором времени очень удачно уронила расческу, угодившую девушке прямо в лоб. Мисс Дзен, не отвлекаясь от чтения, скинула расческу на пол.

Первые два часа пути дама кряхтела, ворчала, демонстративно неуклюже спускалась с полки, чтобы вытереть Мишеньке сопельки и отрегулировать его теплообмен, расстёгивая и застёгивая жилетку. Но вскоре, поняв, что мисс Дзен класть хотела на её мучения то, чем Вселенная её обделила, устроилась наверху и задремала.

Еще пару часов мы провели в относительном спокойствии и даже умиротворении. Я познакомился с Мишкой, развел его на пару партий в морской бой, в дурака — нормальный, в принципе, пацан оказался, только залюбленный. Мисс Дзен читала, отрешившись от внешнего мира.

Вечерело. Дама проснулась и начала сокрушаться по поводу того, что её сыночек, небось, помирает от голода. Миша, недавно вточивший со мной пару сосисок в тесте, недоуменно пожал плечами. Мол, раз мама сказала, значит, и правда голодный.

Как раз тогда судьба увлекла мисс Дзен в уборную. Вернувшись, она обнаружила, что ей оставили небольшой закуток возле окна, а остальное сиденье было заставлено контейнерами, термосом и Мишей. Дама, перехватив ее абсолютно флегматичный взгляд, все же подумала, что, наконец, проняла нахалку, поэтому торжествующе заявила: «Столик внизу, и мы имеем полное право сидеть тут, мы же не всю полку заняли!».
Ничуть не смутившись, Мисс Дзен прошла на своё место, уютно устроилась там и устремила свой взгляд в размытую движением бесконечность.

. Под конец ужина Миша, накормленный так, что аж из ушей лезло, решил, что негоже другим голодать, и поделился с Мисс Дзен варёным яйцом. Та, как ни странно, взяла. И тут мать, решив, что «нечего разбазаривать продукты на всякую шелупонь», одёрнула Мишу, приземлив того обратно, и шлёпнула Мисс Дзен по руке.

Вот тут я уж было подумал, что стена невозмутимости рухнет, но снова ошибся: Мисс Дзен вернула яйцо на стол и со словами «Всё ваше» вытерла руки о дамочкину юбку.

Что там началось. Дама как ждала, пока что-то проткнёт пузырь негодования. Размахивая руками, она завела сольную арию «Вокзальная хамка, уродка, недоношенная!» В своей тираде она как душу изливала, избрав Мисс Дзен первопричиной бед человечества в целом и своих в частности. «Из-за таких, как ты, сучка, никогда и ничего не идёт так, как надо». Ярость застилала ей глаза, закипал мозг, и, когда контроль над собой был окончательно потерян, дама пихнула Мисс Дзен, да так, что та приложилась головой о стенку, слава Ктулху, хоть легонько.

Пихнула и затихла, с нетерпением ожидая реакции.

«Фас!» — подумал я. Такое стерпеть было уже нельзя.

Если бы Мисс Дзен начала скандалить или распускать руки, образ Самой Невозмутимости навсегда растворился бы в моём сознании. Но она не разочаровала.

Медленно, но вместе с тем неотвратимо она наклонилась к женщине, будто бы собираясь что-то сказать ей на ушко.

И СМАЧНО, МОКРО, ОТ ДУШИ ЛИЗНУЛА ЕЁ, ОТ ПОДБОРОДКА ДО ЛБА, ЧЕРЕЗ ГЛАЗ, РАЗМАЗАВ КОСМЕТИКУ, ОСТАВИВ БЛЕСТЯЩИЙ СЛЮНЯВЫЙ СЛЕД.
ЛИЗНУЛА, КАРЛ!

. Эффект был сокрушителен и мгновенен, как от транквилизатора: дама затихла и принялась кончиками пальцев щупать щеку. Затем сгребла Мишу, закинула его на свою полку и умчалась умываться.

Мисс Дзен вытерла рот салфеткой и изысканно промокнула уголок. Данное действо уже было рассчитано на меня, и, видит бог, я не удержался и похлопал.

За всю оставшуюся поездку дама не проронила ни слова в её сторону. Так же молча они с Мишей покинули вагон на своей станции.

А Мисс Дзен снова углубилась в книгу. Весь её вид говорил о том, что она покинула эту реальность и вернется еще не скоро. Тормошить я её не стал.

Начальница рассказывала про своего соседа:
«. ну, знаешь, он родом из такой глухой деревни, где у каждого есть плазма, но стирают они по-прежнему в речке. «

Прочитала эту шутку и вспомнила.
Я сама из Самары, человек настолько городской, что раньше шутила, что у меня вместо крови-лимфы, наверное, машинное масло.
А мама – заядлая дачница. Сначала был участок на дачном массиве. Потом это показалось несерьезным, купили «домик в деревне», куда родители, выйдя на пенсию, перебирались летом жить. Электричество в этой деревне есть, а водопровода до сих пор нет. Есть родник, есть колодец, но не водопровод.
Как-то в начала лета, сдав сессию, поехала на подня проверить, может, что нужно помочь (полоть, сажать, поливать). Мать неожиданно вместо прополки попросила прополоскать постиранное белье. Постирать-то она постирала, а для полоскания нужно много воды, поэтому полоскать проще всего было на речке.
Ну, надела купальник, взяла белье в тазике, и прямо какая-то генная память включилась! Зашла в воду, где поглубже и муть со дна не поднимается. Тазик (без воды, с отжатым бельем) прекрасно плавал рядом, и я по очереди брала простыни и полоскала. Ничего сложного на самом деле.
И. Вдруг. По маленькой протоке, где я полощу белье, гребут байдарочники. Я на этой протоке байдарок никогда не видела – ни до ни после! Судя по всему, байдорочники были семья, папа-мама-дочка. Увидели меня – и глаза у них стали квадратными, челюсти упали, казалось, ниже дна байдарки.
Видимо, судьба у них такая была — встретить «дикое племя аборигенов».
Ну я а достирала (дополоскала), села в маршрутку, и вечером снова была в Самаре.

Помогите! папа, мама.
Зае.ла меня реклама.
Не проехать, не пройти,
Просто мать твою ети.

Ночь. Метель. Глухая окраина города. На пустую АЗС въезжает такси. Усталый водитель открывает бензобак, поворачивается, чтобы взять пистолет, и внезапно чувствует, как кто-то хлопает его по спине. Он испуганно вздрагивает, медленно оборачивается, и видит, что у него за спиной стоит надувной снеговик, и бьётся головой ему под лопатку.

— Твою же мать! — в сердцах матерится водитель. — Откуда тебя принесло?!

Снеговик молчит, дураковато улыбаясь и пьяно раскачиваясь на ветру. Водитель берёт его за шкирку, и идёт к кассе.

— До полного, и бабу свою заберите! А то улетит! — говорит он в тёмное окошко.
— Какую ещё бабу? — сонно доносится изнутри.
— Надувную! — показывает таксист на стоящего рядом снеговика.
— Это не наша баба! — отвечает оператор.
— Ну не ваша значит не ваша. — говорит водитель, и заправив машину уезжает.
Снеговик, покачиваясь на ветру, остаётся стоять в печальном одиночестве посреди пустой заправки.

* * *
К заправке снеговик действительно не имел никакого отношения. Полчаса назад его сдуло с козырька школы, куда накануне нерадивый захвоз закрепил его тяп-ляп. Целый день снеговик стоял, помахивая варежкой школьникам, а ночью, когда поднялась метель, сорвался с козырька и полетел. И приземлился на соседней автозаправке, напугав своим внезапным появлением полуночного таксиста.

Когда такси уехало, всеми брошенный снеговик ещё немного постоял у кассы, словно в ожидании сдачи, потом очередной порыв ветра подхватил его, поднял, и выбросил на шоссе, прямо под колёса проезжавшего мимо легкового автомобиля. Снеговика ударило бампером, потом лобовым стеклом, он взлетел высоко к небу, и скрылся с глаз в снежной замети. Девушка за рулём от испуга вдавила педаль тормоза в пол, машину занесло, несколько раз крутануло волчком на обледенелой трассе, и в конце концов вынесло в придорожные кусты. Без особого, к счастью, ущерба как для водителя, так и для автомобиля. Несколько секунд девушка сидела, приходя в себя, потом взяла телефон, вышла из машины, и отправилась назад, к месту происшествия. По дороге она набрала короткий номер, и когда оператор ответил, сказала:
— Здравствуйте! Я только что сбила человека!
Потом назвала своё имя и координаты места происшествия.
— Ждите! — сказал оператор, и повесил трубку.
Девушка сунула телефон в карман, и пошла по обочине в поисках пострадавшего. Но сколько бы она ни вглядывалась в пустое шоссе, в заснеженную обочину, ей так и не удалось обнаружить даже намёка на сбитого пешехода.

Не удалось это сделать ни подъехавшим вскоре гаишникам, ни врачам скорой помощи, тоже прибывшим по вызову. Более того, тщательный осмотр практически новенького автомобиля не обнаружил на нём ни малейших следов удара.
— Вы уверены? — спросили в конце концов гаишники у незадачливого водителя.
— Думаете я шучу?
— Ну, мало ли. Может вам показалось? Задремали за рулём.
— Я не задремала! Я просто не понимаю, откуда она взялась! Она выскочила прямо перед машиной! — сказала девушка и заплакала. То ли от стресса, то ли оттого, что ей не верят.
— Успокойтесь! Это что, была женщина?
Девушка всхлипнула, подумала, и сказала.
— Я не уверена. Мне так показалось. Она была в такой, знаете, белой шубе.

Гаишники меж тем помогли вытолкать машину из кювета, составили протокол, и вручили девушке.
— И что теперь? — спросила та.
Гаишники пожали плечами.
— Ну, поскольку второго участника происшествия обнаружить не удалось, то с нашей стороны к вам претензий нет. Разбирайтесь со страховой. И будте пожалуйста внимательнее на дороге!
Уехала невостребованная скорая. Уехала машина ГАИ. Последней, крадучись, скрылся из вида автомобиль с девушкой за рулём. И снова всё погрузилось в снежное небытие. А снеговик, незадачливый и неопознанный виновник происшествия, ещё какое-то время полетал по окрестностям, повинуясь порывам ветра, и наконец приземлился во дворе какого-то частного дома.

* * *
Утром, когда метель улеглась, и выглянуло морозное солнышко, на крыльцо дома выкатился крепко укутанный карапуз лет четырёх. Накануне до поздней ночи они с отцом катали снеговика. Снеговик получился огромный, почти с папу ростом. Они сделали ему красивый нос из настоящей морковки, которую выпросили у ворчащей мамы, а на голову надели настоящее старое ведро. И теперь малышу не терпелось посмотреть, не случилось ли со снеговиком что нибудь за ночь. Карапуз скатился с крыльца, пару минут постоял, тараща широко распахнутые глаза во двор, а потом с криком «Мама! Мама. » бросился обратно.

— Мама! Мама. — кричал он, вбегая в прихожую. — Наш снеговик женился.
— Женился!? — рассеянно переспросила мама с кухни. — На ком женился?
— На ком, на ком! — возмутился малыш. — На снеговихе естественно!
— На какой ещё снеговихе? Что ты выдумываешь, сынок? — стараясь скрыть раздражение ответила мама.
— Что я выдумываю?! Иди сама посмотри!

Обреченно вздохнув, мама накинула куртку и вышла вслед за малышом во двор. Зрелище, которое открылось её глазам, было достойно умиления. К крепкому снежному боку слепленного вчера снеговика нежно прижималась почти точная его копия. Только поменьше ростом, и надувная. Да в отличие от настоящего снеговика, лицо которого имело суровое мужское выражение, копия счастливо лыбилась, как невеста на свадебной фотографии.

— Ты утром, когда уезжал, ничего странного во дворе не заметил? — спросила мама, позвонив папе на работу.
— Да вроде нет. — подумав, ответил папа. — А что случилось?
— Я вам говорила вчера, что лепить нужно двух снеговиков?! Говорила, что одному снеговику будет скучно?!
— Ну, говорила. И что?
— Почему вы меня никогда не слушаете?!
— Господи, да что случилось-то?!
— Этот ваш снеговик ночью приволок себе откуда-то надувную бабу.

Мама по-быстрому собирает дочку в детский сад. Одной рукой ресницы красит, а другой одевает чадо… Бегут на маршрутку. Мать смотрит – дочь без варежек:
— Доченька, ручки без варежек не замёрзли?
— Нет! А ножки без сапожек — да!

Его высочество Том. Не кот, а полноценный член семьи. По жизни психолог, казанова и боец. К каждому имел свой подход. Мама для него была Богиней, на неё он молился. Отца воспринимал как соперника, периодически бился с ним за внимание мамы. С братом рос вместе, они были друзьями, несмотря на все жестокие детские шалости. А я так, обслуживающий персонал, если мамы нет дома.
Том появился у нас 7 ноября 1993 года. Мать приехала откуда-то и сказала:
— Лезь ко мне за пазуху.
Я нащупала тёплый меховой комок с жёсткой шерстью и, вытащив нечто в тёмном коридоре, решила, что мама привезла крысу. На свету котомок оказался белым котёнком с ушами и хвостом цвета муки третьего сорта. Тогда мы ещё не знали, что сиамцы рождаются белыми и темнеют к 6 месяцам.
В квартире не топили, и все ходили в спортивных костюмах. Котёнок с разбегу забирался по штанам, как по дереву, и полз за пазуху. Когда Том подрос, резинки на штанах пришлось утягивать: вес котёнка всё увеличивался, а ловить штаны на коленях — занятие не из приятных.

2 – Проказы Тома
К году Том стал красавцем, радующим нас своим шкодством. В принципе, он мог и не проказить, но видел, что мы в восторге от его проделок и с удовольствием рассказываем про них друзьям и знакомым. Он нас прочувствовал.
* * *
Из его любимых пакостей — засунуть морду в кружку или трёхлитровую банку с молоком и полакать оттуда. А потом с хитрым прищуром посмотреть на того, чьё молоко испортил: «Ну и что теперь делать будешь?» Молоко он не любил, это так, для адреналина, вот сгущёнка — совсем другое дело. Стоило Тому увидеть «правильный» синий рисунок на консервной банке, как сразу же раздавался требовательный «мяв». Ну и танцы под ногами, пока не получит или сгущёнки или пинка.
* * *
Были у нас с Томом игры. Одна из них — «Отнеси еду на место». Коту выдавали кусок мяса, говорили: «Том, место!» Кот брал кусок в зубы и нёс на газетку в свой угол в коридоре. У этой игры был нюанс. Если кусок Том украл, но успел-таки донести в свой угол, трогать кота и его добычу никто не имел права: всё, чики-домики!
* * *
У Тома был талант — он умел абсолютно бесшумно открывать и закрывать сковородки, но с поличным не был пойман ни разу. Выяснилось это так. Захожу на кухню. Сковородка как-то неестественно стоит, ещё чуть-чуть — и упадёт с плиты. Понятно, что никто из людей так оставить не мог. Но крышка на месте? Я медленно перевожу взгляд на пол. На линолеуме возле плиты жирное пятно, улика на месте преступления. Открываю сковородку: в ней жареная рыба и не хватает самого большого куска по центру. Я бегу в коридор и вижу рыбные кости. Какие же противоречивые чувства меня тогда обуревали! Кража налицо, а на своё место этот поганец уже отнёс и съел. И ведь ни одного звука никто не услышал! Вроде и нужно провести воспитательную работу, да поздно.
Кстати, рыбу Том очень любил. По молодости ему один раз попала кость в горло, еле вытащили. После этого случая он научился есть рыбу так, что все косточки оставались горкой, и за него мы больше не переживали.
* * *
Том умел открывать дверцы шкафов. Это помогало ему добывать мясо, которое мы размораживали в кухонном шкафу, как мы думали, пряча от него, пока не застукали там кота.
Ещё Том заметил: если надгрызть палку колбасы, то её отберут, дадут этой палкой по морде, но сколько он надгрыз, столько от этой палки отрежут и потом ему же отдадут. В результате, если коту удавалось «добыть» колбасу, он не обкусывал её с одного конца, а быстренько надгрызал по всей длине. Потом, естественно, получал звездюлей и всё то, что успел надкусить в придачу. И ведь делал он это по большей части не от голода, а от скуки.

Судебный пристав
У меня такое впечатление, что в прошлой жизни Том работал судебным приставом, ибо описун он был отменный.
Несколько лет моя двоюродная сестра, приезжая на сессию в наш город, возила на своей сумке «приветы» от своего тайца Лакки нашему сиамцу Тому и обратно. Не видев друг друга ни разу, они выясняли отношения «по переписке».
Все новые вещи проходили опись. А пакеты, пакеты это слабость всех котов. Не смотря, на то что их прятали, надо было перед выходом всё-таки обнюхать средство транспортировки, ибо дома ты уже принюхался, а в магазине благоухаешь.
Когда брату купили велосипед, кот его обнюхал, подошёл к заднему колесу, повернулся и сбрызнул спицы, то же самое проделал с передним колесом. Мама философски заметила: «Ну всё, теперь велосипед точно наш».
Ещё Том умел напустить лужу так, чтобы она попала под обувь и распределялась строго по контуру подошвы. Сверху ничего не было заметно. Вспомнился знакомый, зашедший к нам на пять минут в туфлях за 500 баксов. Мой словарный запас в тот день существенно пополнился.
Как-то Том потребовал кошку. Требовал так, что его зычное «мырроу» было слышно в соседнем дворе. Дефилировал на балконе второго этажа, время от времени поворачивался к публике задом, гордо задирал хвост и демонстрировал, что он кот. Так его нашли многие хозяева сиамских невест. Периодически в нашу дверь раздавался звонок, и гости говорили, что у них есть кошечка, и как бы вот так их свести. Для рождения сиамских котят нужно, что бы оба родителя были сиамцами, иначе родятся только чёрные. Кота выдавали в корзине в обмен на телефон и адрес или принимали невест у себя.
* * *
В один прекрасный вечер в дверь позвонила соседка с третьего этажа и попросила родителей срочно подняться к ней. Нашим глазам предстала картина маслом по сыру: под дверью была огромная лужа, вокруг валялись клочья утеплителя, сам Том лежал рядом и из разодранной дермантиновой двери одной лапой вяло выковыривал набивку. Раздавшиеся из-за двери требовательные кошачьи вопли заставили Тома сорваться с места, сесть на попу и заработать передними лапами с такой невероятной скоростью, что утеплитель начал взлетать в воздух и медленно, как хлопья снега, падать вниз.
Хозяйка невесты приоткрыла дверь, оттуда высунулась кошачья мордочка и позвала Тома. Кот незамедлительно исчез в квартире, а мы с открытыми ртами так и остались стоять на лестничной клетке. Через пару минут Том вернулся и с деловым видом направился куда-то по своим делам. Соседка только и смогла выдавить: «Я ж тебя, заразу, таблетками кормила…»
В принципе, эту парочку мы уже сводили, и Том не смог пройти мимо нужд своей старой приятельницы. Поэтому ситуацию с соседкой решили полюбовно: лужу вымыли, а дверь просто зашили, обивку менять не стали.
Ухаживал Том настойчиво настойчиво. Ничего не могло стать между ним и объектом его обожания. Как-то в ветклинике, когда мы втроём держали кота чтобы сделать ему укол, он ломанулся в зал ожидания. Там была большая очередь огромных собак и их владельцев. Но наш кот не обратил на них никакого внимания. Всё его внимание сфокусировалось на единственном достойном для его внимания объекте – белой кошке. Кошку держала на руках молодая девушка. Не глядя ни на кого, кот пошёл к ним. Подойдя к девушке, наш Ромео не остановился ни на секунду и полез по одежде хозяйки вверх к кошке. Кошка, увидев такого настойчивого ухажёра, взметнулась вверх к ней на голову. Выше головы лезть было некуда и она вцепилась когтями намертво. Я ломанулась следом. И вот картина. Посреди зала стоит девушка и пытается отцепить кошку от себя, но та вцепилась и есть угроза снять кошку вместе со скальпом. В то же время я пытаюсь отодрать своего кота от несчастной хозяйки белой кошечки и всё это на глазах кучи огромных кобелей и их хозяев, челюсти отвалились у всех. Ветеринары сложились пополам. Наш кот вызвал настоящее восхищение в их глазах и иначе как настоящий мужчина они больше Тома никак не называли. Такой трюк он проделывал не раз. Потом я уже научилась относительно безболезненно снимать кота с хозяек кошачьих невест.

Недавно попалась мне в руки книга по психологии «Игры в которые играют люди». И вспомнился мне случай из далёкой юности. Много лет подряд у моих родителей происходили скандалы, начинающиеся с одного и того же. Отец подходил к телефону и просил мать продиктовать домашний номер семьи друзей для, так сказать, совместной организации досуга. Мама сосредотачивалась, возводила глаза к потолку и начинала медленно говорить:
– Двааааа… (Пауза.) Девяноооосто………. шеееееесть…. (Пауза).
У отца-холерика заканчивалось терпение на третьей цифре, и он начинал орать, чтобы она говорила быстрее. Мать медленно переводила на отца взгляд, затем снова возводила глаза к потолку и невозмутимо продолжала:
– Не перебивай, я так не могу сосредоточиться… Двааааа… (Пауза.) Девянооосто шееееесть… (Пауза.)
– Ты б…ь издеваешься! – взрывался отец, кидал трубку, а заодно ещё чего-нибудь, и развлекаловка была уже дома. Никому никуда уже не надо было ни звонить, ни идти.
Однажды я решила сделать доброе дело, но как известно ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. Затолкав отца в комнату и закрыв к нему дверь, я взяла лист и фломастер, вдохнула поглубже и попросила маму продиктовать номер полностью. Диктовка происходила по известному сценарию, но я стиснула зубы и записала номер до конца. Потом переписала крупными цифрами и присобачила скотчем над телефоном. Жутко довольная собой, я продемонстрировала родителям результат и стала ожидать похвалы. Ха, вот наивная! Такой подлянки родители от меня не ожидали. Они так растерялись, что даже не смогли придумать, за что мне дать звездюлей. Оба обиделись и не разговаривали со мной три дня. Я, по своей неопытности, ещё удивлялась «Чего не так-то?» Это теперь я понимаю, что сломала их любимую игру. Нельзя отбирать любимые игрушки ни у детей, ни тем более у взрослых.

Всегда сторонился общества умных и красивых женщин. Берег нервы. Ибо баба с мужским мозгом, да еще и с внешностью, отключающей у самца все мысли, кроме похабных- смерти подобна. Ну их нахер, этих Сократов с сиськами, справедливо полагал я, уверенно скирдуя поселянок среднерусской возвышенности. В моем марьяже способности должны быть четко разделены : ты красивая-я умный. Я говорю-ты слушаешь. Все что свыше-от лукавого. Баба должна быть нежная, доверчивая и легко поддаваться дрессуре -полагал я.
Несложной дрессуре. То есть разучить команды «Лежать!» , «Тубо!»,»Отрыщь!» и «Апорт»-в смысле правильно реагировать на кинутую ей палку. Ну и быть приученной к лотку. Все.
А с умными наоборот. Не успеешь погарцевать перед зазнобой-как тебя уже запрягли , взнуздали, надели шоры и ты тащишь бричку ее желаний , разбрызгивая хлопья пены под копыта. И это в лучшем случае. В худшем-послали нахуй наметом так,что «от топота копыт пыль по полю летит»
Но не везло. Вечно я влипал в отношения с этими Афинами,мать их,Палладами.
С Настей я познакомился в баре ЦДХ. Миниатюрное создание с потрясной фигурой , детской мордашкой и наивными голубыми глазками профессионального афериста. Мечта глупого педофила. Глупого-поскольку за внешностью школьницы-нимфетки скрывался железный характер вкупе с развитым сознанием. О себе она говорить не любила, способностями никогда не хвастала-они открывались мне случайно. Пошли на корт (Бегемот решил блеснуть умением) Блеснул. 6-0. 6-0.
Мастер спорта, как выяснилось.
С удивлением обнаружил ее непринужденно болтающую с французом на его языке.
Постепенно узнал,что свободно говорит на немецком , итальянском, испанском, арабском, понятное дело, английском и почему-то польском. Все это в 25 годочков, на минуточку. При том на вид ей и 15 лет дать было сложно. Строгого режима.
Мы долго дружили без потуг на потрахаться. В Личной жизни Настя предпочитала 2х метровых атлетов модельной внешности с полным отсутствием мозга. У нее тоже был взгляд на выбор секс-партнеров , аналогичный моему.
Издевалась над своими амантами по-черному.
Захожу в бар — вижу сцену. Настя сидит на коленях у своего очередного Толика и расчесывает его роскошную шевелюру.
-Вычешу я мерина, что бы еб немеряно-кивает она мне на любимого. Нежный Толик идет красными пятнами , ссаживает Настю и уносится прочь, стуча копытами. Обиделся дитятко.
«Тискал девку Анатолий
На бульваре на Тверском,
Но ебать не соизволил:
Слишком мало был знаком «-пожимает плечами Настя.
-За что животину тиранишь, барыня?
-Змея запускаю. Надоел. Такие мы прям нежные, такие , блядь, ранимые. (Настя, говоря о милых , всегда использовала множественное число). Все время опасаюсь ему целку порвать. Это ладно. Я тут недавно с таким персонажем познакомилась- прям розовая мечта Дуньки с мыльного завода.
-Поясни.
-Ну это-Настя плюнула себе на пальцы и осанисто пригладила ими воображаемый пробор: Купчина первой гильдии, Божьей милости.
-Маммоне поклонилась?
-Не вышло. Купец, удалой молодец , кстати , мой типаж. Два метра, руки как ноги, ноги как бревна , косая сажень и заднюю стенку черепа через глаза с поволокой видно.
-Нетипично это для коммерсанта. Может-при тебе тупеет?
-Мне какая разница, отчего он тупой- врожденно или от любви? Меня устраивает. Поумнеет-выгоню.
-А что не вышло?
-Ой там цирк был. Приехали к нему. Сидим, заедаем чай пирогами- а в гостиной у нас все в кубках, да в фотках. Вся стена завешана -тут мы на велосипеде, там на виндсерфинге, здесь мы гору покорили , слева-мускулистой дланью штурвал яхты держим, а вон там самолет пилотируем. Ну , я так скромно, мол- а что это у вас тут пианины в углу пылятся, осмелюсь осведомиться. Ради красоты, али дырку в обоях прикрыть?
-Ну это, грит, миленок- иногда, под настроение, как накатит. бывает. музицирую.
И тут меня и накрыло.
-Чего?
-Да я представила как мы с Марфушей , подругой моею , сидим в людской у него внизу и
чай с блюдечек дуем с хлюпаньем. И вот , Марфуша (Настя растянула в стороны кончики воображаемого крестьянского платочка ), пальцем тычет в потолок и боязливо так -мне:
-Барин, грит Маня вполголоса, глазками вверх указуя , -как накатит-то на него бывалоча -ТОТЧАС БЕЖИТ ЗА ФОРТЕПЬЯНЫ И НУ ХУЯЧИТЬ ПО КЛАВИШАМ.
Ну тут у меня от этой картины пирог недожеванный миленку на рубашку и выплюнулся.
Я со стула на пол стекла и вою. А дроля мой растерямшись. Глазками хлопает, рот разинул.
А я пуще. Прям вижу как на него «Это» накатывает, как рывком рубаху до пупа-ХРРРЯСЬ! —
сшибая все на пути- за фортепьяны. со сбившимся набок шейным бантом. крышку рывком наверх- ХУЯК! Фалды фрака назад- так что одна на плече застряла -и. (Настя размашисто опустила растопыренные ладони на воображаемые клавиши)
-ТА-ДА -ДА ДАМММММ.
-ААААААААА. -Настя вот ты сука.
Плачем друг у друга на плечах.
-Эх, Макс, давай тебе лоботомию сделаем? Я б с тобой замутила тогда.
-Спасибо, Настен, не надо.
-Ты не знаешь от чего отказываешься, дурашка!
-От лоботомии.
-А ну передумаешь-дай знать. Ну или контузия, например. Я тебе сразу дам, отвечаю!
-Обязательно. Как к тебе в миленки захочу-сразу маякну. Это верный признак идиота.
-Ну ступай, Дед Мороз.
-Чего это я в Санта-Клаусы угодил?
-Классику знать надо. Ты когда в бар заходишь, взглядом окрестности окидывая, мне сразу Некрасов вспоминается- ну там, «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои.»-помнишь?
-Ну?
-Глядит — хорошо ли метели лесные тропы занесли,и нет ли где трещины, ЩЕЛИ?
-АААААА. Вот ты язва.
-Макс, а может те к доктору надо? Я вот на прошлой неделе посчитала-ты сколько шалав отсюда уволок? Шестерых?
-Одну потерял по дороге.
-Куда те столько? Может-ты болен?
-Настя, я сам себе дохтур, все намана.
-Ты врач? Ты же говорил что ты подводник вроде?
-В душе я врач. А в разрядной книжке-подводник. Не вижу противоречия.
-Аааа! Ты водолаз-гинеколог? Это тебя клятва Гиппократа заставляет из пизды в пизду нырять, да?-Настя складывает ладошки вместе,как будто собираясь куда то нырнуть.
Ползаю под столом.
-Аааааанастасияяяяя. отстань,ой ик.
-Ладно, дитятко, ступай. Вот там какое то животное приперлось в мини юбке. Как раз твой типаж.
.
Как то захожу в ЦДХ -в углу сидит Настя. Глушит водяру . На нее не похоже. На вид-трезва абсолютно.
-Что с тобой?
-Аааа. Макс,иди сюда. Обними меня.
-Чего это ты трясешься вся?
-АААААА!
Слезы, сопли, вся рубашка мокрая. Еле утешил.
-Ну что стряслось?
Более-менее успокоившись подруга начинает повествование.
-Я ж машину на дилер сдала, теперь на два дня безлошадная. Ловлю тачку. Подъезжает 140 мерин, тонированный вчернь.( История 90х годов-прим. автора)
Я-от него, но поздно. Выпрыгивает жлоб кило за 130, цап меня за шкирку и в машину. А там еще трое таких. Крупных рогатых скотов. Ну все, думаю, Настя, допрыгалась ты.
Начинаю причитать и выть.
-Мол, дяиньки токо не ебите я еще девочка , меня мама дома ждет, ну пожалуйста дяиньки ыыыы.
А в салоне тишина. Ну только я вою.
Один только повернулся и вежливо так говорит-
-Непиздибля!
Ну ,я понимаю.что без секса не уйти и ною уже на другой ноте- Мол дядиньки, хорошо, ебите меня всем стадом , только не бейте у меня мама больная, баушка не перенесет , дети голодные.
-Какие дети у «еще девочки»?
-Заткнись и слушай!
-О! Вижу тебе уже лучше!
Ну я канючу, эти молчат, подъезжаем к подъезду, один меня за шкирку взял и понес. Как кошку. Поднялись на лифте. Они меня перед дверью поставили и позвонили.
За дверью на меня в глазок зыркнули, дверь открылась -там хачик в трусах лыбится золотым зубом сквозь щетину. Только сказать мне что то захотел- как ему в зуб и прислали.
Улетел в квартиру воробышком, чирикнуть не успел.
Эти в хату ломанулись, последний обернулся и вежливо так мне и говорит :
-Уебывайбля!
И дверь захлопнул перед моим носом.
Стою, вою, причитаю, чуть не обоссалась. И радость то какая что все обошлось, но при этом, знаешь, Макс , даже как-то немного обидно. Что же это они меня ебать не захотели? Я что некрасивая что ли ? ЫЫЫЫЫЫ.
Опять плач, всхлипывания итд.
-Красивая ты, Настья, очень красивая. Я бы вот если бы на их месте был, обязательно тебя бы выебал, не переживай!
-Правда?
-Блябуду!
-Ты меня домой отвезешь?
-Конечно!
Приезжаем к ее подъезду, Настя секунду думает, нахмурившись, потом -решительно, сама себе:
-Нет, у меня стресс, мне надо успокоиться-и лезет на меня сверху.
Полночи мы раскачиваем машину у нее под окнами. И у меня квартира есть и у нее, но выходить или ехать не хочется абсолютно. Под утро едем ко мне. Зависаем на неделю. Настя берет отпуск, я забиваю на все дела.
Месяц оторваться друг от друга не могли. Но двум пистолетам тесно в одной кобуре.
Мы не расстались-просто стали реже видеться. Несколько лет Настя могла приехать, забрать меня из любой компании ,от любой бабы и увезти с собой. Отказов она не принимала-да и я особо не брыкался. Хороша была несказанно.
Расстроила таким образом две мои свадьбы.
Наконец, уехала в Америку.
Сейчас я женат,увы и ах, на ОЧЕНЬ красивой и ОЧЕНЬ умной татарке. То еще испытание.
«Мой друг не ищет в жизни легких путей»-сказал Кабан,глядя на невесту.

Первая ночь после свадьбы. Родители невесты просыпаются от крика из другой комнаты…

— Хочу чтобы у меня денег куры не клевали.
— Начни с малого.
— С чего же?
— Заведи кур.

Судебный процесс на Брайтон-бич. Один из участников дела является,
и ему сообщают, что ему предоставлен переводчик. Тот начинает
возмущаться:
— Мне — переводчик? Да это оскорбление! Вы что, считаете,
что я по-английски плохо говорю? Да я окончил лучшую английскую
спецшколу! Да я в Гарвардском университете учился!
Судья наклоняется к переводчику и спрашивает его по-русски:
— О чем это он орет?

— Помнишь, ты ходил в магазин за картошкой?
— Да. И что, она вся испортилась?
— Нет, она вся свекла. Сходи ещё.

Есть мужчины, которые с понтом говорят: «Я один такой!».
Смотрю я него и думаю: «Слава богу!».

Дети Крайнего Севера возмущены передачей «Спокойной ночи, малыши!». Из-за разницы во времени им приходится ложиться спать в 4 утра.

Первая ночь после свадьбы. Родители невесты просыпаются от крика из другой комнаты:

Мать хочет встать, пойти узнать, в чем дело. Отец:

— Спи, сами разберутся…

Через некоторое время опять:

Мать встает, идет к двери, отец в последний момент ее останавливает чуть не силой:

— Говорю же, сами разберутся! Нас с тобой вспомни!

Мать отталкивает отца, сметая все на своем пути, влетает в комнату к новобрачным:

— Что, доченька, милая, что?!

— Хорошо-то как, мама…

В смысле, кто стакан в старости подаст? А бармен для чего?

Самое полезное, что я сделал на работе за последнее время – смазал дверь, чтоб не слышно было, как я ухожу на час раньше.

Босс спрашивает секретаршу:

— А вы знаете японский язык?

— Да, конечно, я же писала об этом в своем резюме.

— В следующей строчке после объема груди.

— А-а! А я дальше не читал!

Сенатор Керри сидит дома. Диван, книжка, собака, грусть. В раздражении кричит жене:
— Да выключи ты наконец этот дурацкий 5-й канал!
Жена:
— Смотри, кретин, и учись!

Дама расказывает подруге:
— С тех пор как мне сообщили в анонимном письме о том,
что мой муж мне изменяет, я мучаюсь одной мыслью…
— С кем он тебе изменяет?
— Нет. Я не представляю, как это у него получается.

«Намедни искушал грибочков жареных, так, слава богу, пронесло…»

До нас были предки.
После нас будут потомки.
Получается, что мы теперьки!?

— Как на раздолбанном Уазике на рыбалку приеду, клев отменный, вокруг тишина.

Следующий пост

Красивые девушки на велосипедах

Комментарии

Рубрики сайта
  • Авиация
  • Авто и мото
  • Армия и флот
  • Археология
  • Животные
  • Здоровье
  • Знаменитости
  • Игры
  • Интересное
  • Интернет и компьютеры
  • История
  • Космос
  • Криминал
  • Кулинария
  • Культура и искусство
  • Мода и стиль
  • Музыка
  • Наука и технологии
  • Новости
  • Общество
  • Охота и рыбалка
  • Политика
  • Природа
  • Психология
  • Путешествие и отдых
  • Развлечения
  • Религия
  • Родноверие
  • Рукоделие
  • Сад и огород
  • Самоделки
  • Спорт
  • Строительство и дизайн
  • Тайны и мифы
  • Экономика
  • Юмор, приколы
  • Песочница
Набирающие популярность

Планируя отпуск прошлым летом, уже предвкушал, как буду кутить и отрываться.

Анекдот про молодого парня и пожилую даму

— Все неприятности когда-либо заканчиваются, уж поверьте мне.

Чудные модники в метро.

Короткие смешные анекдоты и цитаты из жизни

Информационно-развлекательный сайт «Лабуда» — это ежедневные, оперативные, актуальные, интересные новости и полезная информация из разных сфер жизни.

Полное или частичное копирование материалов сайта labuda.blog разрешается только при указании активной и индексируемой гиперссылки на источник публикации.

Правовая информация

Уважаемые авторы, помните, размещаемые вами публикации, не должны нарушать законодательство Российской Федерации и авторские права сторонних ресурсов.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации и Республиках Новороссии: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры​​», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector