Александра Федоровна Жена Николая 2

Александра Федоровна Романова – последняя русская императрица, супруга Николая II. Сегодня мы познакомимся с жизнью и деятельностью этой, безусловно, важной исторической персоны.

Детство и юность

Будущая императрица родилась 25 мая 1872 года, в немецком городе Дармштадт. Ее отцом был великий герцог Гессенский Людвиг IV, а матерью – великая герцогиня Алиса, вторая дочь английской королевы Виктории. Девочка была крещена в лютеранстве и получила имя Алиса Виктория Елена Бригитта Луиза Беатриса, в честь матери и тетушек. В семье девочку стали называть просто Алиса. Воспитанием ребенка занималась мать. Но когда Алисе было всего шесть лет, ее мать умерла. Она ухаживала за больными дифтеритом и сама заразилась. На тот момент женщине было всего 35 лет.

Потеряв мать, Алиса стала жить с бабушкой королевой Викторией. В английском дворе, девочка получила хорошее воспитание и образование. Она свободно владела несколькими языками. В юности принцесса получила философское образование в Гейдельбергском университете.

Летом 1884 года, Александра впервые побывала в России. Она приехала туда на свадьбу своей сестры, принцессы Эллы с князем Сергеем Александровичем. В начале 1889 года, она с братом и отцом вновь посетила Россию. В юную принцессу влюбился цесаревич Николая Александрович, который был наследником престола. Однако императорская семья не придала этому значения, в надежде, что он свяжет свою жизнь с королевской семьей Франции.

Свадьба

В 1894 году, когда состояние императора Александра третьего резко ухудшилось, нужно было скоропостижно решить вопрос о женитьбе царевича и престолонаследии. 8 апреля 1894 года принцесса Алиса была помолвлена с цесаревичем Николаем. 5 октября этого же года, ей пришла телеграмма с просьбой срочно прибыть в Россию. Через пять дней, принцесса Алиса была в Ливадии. Здесь она пробыла с царской семьей до 20 октября – дня, когда умер Александр третий. На следующий день, принцессу приняли в лоно Православной Церкви и нарекли Александрой Федоровной, в честь царицы Александры.

В день рождения императрицы Марии, 14 ноября, когда можно было отступить от строгого траура, Александра Романова вступила в брак с Николаем II. Бракосочетание состоялось в церкви Зимнего дворца. А 14 мая 1896 года царственную чету короновали в Успенском соборе.

Царица Романова Александра Федоровна старалась быть для своего супруга помощницей во всех начинаниях. Общими силами их союз стал настоящим примером исконно христианской семьи. Супруги родили четыре дочери: Ольгу (в 1895 году), Татьяну (в 1897 году), Марию (в 1899 году), Анастасию (в 1901 году). А в 1904 году состоялось долгожданное для всей семьи событие – рождение престолонаследника, Алексея. Ему передалась болезнь, которой страдали предки королевы Виктории – гемофилия. Гемофилия – хроническая болезнь, связанная с плохой свертываемостью крови.

Воспитание

Императрица Александра Романова старалась заботиться обо всей семье, но особое внимание она уделяла сыну. Изначально она самостоятельно его обучала, позже позвала педагогов и контролировала ход обучения. Будучи очень тактичной, императрица оставила болезнь сына втайне от посторонних лиц. Из-за постоянного беспокойства за жизнь Алексия, Александра пригласила во двор Г. Е. Распутина, который умел с помощью гипноза останавливать кровотечение. В опасные моменты, он был единственной надеждой семьи.

Религия

Как свидетельствовали современники, государыня Александра Федоровна Романова, жена Николая 2-го, была очень религиозной. В дни, когда болезнь наследника обострялась, церковь являлась для нее единственным спасением. Благодаря императорской семье, было построено несколько храмов, в том числе, на родине Александры. Так, в память Марии Александровны – первой Российской императрицы из Гессенского дома, в городе Дармштадт был возведен храм Марии Магдалины. А в память коронования императора и императрицы, в 1896 году, в городе Гамбурге заложили храм во имя Всех святых.

Благотворительность

По рескрипту супруга, от 26 февраля 1896 года, императрица занялась покровительством императорского женского Патриотического сообщества. Будучи необычайно трудолюбивой, она много времени уделяла рукоделию. Александра Романова организовывала благотворительные базары и ярмарки, на которых продавались самодельные сувениры. Со временем она взяла под свое покровительство множество благотворительных организаций.

Во время войны с японцами, императрица лично занималась подготовкой санитарных поездов и складов медикаментов для отправки их в места сражений. Но наибольшие труды, Александра Федоровна Романова несла в Первую мировую войну. С самого начала противостояний, в Царскосельской общине, вместе со старшими дочерями, императрица прошла курсы ухода за ранеными. Позже они не раз спасали военных от мучительной гибели. В период с 1914 по 1917 год, в Зимнем дворце работал Комитет склада императрицы.

Клеветническая кампания

Во времена Первой мировой войны, и вообще, в последние годы царствования, императрица стала жертвой безосновательной и безжалостной клеветнической кампании. Ее зачинщиками были революционеры и их пособники, в России и Германии. Они старались как можно шире распространить слухи о том, что императрица изменяла своему супругу с Распутиным и придавала Россию в угоду Германии. Ни один из слухов не был подтвержден фактами.

Отречение от престола

2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола лично за себя, и за своего наследника цесаревича Алексея. Через шесть дней, в Царском Селе, Александра Романова была арестована вместе с детьми. В этот же день, В Могилеве арестовали императора. На следующий день, конвой доставил его в царское Село. В том же году, 1 августа, вся семья отбыла в ссылку в Тобольск. Там, будучи заключенной в доме губернатора, она прожила следующие восемь месяцев.

26 апреля следующего года, Александра, Николай и их дочь Мария, были отправлены в Екатеринбург, оставив на попечение Алексея трех его сестер. Через четыре дня, их поселили в дом, который ранее принадлежал инженеру Н. Ипатьеву. Большевики звали его «дом особого назначения». А узников, они называли «жильцами». Дом был обнесен высоким забором. Его охраной занимались 30 человек. 23 мая, сюда были доставлены остальные дети императорской семьи. Бывшие государи стали жить как тюремные заключенные: полная изоляция от внешней среды, скудная пища, ежедневные часовые прогулки, обыски, и предвзятое враждебное отношение со стороны стражи.

Убийство царской семьи

12 июля 1918 года, большевистский Уралсовет, под предлогом приближения Чехословацкой и Сибирской армии, принял постановление об убийстве императорской семьи. Есть мнение, что уральский военный комиссар Ф. Голощекин в начале того же месяца, побывав в столице, заручился на казнь царской семьи поддержкой В. Ленина. 16 июня Ленин получил телеграмму от Уралсовета, в которой сообщалось, что казнь семьи царя больше не терпит промедления. В телеграмме также попросили Ленина немедленно сообщить о своем мнении на это счет. Владимир Ильич не ответил, и очевидно, что Уралсовет счел это за согласие. Исполнением постановления руководил Я. Юровский, которого 4 июля назначили комендантом дома, в котором были заключены Романовы.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года последовало убийство царской семьи. Узников разбудили в 2 часа ночи, и приказали им спуститься в цокольный этаж дома. Там вся семья была расстреляна вооруженными чекистами. По свидетельствам палачей, государыня императрица Александра Федоровна Романова вместе с дочерями, успела перед смертью перекреститься. Первыми от рук чекистов пали царь и царица. Они не увидели, как детей после расстрела добивали штыками. С помощью бензина и серной кислоты, тела убитых уничтожили.

Расследование

Обстоятельства убийства и уничтожения тела стали известны после расследования Соколова. Отдельные останки императорской семьи, которые также нашел Соколов, были переданы в храм Иова Многострадального, построенный в Брюсселе в 1936 году. В 1950 году он был освящен в память Николая второго, его родственников и всех новомучеников России. В храме также хранятся найденные кольца императорской семьи, иконы и библия, которую Александра Федоровна подарила своему сыну Алексею. В 1977 году, в связи с притоком половников, советская власть решила разрушить дом Ипатьева. В 1981 году царскую семью канонизировали зарубежной Русской православной церковью.

В 1991 году, в Свердловской области официально вскрыли захоронение, которое в 1979 году обнаружил Г. Рябов и принял за могилу царской семьи. В августе 1993 года, Генеральная прокуратура России возбудила расследование убийства семьи Романовых. Тогда же была создана комиссия по идентификации и последующему перезахоронению найденных остатков.

В феврале 1998 года на заседании Священного синода Московского Патриархата было принято решение о погребении найденных остатков в символическую могилу-памятник, как только исчезнут какие-либо основания для сомнения относительно их происхождения. В конечном итоге светская власть России решила перезахоронить остатки 17 июля 1998 года в Петербургском Петропавловском соборе. Отпевание возглавил лично настоятель собора.

На Архиерейском Соборе 2000 года Александра Федоровна Романова, биография которой стала предметом нашего разговора, и остальные царственные страстотерпцы, были канонизированы в Соборе Российских новомучеников. А на месте дома, в котором царскую семью казнили, был построен Храм-Памятник.

Заключение

Сегодня мы узнали, как свою насыщенную, но короткую жизнь прожила Романова Александра Федоровна. Историческое значение этой женщины, как и всей ее семьи, сложно переоценить, ведь они были последними представителями царской власти на территории России. Несмотря на то что героиня нашего рассказа была всегда занятой женщиной, она находила время чтобы обрисовать свою жизнь и мировоззрение в мемуарах. Мемуары Александры Федоровны Романовой были опубликованы едва ли не через век после ее гибели. Они вошли в серию книг под названием «Романовы. Падение династии».

Николай II и Александра Фёдоровна

Николай II и Александра Фёдоровна

Будущий император Николай II родился в 1868 году в семье Александра III и Марии Фёдоровны. Императрица была дочерью короля Дании Кристиана и в девичестве звалась Дагмарой.

Николай вырос в атмосфере роскошного императорского двора, но в строгой и, можно сказать, почти спартанской обстановке. Получив начальное образование, он перешёл к изучению дисциплин, предусмотренных программами Академии Генерального штаба и двух факультетов университета — юридического и экономического.

Николая произвели в штабс-капитаны и определили в лейб-гвардии Преображенский полк. Для приобщения к кавалерийской службе отец перевёл его в лейб-гвардии Гусарский полк, где он командовал эскадроном.

В 1890 году обучение наследника завершилось. В мае месяце Николай записал в своём дневнике: «Сегодня окончательно и навсегда прекратил свои занятия».

Любопытно, что первую любовь Николай испытал к принцессе Алисе Гессенской, которая через несколько лет станет его женой. Впервые они встретились в 1884 году в Петербурге на свадьбе Эллы Гессенской (старшей сестры Алисы) с великим князем Сергеем Александровичем. Ей было 12 лет, ему — 16. В 1889 году Аликс провела в Петербурге шесть недель. Позже Николай писал: «Я мечтаю когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я люблю её давно, но особенно глубоко и сильно с 1889 года… Всё это долгое время я не верил своему чувству, не верил, что моя заветная мечта может сбыться».

Императрица Мария Фёдоровна принципиально противилась браку с германской принцессой (всю свою жизнь она была убеждённой германофобкой).

Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса (таково было её полное имя) родилась в Дармштадте в 1872 году и была четвёртой дочерью герцога Гессенского Людвига и его жены герцогини Алисы Английской — младшей дочери королевы Виктории.

Когда Аликс было шесть лет, вместе с сёстрами и матерью она заболела дифтерией; сама поправилась, но мать и самая младшая сестрёнка Мэри двух лет от роду умерли. Аликс не только осиротела, но и осталась самым младшим ребёнком в семье великого герцога Гессенского Людвига IV. Внучку взяла к себе на воспитание королева Виктория. Никто не знал, что Алиса Английская была носителем гена гемофилии.

С детства Аликс была чрезвычайно замкнутым и серьёзным ребёнком, своими интересами поражавшая окружающих. С ранних пор тянулась к литературе, постоянно читала и конспектировала книги по философии и теологии. Позднее она была удостоена степени доктора философии Кембриджского университета.

Тем временем цесаревич Николай увлёкся балериной Кшесинской. Но даже в этот период он не забывал об Аликс. Кшесинская писала позже: «Он от меня не скрыл, что из всех тех, кого ему пророчили в невесты, он её считал наиболее подходящей, что к ней его влекло всё больше и больше, что она будет его избранницей, если на то последует родительское разрешение…»

Весной 1894 года Александр III и Мария Фёдоровна уступили желаниям сына. Но оставалось ещё одно препятствие к браку — невеста должна была перейти в православие. Зная, сколь серьёзно Аликс относится к религии, Николай понимал, что этого будет нелегко добиться.

В апреле цесаревич со своими дядьями, великими князьями Сергеем и Владимиром, а также их жёнами выехал из Петербурга в Кобург на свадьбу герцога Гессенского, старшего брата Аликс.

Во время этого визита Николай сделал Аликс предложение. «Что сегодня за день! — писал он в дневнике. — После кофе в 10 часов я пошёл с тётей Эллой к Аликс. Она замечательно похорошела, но выглядела чрезвычайно грустно. Нас оставили вдвоём, и тогда между нами начался тот разговор, которого я давно и сильно желал и, вместе, очень боялся. Говорили до 12–14 часов, но безуспешно, она всё противится перемене религии. Она, бедная, много плакала. Расстались более спокойно».

Но уже на следующий день Аликс капитулировала. Николай ликующе записал в дневнике: «Чудный, незабвенный день в моей жизни, день моей помолвки с дорогой и ненаглядной моей Аликс…»

В июне Николай ещё раз посетил Англию, где встречался с Аликс. Возвратившись в Гатчину, цесаревич застал семью в большой тревоге за здоровье отца. Но, несмотря на недомогание, император поехал на охоту в Спалу. Здесь Александру стало ещё хуже. По настоянию врачей он переехал в Ливадию, в Крым. Николай сопровождал его.

В октябре в Крым приехала Аликс. Какое счастье доставила бы эта встреча при других обстоятельствах! Но для Николая наступает время тревог и бесконечных забот.

20 октября Александр III умер.

На другой день, когда дворец задрапировали в чёрное, Аликс приняла православие и с этого дня стала именоваться великой княгиней Александрой Фёдоровной.

7 ноября произошло торжественное погребение покойного императора в Петропавловском соборе в Петербурге, а через неделю состоялось бракосочетание Николая и Александры. Эта свадьба, сыгранная среди поминальных панихид, произвела на всех современников тягостное впечатление.

Сразу после свадебной церемонии императорская чета переехала в Аничков дворец. Здесь, в апартаментах, состоящих из шести комнат, они провели первую зиму. Николай занимался государственными делами в небольшом кабинете, а в соседней комнате его жена изучала русский язык; они могли видеться, когда хотели, и были безмерно счастливы этим. Вскоре после свадьбы Александра записала в дневнике своего мужа: «Никогда не предполагала, что могу быть такой абсолютно счастливой в целом мире, так чувствовать единство двух смертных».

Весной 1895 года Николай перевёз жену в Царское Село. Они поселились в Александровском дворце, который оставался главным домом императорской четы в течение 22 лет. Всё здесь было устроено согласно их вкусам и желаниям, и поэтому Царское всегда оставалось их любимым местом.

Став императрицей, Александра Фёдоровна оказалась в атмосфере изысканного и богатого российского двора, настроенного к ней довольно прохладно. Своё влияние здесь долго сохраняла вдовствующая императрица, не проявлявшая особых симпатий к невестке. В окружении Марии Фёдоровны принцесса Алиса получила оскорбительное прозвище «гессенская муха». Врождённая застенчивость молодой царицы, принимавшаяся часто за холодную надменность, не способствовала росту её популярности.

Царица пыталась укрыться от окружающего мира в семье. Через год после свадьбы у неё родилась дочь Ольга. В 1897 году родилась Татьяна, в 1899-м — Мария, в 1901-м — Анастасия. Заботы о детях или воспитание и образование занимали её постоянно. Однако полного счастья всё-таки не было. Отец и мать страстно хотели иметь сына. Нужен был наследник, но годы шли, а сына всё не было.

12 августа 1904 года в императорской семье родился пятый ребёнок. К великой радости родителей, это оказался мальчик. Николай записал в своём дневнике: «Великий незабвенный для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1 час дня Аликс родила сына, которого при молитве нарекли Алексеем».

Однако безмерная радость довольно скоро была омрачена трагическим открытием: цесаревич страдал гемофилией (несворачиваемостью крови), которая была наследственной болезнью в гессенском роду. От этого страшного недуга умерли брат, дядя и два племянника Александры Фёдоровны. Страх за жизнь наследника, подвергавшегося серьёзной опасности при любом ушибе или царапине, навсегда поселился в душе императрицы.

Следующие годы прошли в тяжёлой борьбе за жизнь и здоровье наследника. Особенно переживала за Алексея императрица, которая сделалась мнительной и крайне религиозной. Потеряв веру во врачей, она все свои надежды возложила на милость Божию. Всякого рода странники и Божьи люди стали желанными гостями в императорской семье. Постепенно среди них выделился и набрал огромную силу сибирский крестьянин Григорий Распутин.

Впервые Распутин появился в Петербурге в 1905 году, когда ему было 36 лет. Этот человек обладал феноменальным даром внушения. Он пророчествовал — и многие из его предсказаний сбывались, он брался лечить людей — и действительно, после общения с ним многие испытывали облегчение.

Это интересно:  Мот и его Жена

Григорий Распутин оказался единственным человеком, способным облегчить страдания наследника. О том, что Алексей тяжко болен, и о силе распутинских чар за пределами узкого семейного круга никто не знал.

Общение Распутина с Николаем и Александрой точно соответствовало его роли. Он был почтителен, но никогда не раболепствовал; он мог громко смеяться и свободно высказывать критические замечания. Григорий обращался к царствующим особам, называя их не «Ваше Величество», а «батюшка» и «матушка». В 1912 году в Спале цесаревич Алексей после сильнейшего кровоизлияния едва не умер. Доктора признали своё бессилие, и только таинственное вмешательство Распутина в очередной раз спасло наследника. С этого времени авторитет Распутина в глазах императорской четы стал безграничным.

Николай очень любил свою семью. Каждый день он совершал с детьми прогулки. Зимой император вместе с детьми увлечённо строил ледяные горки. Вечером часто сидел в семейной гостиной, читая вслух, в то время как жена и дочери рукодельничали. По его выбору это мог быть Толстой, Тургенев или его самый любимый писатель Гоголь. Но мог быть и какой-нибудь модный роман.

Между тем Россия переживала один из самых бурных этапов своей истории. Вслед за японской войной началась первая революция, подавленная с огромным трудом. Императору пришлось согласиться на учреждение Государственной думы. Следующие семь лет были прожиты в покое и даже при относительном процветании.

В утешении и поддержке царя Александра Фёдоровна видела одну из главных целей своей жизни. Постоянно присутствовал и всё время усиливался страх за жизнь Николая, и это чувство, после убийства в 1905 году революционерами мужа сестры Эллы, приняло маниакальный характер. «Кругом вражда и заговор!» — восклицала императрица неоднократно. Спокойствие и душевное равновесие она обретала в молитве и в беседах на духовные темы, которые охотно и часто вела и в кругу семьи, и вне её со священниками и различными «божьими людьми» — странниками, предсказателями, ясновидящими.

Одно время казалось, что России удастся избежать новых социальных потрясений, но вспыхнувшая в 1914 году Первая мировая война сделала революцию неизбежной.

Стараясь творить добро, Александра Фёдоровна занялась деятельностью, просто немыслимой для человека её звания и положения. Она не только патронировала санитарные отряды, учреждала и опекала лазареты, в том числе и в царскосельских дворцах, но вместе со своими старшими дочерьми окончила фельдшерские курсы и стала работать медсестрой.

Сокрушительные поражения русской армии весной и летом 1915 года вынудили Николая лично возглавить армию. С тех пор он много времени проводил в Могилёве и не мог глубоко вникать в государственные дела. Александра с большим рвением взялась помогать мужу. По всем вопросам императрица советовалась с Распутиным. Влияние последнего на все стороны государственной жизни как раз в это время страшно возросло. Дело дошло до того, что по его капризу назначали и меняли министров. Все, кто заботился о престиже династии — министры, великие князья, генералы и депутаты Думы, — сходились на том, что Распутина нужно устранить. В декабре 1916 года «великий старец» был умерщвлён. На смерть «своего друга» императрица написала поэму.

В ходе Февральской революции Николай II подписал отречение от престола в пользу брата Михаила, однако тот отказался принять власть.

Положение императорской семьи между тем постепенно ухудшалось. Под давлением Петроградского Совета Временное правительство арестовало царскую семью и заключило её под стражу в Царскосельском дворце.

Николай и Александра возобновили занятия с детьми. Сам Николай взял на себя преподавание истории и географии. По газетам и журналам он с острым интересом следил за политическими и военными событиями. Много и подолгу возился с детьми, сам чистил снег на дорожках и много читал.

Ситуация в стране снова начала обостряться. Глава Временного правительства Керенский решил, что в целях безопасности царскую семью надо отправить подальше от столицы. После долгих колебаний он приказал перевести Романовых в Тобольск.

Дом тобольского губернатора, назначенный для жизни низложенного государя и его семьи, оказался полуразрушенным. В течение восьми дней, пока шёл ремонт, Романовы жили на пароходе. 13 августа состоялся переезд. В этом доме царская семья прожила восемь месяцев.

Будущее стало внушать Николаю всё большую тревогу. Октябрьский переворот произвёл на него тягостное впечатление.

22 апреля в Тобольск приехал комиссар Яковлев с бойцами. У него был приказ перевезти Романовых в Москву. Под Омском поезд был остановлен, и Яковлев получил приказ передать царскую семью в руки Уральского Совета в Екатеринбурге. С вокзала Романовых доставили на автомобиле в дом купца Ипатьева.

В ночь на 17 июля Николай II, Александра, их дети и четверо приближённых были расстреляны в подвале по постановлению Уральского Совета.

Спустя восемьдесят лет останки царской семьи были захоронены в Екатерининском приделе бывшей зимней церкви Петропавловского собора в Санкт-Петербурге.

Последняя любовь последних Романовых

Александра Федоровна (в девичестве принцесса Алиса Гессен-Дармштадтская) родилась в 1872 году в Дармштадте — столице маленького немецкого герцогства Гессенского. Мать ее умерла в тридцать пять лет. Шестилетнюю Аликс, младшую в большой семье, забрала на воспитание бабушка — знаменитая английская королева Виктория. За светлый характер английский двор прозвал белокурую девочку Санни (Солнышко).

В 1884 году двенадцатилетнюю Аликс привезли в Россию: ее сестра Элла выходила замуж за великого князя Сергея Александровича. Наследник русского престола — шестнадцатилетний Николай — влюбился в нее с первого взгляда. Молодые люди, состоящие к тому же в довольно близком родстве (по отцу принцессы они — троюродные брат и сестра), сразу прониклись взаимной симпатией. Но только через пять лет семнадцатилетняя Аликс вновь появилась при русском дворе.

В 1889 году, когда наследнику цесаревичу исполнился двадцать один год, он обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой. Ответ императора Александра III был краток: «Ты очень молод, для женитьбы ещё есть время, и, кроме того, запомни следующее: ты — наследник Российского престола, ты обручён с Россией, а жену мы ещё успеем найти». Через полтора года после этого разговора Николай записал в свой дневник: «Всё в воле Божией. Уповая на Его милосердие, я спокойно и покорно смотрю на будущее». Этому браку противилась и бабушка Аликс, английская королева Виктория. Впрочем, когда позднее Виктория познакомилась с цесаревичем Николаем, тот произвел на нее очень хорошее впечатление, и мнение английской правительницы изменилось. Сама же Алиса имела основания полагать, что начавшийся роман с наследником русского престола может иметь благоприятные для неё последствия. Вернувшись в Англию, принцесса принимается изучать русский язык, знакомится с русской литературой и даже ведёт продолжительные беседы со священником русской посольской церкви в Лондоне.

В 1893 году Александр III серьёзно заболел. Тут и встал опасный для престолонаследия вопрос — будущий государь не женат. Николай Александрович же категорически заявил, что он выберет себе невесту только по любви, а не по династическим соображениям. При посредничестве великого князя Михаила Николаевича согласие императора на брак сына с принцессой Алисой было получено.

Однако Мария Федоровна плохо скрывала недовольство по поводу неудачного, на её взгляд, выбора наследника. То обстоятельство, что принцесса Гессенская вступила в русскую императорскую семью в скорбные дни страданий умиравшего Александра III, вероятно, ещё больше настроило Марию Федоровну против новой государыни.

В апреле 1894 года Николай отправился в Кобург на свадьбу брата Аликс — Эрни. И вскоре газеты сообщили о помолвке цесаревича и Алисы Гессен-Дармштадтской. В день помолвки Николай Александрович записал в своём дневнике: «Чудесный, незабываемый день в моей жизни — день моей помолвки с дорогой Аликс. Я хожу весь день словно вне себя, не вполне сознавая полностью, что со мной происходит». 14 ноября 1894 года — день долгожданной свадьбы. В свадебную ночь Аликс записала в дневнике Николая: «Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно…» После свадьбы цесаревич запишет в свой дневник: «Невообразимо счастлив с Аликс. Жаль, что занятия отнимают столько времени, которое так хотелось бы проводить исключительно с ней».

Обычно жены русских наследников престола долгое время находились на вторых ролях. Таким образом, они успевали тщательно изучить нравы общества, которым им придётся управлять, успевали сориентироваться в своих симпатиях и антипатиях, а главное, успевали приобрести необходимых друзей и помощников. Александре Федоровне в этом смысле не повезло. Она взошла на престол, что называется, попав с корабля на бал: не понимая чужой ей жизни, не умея разобраться в сложных интригах императорского двора. До болезненности замкнутая, Александра Федоровна словно являла собой противоположный образец приветливой вдовствующей императрицы — она, напротив, производила впечатление надменной, холодной немки, с пренебрежением относящейся к своим подданным.

Смущение, неизменно охватывающее царицу при общении с незнакомыми людьми, препятствовало установлению простых, непринуждённых отношений с представителями высшего света, которые ей были жизненно необходимы. Александра Федоровна совершенно не умела покорять сердца своих подданных, даже те, кто были готовы преклоняться перед членами императорской семьи, не получали повода для этого. Так, например, в женских институтах, Александра Федоровна не могла выдавить из себя ни одного приветливого слова. Это тем более бросалось в глаза, так как бывшая императрица Мария Федоровна умела вызвать в институтках непринуждённое к себе отношение, переходящее в восторженную любовь к носителям царской власти.

Вмешательство царицы в дела государственного правления проявилось далеко не сразу после её свадьбы. Александру Федоровну вполне устраивала традиционная роль хранительницы домашнего очага, роль женщины возле мужчины, занятого трудным, серьёзным делом. Николай II, человек по натуре домашний, для которого власть представлялась скорее обузой, чем способом самореализации, радовался любой возможности забыть в семейной обстановке о своих государственных заботах и с удовольствием предавался тем мелким домашним интересам, к которым имел природную склонность. Тревога и смятение охватили царствующую чету ещё тогда, когда императрица с какой-то роковой последовательностью начала рожать девочек. Против этого наваждения нельзя было ничего сделать, но Александра Федоровна, усвоившая своё предназначение королевы, восприняла отсутствие наследника как своего рода кару небесную. На этой почве у неё, особы крайне впечатлительной и нервной, развился патологический мистицизм. Теперь любой шаг самого Николая Александровича сверялся с тем или иным небесным знамением, причём государственная политика незаметно переплелась с деторождением.

Влияние царицы на мужа усиливалось и тем значительнее оно становилось, чем дальше отодвигался срок появления наследника. Ко двору был приглашён французский шарлатан Филипп, который сумел убедить Александру Федоровну в том, что он в состоянии обеспечить ей, путём внушения, мужское потомство, и она вообразила себя беременной и чувствовала все физические симптомы этого состояния. Лишь после нескольких месяцев так называемой ложной беременности, весьма редко наблюдаемой, государыня согласилась на освидетельствование врачом, который и установил истину. Но самое главное несчастье состояло в том, что шарлатан получил через царицу возможность влиять на государственные дела. Один из ближайших помощников Николая II записал в 1902 году в своём дневнике: «Филипп внушает государю, что ему не нужно иных советчиков, кроме представителей высших духовных, небесных сил, с коими он, Филипп, ставит его в сношение. Отсюда нетерпимость какого-либо противоречия и полный абсолютизм, выражающийся подчас абсурдом».

Филиппа всё-таки удалось выдворить из страны, ибо Департамент полиции через своего агента в Париже разыскал неоспоримые свидетельства жульничества французского подданного. А вскоре последовало и долгожданное чудо — на свет появился наследник Алексей. Однако рождение сына не принесло умиротворения в царскую семью.

Ребёнок страдал ужасной наследственной болезнью — гемофилией, хотя его болезнь держалась в государственном секрете. Дети царственной семьи Романовых — Великие Княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, и наследник цесаревич Алексей — были необыкновенны своей обыкновенностью. Несмотря на то, что они были рождены в одном из самых высоких положений в мире и имели доступ ко всем земным благам, они росли как обычные дети. Даже Алексею, которому каждое падение грозило мучительной болезнью и даже смертью сменили постельный режим на обычный ради того, чтобы он обрел мужество и другие качества, необходимые наследнику престола.

По свидетельству современников, императрица была глубоко религиозна. Церковь являлась для нее главным утешением, особенно в то время, когда обострялась болезнь наследника. Императрица выстаивала полные службы в придворных храмах, где ею был введен монастырский (более длительный) богослужебный устав. Комната Царицы во дворце представляла собой соединение спальни императрицы с кельей монахини. Огромная стена, прилегавшая к постели, была сплошь увешана образами и крестами.

Во время первой мировой войны распускались слухи, что Александра Федоровна отстаивала интересы Германии. По личному приказу государя было проведено секретное расследование «клеветнических слухов о сношениях императрицы с немцами и даже о ее предательстве Родины». Установлено, что слухи о желании сепаратного мира с немцами, передаче императрицей немцам русских военных планов распространялись германским генеральным штабом. После отречения государя Чрезвычайная следственная комиссия при Временном правительстве пыталась и не смогла установить виновность Николая II и Александры Федоровны в каких-либо преступлениях.

Александра Федоровна Жена Николая 2

ЖЕНА НИКОЛАЯ ВТОРОГО

АЛЕКСАНДРА Федоровна (жена Николая II)
АЛЕКСА;НДРА Федоровна (25 мая (6 июня) 1872 — 16 (29) июля 1918, Екатеринбург), российская императрица, жена Николая II Александровича (см. НИКОЛАЙ II Александрович) (с 14 ноября 1894); дочь великого герцога гессен-дармштадтского Людовика IV, внучка английской королевы Виктории (см. ВИКТОРИЯ (королева)).
До замужества носила имя Алисы Виктории Елены Луизы Беатрисы. Властная и истеричная Александра Федоровна имела большое влияние на Николая II, была ярой сторонницей неограниченного самодержавия, главой германофильской группировки при дворе. Она отличалась крайним суеверием, безгранично верила Г.Е. Распутину (см. РАСПУТИН Григорий Ефимович), который использовал расположение царицы при решении политических вопросов. Во время Первой мировой войны Александра Федоровна была сторонницей заключения сепаратного мира с Германией. После Февральской революции, в марте 1917 была арестована вместе со всей царской семьей, выслана в Тобольск, а затем — в Екатеринбург, где по постановлению Уральского областного совета расстреляна вместе с семьей в июле 1918.

Четвёртая дочь (и шестой ребёнок) великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, внучка английской королевы Виктории.

Родилась в Дармштадте (Гессен), в день третьего обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.[1]

В 1884 году приехала в гости к своей сестре, Великой княгине Елизавете Фёдоровне, супруге Великого князя Сергея Александровича. Здесь она познакомилась с наследником российского престола, Николаем Александровичем.

2 ноября 1894 года (на следующий день после смерти императора Александра III) перешла из лютеранства в православие, приняв русское имя, а уже 26 ноября сочеталась браком с новым императором России Николаем II.

Считала старцем и Другом своей семьи сибирского крестьянина Г. Е. Распутина-Нового.

Была убита вместе со всей семьёй в 1918 году в Екатеринбурге. В 1981 году была причислена к лику святых Русской православной церковью заграницей, а в 2000 году и Московским Патриархатом.

Когда её канонизировали, стала Царицей Александрой Новой, поскольку уже была среди святых Царица Александра.[2]
Отношения с обществом

Александре Фёдоровне при жизни не удалось стать популярной в своём новом отечестве, особенно в высшем обществе. Императрица-мать Мария Фёдоровна была принципиально против брака сына с германской принцессой, и это наряду с рядом других внешних обстоятельств в соединении с болезненной застенчивостью молодой императрицы сразу же отразилось на отношении к ней всего русского двора.

Как считал бывший в 1916 году начальником канцелярии министра Двора А. А. Мосолов, Мария Фёдоровна, будучи истовой датчанкой, ненавидела немцев, не прощая им аннексии Шлезвига и Голштинии в 1864 году.[3]

Французский посол М. Палеолог, однако, отмечал в 1915 году:

Вот уже несколько раз я слышу, как упрекают императрицу в том, что она сохранила на троне симпатию, предпочтение, глубокую нежность к Германии. Несчастная женщина никаким образом не заслуживает этого обвинения, которое она знает, и которое приводит ее в отчаяние.

Александра Федоровна, родившаяся немкой, никогда не была ею ни умом, ни сердцем. Ее воспитание, ее обучение, ее умственное и моральное образование также были вполне английскими. И теперь еще она — англичанка по своей внешности, по своей осанке, по некоторой непреклонности и пуританизму, по непримиримой и воинствующей строгости ее совести, наконец, по многим своим интимным привычкам. Этим, впрочем, ограничивается все, что проистекает из ее западного происхождения.

Основа ее натуры стала вполне русской. Прежде всего и несмотря на враждебную легенду, которая, как я вижу, возникает вокруг нее, я не сомневаюсь в ее патриотизме. Она любит Россию горячей любовью. И как не быть ей привязанной к этой усыновившей ее родине, которая для нее резюмирует и олицетворяет все ее интересы женщины, супруги, государыни, матери?

Когда она в 1894 г. вступила на трон, было уже известно, что она не любит Германии и особенно Пруссии.[4]

По свидетельству дочери лейб-медика Е. С. Боткина, после зачтения императором манифеста о войне с Германией Александра Фёдоровна плакала от радости.[5] И во время второй англо-бурской войны императрица Александра была, как и русское общество, на стороне буров (хотя и ужасалась потерям среди офицеров у англичан).[6][7]

Кроме императрицы-матери, не взлюбили молодую императрицу и другие родственники Николая II. Если верить свидетельствам её фрейлины А. А. Вырубовой, то причиной этого было, в частности, следующее:

Это интересно:  Козловский Данила с Женой

…Последние годы приезжали маленькие кадеты играть с Наследником. Всем им объясняли осторожно обращаться с Алексеем Николаевичем. Императрица боялась за него и редко приглашала к нему его двоюродных братьев, резвых и грубых мальчиков. Конечно, родные за это сердились.[8]

В тяжёлое для России время, когда шла мировая война, высшее общество развлекалось новым и весьма интересным занятием — распусканием всевозможных сплетен про Александру Фёдоровну. Если верить А. А. Вырубовой, то примерно зимой 1915/1916 годов к её сестре Александре Пистолькорс, жене камер-юнкера Высочайшего Двора, как-то прибежала возбуждённая госпожа Марианна фон Дерфельден (её свояченица) со словами:

Сегодня мы распускаем слухи на заводах, что Императрица спаивает Государя, и все этому верят.[9]

Прочие враги Александры Фёдоровны не стеснялись впоследствии и излагать свои сокровенные мысли на бумаге. Так, её «тёзка» А. Ф. Керенский писал в мемуарах:

… кто бы мог предугадать, что искрящейся радостью принцессе, «виндзорскому солнечному лучику», как ласково называл ее Николай II, суждено стать мрачной русской царицей, фанатичной приверженицей православной церкви.[10]

Причина вражды по отношению к императрице не составляла загадки для Н. Н. Тихановича-Савицкого (лидера Астраханской народной монархической партии), который писал Николаю II:

Государь! План интриги ясен: пороча Царицу и указывая, что все дурное идет от нее, внушают этим населению, что Ты слаб, а значит, надо управление страной взять от Тебя и передать Думе.[11]

«Если мы дадим преследовать нашего Друга, то мы и наша страна пострадаем за это» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 22 июня 1915 года)
«Мне хочется отколотить почти всех министров…» (из письма супругу от 29 августа 1915 года)
«Большие скоты, я не могу их иначе назвать» (о Священном Синоде, из письма супругу от 12 сентября 1915 года)
«…страна, где Божий человек помогает государю, никогда не погибнет. Это верно» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 5 декабря 1915 года)
«Да, я более русская, нежели многие иные, и не стану сидеть спокойно» (из письма супругу от 20 сентября 1916 года)
«Почему меня ненавидят? Потому что им известно, что у меня сильная воля и что, когда я убеждена в правоте чего-нибудь (и если меня благословил Гр[игорий]), то я не меняю мнения, и это невыносимо для них» (о своих недругах и о Г. Распутине, из письма супругу от 4 декабря 1916 года)
«Почему генералы не позволяют посылать в армию «Р. знамя» (небольшая патриотическая газета)? Дубровин находит, что это — позор (я согласна), — а читать всякие прокламации им можно? Наши начальники, право, идиоты» (о газете «Русское Знамя» и её издателе-черносотенце, из письма супругу от 15 декабря 1916 года)
«Не могу понять людей, которые страшатся умереть. Я всегда смотрела на смерть как на избавление от земных страданий» (из разговора с подругой Юлией Ден 18 декабря 1916 года)
«Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасённой немцами» (из разговора в заключении, март 1918 года)[12]

У певицы Жанны Бичевской на альбоме «Мы — русские» (2002) есть песня «Царица Александра»:

Жила любовью просто, молитвенно и скромно —
Я перед целым миром сказать не побоюсь —
Царица Александра архангелам подобна,
Что для времён последних вымаливают Русь…

Мария Фёдоровна
Дети
Александр I
Константин Павлович
Александра Павловна
Екатерина Павловна
Елена Павловна
Мария Павловна
Ольга Павловна
Анна Павловна
Николай I
Михаил Павлович
Александр I
Елизавета Алексеевна
Николай I
Александра Фёдоровна
Дети
Александр II
Мария Николаевна
Ольга Николаевна
Александра Николаевна
Константин Николаевич
Николай Николаевич
Михаил Николаевич
Александр II
Мария Александровна
Дети
Александра Александровна
Николай Александрович
Александр III
Мария Александровна (великая княжна)
Владимир Александрович
Алексей Александрович
Сергей Александрович
Павел Александрович
Александр III
Мария Фёдоровна
Дети
Николай II
Александр Александрович
Георгий Александрович
Ксения Александровна
Михаил Александрович
Ольга Александровна
Николай II
Александра Фёдоровна
Дети
Ольга Николаевна
Татьяна Николаевна
Мария Николаевна
Анастасия Николаевна
Алексей Николаевич

Царица Александра Фёдоровна с семьёй, Ливадия, Крым, 1913
Великая княгиня Елизавета Фёдоровна с её сестрой царицей Александрой и зятем царём Николаем II

По мнению дипломата М. В. Майорова, Александра Фёдоровна не только не стремилась из пронемецких симпатий склонить супруга к сепаратному миру с Германией, как это ей обычно приписывается, а напротив, сыграла «пагубную роль в намерении Николая II вести «войну до победного конца»», при этом даже «не обращая внимания на колоссальные людские потери русской армии».[13]

Четвёртая дочь (и шестой ребёнок) великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы, внучка английской королевы Виктории.

Родилась в Дармштадте (Гессен), в день третьего обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.[1]

В 1884 году приехала в гости к своей сестре, Великой княгине Елизавете Фёдоровне, супруге Великого князя Сергея Александровича. Здесь она познакомилась с наследником российского престола, Николаем Александровичем.

2 ноября 1894 года (на следующий день после смерти императора Александра III) перешла из лютеранства в православие, приняв русское имя, а уже 26 ноября сочеталась браком с новым императором России Николаем II.

Считала старцем и Другом своей семьи сибирского крестьянина Г. Е. Распутина-Нового.

Была убита вместе со всей семьёй в 1918 году в Екатеринбурге. В 1981 году была причислена к лику святых Русской православной церковью заграницей, а в 2000 году и Московским Патриархатом.

Когда её канонизировали, стала Царицей Александрой Новой, поскольку уже была среди святых Царица Александра.[2]
Отношения с обществом

Александре Фёдоровне при жизни не удалось стать популярной в своём новом отечестве, особенно в высшем обществе. Императрица-мать Мария Фёдоровна была принципиально против брака сына с германской принцессой, и это наряду с рядом других внешних обстоятельств в соединении с болезненной застенчивостью молодой императрицы сразу же отразилось на отношении к ней всего русского двора.

Как считал бывший в 1916 году начальником канцелярии министра Двора А. А. Мосолов, Мария Фёдоровна, будучи истовой датчанкой, ненавидела немцев, не прощая им аннексии Шлезвига и Голштинии в 1864 году.[3]

Французский посол М. Палеолог, однако, отмечал в 1915 году:

Вот уже несколько раз я слышу, как упрекают императрицу в том, что она сохранила на троне симпатию, предпочтение, глубокую нежность к Германии. Несчастная женщина никаким образом не заслуживает этого обвинения, которое она знает, и которое приводит ее в отчаяние.

Александра Федоровна, родившаяся немкой, никогда не была ею ни умом, ни сердцем. Ее воспитание, ее обучение, ее умственное и моральное образование также были вполне английскими. И теперь еще она — англичанка по своей внешности, по своей осанке, по некоторой непреклонности и пуританизму, по непримиримой и воинствующей строгости ее совести, наконец, по многим своим интимным привычкам. Этим, впрочем, ограничивается все, что проистекает из ее западного происхождения.

Основа ее натуры стала вполне русской. Прежде всего и несмотря на враждебную легенду, которая, как я вижу, возникает вокруг нее, я не сомневаюсь в ее патриотизме. Она любит Россию горячей любовью. И как не быть ей привязанной к этой усыновившей ее родине, которая для нее резюмирует и олицетворяет все ее интересы женщины, супруги, государыни, матери?

Когда она в 1894 г. вступила на трон, было уже известно, что она не любит Германии и особенно Пруссии.[4]

По свидетельству дочери лейб-медика Е. С. Боткина, после зачтения императором манифеста о войне с Германией Александра Фёдоровна плакала от радости.[5] И во время второй англо-бурской войны императрица Александра была, как и русское общество, на стороне буров (хотя и ужасалась потерям среди офицеров у англичан).[6][7]

Кроме императрицы-матери, не взлюбили молодую императрицу и другие родственники Николая II. Если верить свидетельствам её фрейлины А. А. Вырубовой, то причиной этого было, в частности, следующее:

…Последние годы приезжали маленькие кадеты играть с Наследником. Всем им объясняли осторожно обращаться с Алексеем Николаевичем. Императрица боялась за него и редко приглашала к нему его двоюродных братьев, резвых и грубых мальчиков. Конечно, родные за это сердились.[8]

В тяжёлое для России время, когда шла мировая война, высшее общество развлекалось новым и весьма интересным занятием — распусканием всевозможных сплетен про Александру Фёдоровну. Если верить А. А. Вырубовой, то примерно зимой 1915/1916 годов к её сестре Александре Пистолькорс, жене камер-юнкера Высочайшего Двора, как-то прибежала возбуждённая госпожа Марианна фон Дерфельден (её свояченица) со словами:

Сегодня мы распускаем слухи на заводах, что Императрица спаивает Государя, и все этому верят.[9]

Прочие враги Александры Фёдоровны не стеснялись впоследствии и излагать свои сокровенные мысли на бумаге. Так, её «тёзка» А. Ф. Керенский писал в мемуарах:

… кто бы мог предугадать, что искрящейся радостью принцессе, «виндзорскому солнечному лучику», как ласково называл ее Николай II, суждено стать мрачной русской царицей, фанатичной приверженицей православной церкви.[10]

Причина вражды по отношению к императрице не составляла загадки для Н. Н. Тихановича-Савицкого (лидера Астраханской народной монархической партии), который писал Николаю II:

Государь! План интриги ясен: пороча Царицу и указывая, что все дурное идет от нее, внушают этим населению, что Ты слаб, а значит, надо управление страной взять от Тебя и передать Думе.[11]

«Если мы дадим преследовать нашего Друга, то мы и наша страна пострадаем за это» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 22 июня 1915 года)
«Мне хочется отколотить почти всех министров…» (из письма супругу от 29 августа 1915 года)
«Большие скоты, я не могу их иначе назвать» (о Священном Синоде, из письма супругу от 12 сентября 1915 года)
«…страна, где Божий человек помогает государю, никогда не погибнет. Это верно» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 5 декабря 1915 года)
«Да, я более русская, нежели многие иные, и не стану сидеть спокойно» (из письма супругу от 20 сентября 1916 года)
«Почему меня ненавидят? Потому что им известно, что у меня сильная воля и что, когда я убеждена в правоте чего-нибудь (и если меня благословил Гр[игорий]), то я не меняю мнения, и это невыносимо для них» (о своих недругах и о Г. Распутине, из письма супругу от 4 декабря 1916 года)
«Почему генералы не позволяют посылать в армию «Р. знамя» (небольшая патриотическая газета)? Дубровин находит, что это — позор (я согласна), — а читать всякие прокламации им можно? Наши начальники, право, идиоты» (о газете «Русское Знамя» и её издателе-черносотенце, из письма супругу от 15 декабря 1916 года)
«Не могу понять людей, которые страшатся умереть. Я всегда смотрела на смерть как на избавление от земных страданий» (из разговора с подругой Юлией Ден 18 декабря 1916 года)
«Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасённой немцами» (из разговора в заключении, март 1918 года)[12]

У певицы Жанны Бичевской на альбоме «Мы — русские» (2002) есть песня «Царица Александра»:

Жила любовью просто, молитвенно и скромно —
Я перед целым миром сказать не побоюсь —
Царица Александра архангелам подобна,
Что для времён последних вымаливают Русь…

Когда маленькой Алекс исполнилось шесть лет,В 1878 году в Гессене распространилась эпидемия дифтерии.От неё умерли мать Алисы и ее младшая сестра Мэй.
отец алекс (280×403, 32Kb)мать Алекс (280×401, 26Kb)
Людвиг IV Гессенский и герцогиня Алиса(вторая дочь королевы Виктории и принца Альберта)-родители Алекс

И тогда девочку забирает к себе английская бабушка. Алиса считалась любимой внучкой королевы Виктории, которая называла её Sunny («Солнышко»). Так что большую часть детства и отрочества Аликс провела в Англии, где и получила воспитание. Королева Виктория, кстати, не любила немцев и питала к императору Вильгельму II особое нерасположение, которое передалось и внучке. Всю жизнь потом Александра Федоровна чувствовала большее тяготенее к родине с материнской стороны, к тамошним родственникам и друзьям. Морис Палеолог, французский посол в России, писал о ней:»Александра Федоровна не немка ни по уму, ни по сердцу и никогда ею не была. Конечно, она таковая по рождению. Ее воспитание, образование, сформирование сознания и морали стали совершенно английскими. И ныне еще она англичанка по своей внешности, манере себя держать, некоторой натянутости и пуританскому характеру, неуступчивости и воинственной суровости совести. Наконец, по многим своим привычкам.»
2Александр.Федоровна (374×600, 102Kb)

В июне 1884 года, 12-и лет, Алиса впервые посетила Россию, когда её старшая сестра Элла (в православии — Елизавета Фёдоровна) сочеталась браком с великим князем Сергеем Александровичем. В 1886 году она приехала в гости к своей сестре, великой княгине Елизавете Федоровне (Элле), супруге великого князя Сергея Александровича. Тогда она и познакомилась с наследником, Николаем Александровичем. Молодые люди, состоящие к тому же в довольно близком родстве (по отцу принцессы они — троюродные брат и сестра), сразу прониклись взаимной симпатией.
Сергей Александр.,брат Ник 11 (200×263, 52Kb)Елиз.Федор.-сестра (200×261, 43Kb)
Сергей Александрович и Елизавета Федоровна (Элла)

Будучи в гостях у своей сестры Эллы в Петербурге, Аликс приглашалась на светские мероприятия. Вердикт, вынесенный высшим светом, был жесток: «Необаятельна. Держится, словно аршин проглотила». Какое дело высшему свету до проблем маленькой принцессы Аликс? Кому интересно, что она растет без матери, очень страдает от одиночества, застенчивости, и страшных болей лицевого нерва? И только голубоглазый наследник был поглощен и восхищен гостьей без остатка — он влюбился! Не зная, что делают в таких случаях, Николай попросил у матери элегантную брошь с бриллиантами и тихонько вложил в руку свой двенадцатилетней возлюбленной. От растерянности она ничего не ответила. На следующий день гости уезжали, давался прощальный бал и Аликс улучив минуту, быстро подошла к Наследнику и так же молча вернула ему в руку брошь. Никто ничего не заметил. Только между ними теперь оказалась тайна: почему она ее вернула?

Детский наивный флирт наследника престола и принцессы Алисы в следующий приезд девушки в Россию через три года стал приобретать уже серьёзный характер сильного чувства.

Однако приезжая принцесса не пришлась по душе родителям цесаревича: императрица Мария Федоровна, как истинная датчанка, ненавидела немцев и была против брака с дочерью Людвига Гессен Дармштадтского. Родители до последнего надеялись на его брак с Еленой Луизой Генриеттой, дочерью Луи-Филиппа, графа Парижского.

Сама же Алиса имела основания полагать, что начавшийся роман с наследником русского престола может иметь благоприятные для неё последствия. Вернувшись в Англию, принцесса принимается изучать русский язык, знакомится с русской литературой и даже ведёт продолжительные беседы со священником русской посольской церкви в Лондоне. Горячо любящая её королева Виктория, конечно, хочет помочь внучке и обращается с письмом к великой княгине Елизавете Федоровне. Бабушка просит подробнее разузнать о намерениях русского императорского дома, чтобы решить вопрос о том, стоит ли подвергать Алису конфирмации по правилам англиканской церкви, потому что по традиции члены царской фамилии в России имели право сочетаться браком только с женщинами православного вероисповедания.

Прошло ещё четыре года, и слепой случай помог решить судьбы двух влюблённых. Словно злой рок, витавший над Россией, соединил, к несчастью, молодых людей царской крови. Поистине этот союз оказался трагическим для отечества. Но кто об этом тогда думал…

В 1893 году Александр III серьёзно заболел. Тут и встал опасный для престолонаследия вопрос — будущий государь не женат. Николай Александрович же категорически заявил, что он выберет себе невесту только по любви, а не по династическим соображениям. При посредничестве великого князя Михаила Николаевича согласие императора на брак сына с принцессой Алисой было получено. Однако Мария Федоровна плохо скрывала недовольство по поводу неудачного, на её взгляд, выбора наследника. То обстоятельство, что принцесса Гессенская вступила в русскую императорскую семью в скорбные дни страданий умиравшего Александра III, вероятно, ещё больше настроило Марию Федоровну против новой государыни.
3 апрель 1894,Кобург-Алекс согласилась стать женой Николая (486×581, 92Kb)
апрель 1894, Кобург, Алекс согласилась стать женой Николая

(в центре-королева Виктория, бабушка Алекс)

. И почему получив долгожданное родительское благословение, Николай никак не мог уговорить Аликс стать его женой? Ведь она его любила — он это видел, чувствовал. Чего стоило ему уговорить своих могущественных и авторитарных родителей на этот брак! Он боролся за свою любовь и вот, долгожданное разрешение получено!

Николай едет на свадьбу брата Аликс в Кобургский замок, где все уже подготовлено к тому, что Наследник Российского Престола сделает предложение Аликс Гессенской. Свадьба шла своим чередом, только Аликс… плакала.

«Нас оставили вдвоем, и тогда между нами начался тот разговор, которого я давно и сильно желал и, вместе, очень боялся. Говорили до 12-ти часов, но безуспешно, она все противится перемене религии. Она, бедная, много плакала». Но в одной ли религии дело? Вообще, если посмотреть на портреты Аликс любого периода ее жизни, невозможно не заметить печать трагической боли, которую несет это лицо. Похоже, она всегда ЗНАЛА… Она предчувствовала. Жестокая судьба, подвал Ипатьевского дома, страшная смерть… Она боялась и металась. Но любовь была слишком сильна! И она согласилась.

Это интересно:  Мария Федоровна Жена Александра Iii

В апреле 1894 года Николай Александрович в сопровождении блестящей свиты отправляется в Германию. Обручившись в Дармштадте, молодые некоторое время проводят при английском дворе. С этого момента дневник цесаревича, который он вел всю жизнь, стал доступен и Алекс.

Уже в ту пору,даже до восшествия на престол, Алекс имела на Николая особое влияние. В дневнике его появляется ее запись: «Будь стойким. не позволяй другим быть первым и обходить тебя. Выяви свою личную волю и не позволяй другим забывать, кто ты».

В дальнейшем воздействие на императора часто принимало у Александры Федоровны все более решительные, подчас чересчур, формы. Об этом можно судить по опубликованным письмам императрицы Николаю на фронт. Не без ее давления получил отставку популярный в войсках Великий князь Николай Николаевич. Александру Федоровну всегда волновало реноме мужа. И она не раз указывала ему на необходимость твердости в отношении с придворными.

Аликс-невеста присутствовала при агонии отца жениха, Александра III. Через всю страну вместе с семьей она сопровождала из Ливадии его гроб. В грустный ноябрьский день состоялось перенесение тела императора с Николаевского вокзала в Петропавловский собор. Огромная толпа теснилась на пути траурного шествия, двигаясь по грязным от мокрого снега мостовым. Простолюдинки шептали, указывая на молодую принцессу: «Она вошла к нам за гробом, она несет с собой несчастье».

Цесаревич Александр и принцесса Алиса Гессенская

14 (26) ноября 1894 года (в день рождения императрицы Марии Фёдоровны, что позволяло отступление от траура) в Большой церкви Зимнего дворца состоялось венчание Александры и Николая II. После бракосочетания был отслужен благодарственный молебен членами Святейшего Синода во главе с митрополитом Санкт-Петербургским Палладием (Раевым); при пении «Тебе, Бога, хвалим» был дан пушечный салют в 301 выстрел. Великий князь Александр Михайлович в эмигрантских воспоминаниях писал о их первых днях супружества: «Бракосочетание молодого Царя состоялось менее, чем через неделю после похорон Александра III. Их медовый месяц протекал в атмосфере панихид и траурных визитов. Самая нарочитая драматизация не могла бы изобрести более подходящего пролога для исторической трагедии последнего русского Царя».
5коронование (528×700, 73Kb)

Обычно жены русских наследников престола долгое время находились на вторых ролях. Таким образом, они успевали тщательно изучить нравы общества, которым им придётся управлять, успевали сориентироваться в своих симпатиях и антипатиях, а главное, успевали приобрести необходимых друзей и помощников. Александре Федоровне в этом смысле не повезло. Она взошла на престол, что называется, попав с корабля на бал: не понимая чужой ей жизни, не умея разобраться в сложных интригах императорского двора.
9-Венчание Ник 11 и велик княжны Алекс.Федор. (700×554, 142Kb)

По правде говоря, и сама её внутренняя природа не была приспособлена для суетного царского ремесла. До болезненности замкнутая, Александра Федоровна словно являла собой противоположный образец приветливой вдовствующей императрицы — наша героиня напротив производила впечатление надменной, холодной немки, с пренебрежением относящейся к своим подданным. Смущение, неизменно охватывающее царицу при общении с незнакомыми людьми, препятствовало установлению простых, непринуждённых отношений с представителями высшего света, которые ей были жизненно необходимы.
19-алекс.федор-царица (320×461, 74Kb)

Александра Федоровна совершенно не умела покорять сердца своих подданных, даже те, кто были готовы преклоняться перед членами императорской семьи, не получали пищи для этого. Так, например, в женских институтах, Александра Федоровна не могла выдавить из себя ни одного приветливого слова. Это тем более бросалось в глаза, так как бывшая императрица Мария Федоровна умела вызвать в институтках непринуждённое к себе отношение, переходящее в восторженную любовь к носителям царской власти. Последствия взаимной, с годами все возраставшей между обществом и царицей отчуждённости, принимавшей подчас характер антипатии, были весьма разнообразны и даже трагичны. Роковую роль в этом сыграло чрезмерное самолюбие Александры Федоровны.
6царица-ал.фед. (525×700, 83Kb)

Первые годы супружеской жизни оказались напряженными: неожиданная смерть Александра III сделала Ники императором, хотя он совершенно не был к этому готов. На него обрушились советы матушки, пятерых солидных дядюшек, поучавших его править государством. Будучи очень деликатным, выдержанным и воспитанным молодым человеком, Николай по началу слушался всех. Ничего хорошего из этого не получалось: по совету дядюшек после трагедии на Ходынском поле Ники и Аликс посетили бал у французского посла — мир обозвал их бесчувственными и жестокими. Дядюшка Владимир решил самостоятельно усмирить толпу перед Зимним, пока семья Государя жила в Царском — вышло кровавое воскресенье… Только со временем Ники научится говорить твердое «нет» и дядюшкам, и братьям, но… никогда — ЕЙ.
7николай 11 с женой фото (560×700, 63Kb)

Сразу же после свадьбы он вернул ей бриллиантовую брошь — подарок неопытного шестнадцатилетнего мальчишки. И всю совместную жизнь Государыня с ней не расстанется — ведь это символ их любви. Они всегда отмечали день своей помолвки — 8 апреля. В 1915 году сорокадвухлетняя императрица писала любимому короткое письмо на фронт: «В первый раз за 21 год мы проводим этот день не вместе, но как живо я все вспоминаю! Мой дорогой мальчик, какое счастье и какую любовь ты дал мне за все эти годы… Как время летит — уже 21 год прошел! Знаешь, я сохранила то «платье принцессы», в котором я была в то утро, и я надену твою любимую брошку…»

Вмешательство царицы в дела государственного правления проявилось далеко не сразу после её свадьбы. Александру Федоровну вполне устраивала традиционная роль хранительницы домашнего очага, роль женщины возле мужчины, занятого трудным, серьёзным делом. Она прежде всего мать, занятая своими четырьмя дочерьми: заботится об их воспитании, проверяет их задания, оберегает. Она — центр, как и всегда впоследствии, своей тесно сплоченной семьи, а для императора — единственная на всю жизнь, горячо любимая супруга.

Дочери ее обожали. Из начальных букв своих имен они составили общее имя:»ОТМА»(Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия) — и под этой подписью делали иногда матери подарки, посылали письма. Среди Великих княжен существовало негласное правило: каждый день одна их них как бы дежурила при матери, не отходя от нее ни на шаг. Любопытно, что Александра Федоровна говорила с детьми по-английски, а Николай II — только по-русски. С окружающими же императрица общалась большей частью на французском. Достаточно хорошо она овладела и русским, но говорила на нем лишь с теми, кто не знал других языков. И только немецкой речи не было в их быту. Кстати, цесаревича ему не учили.
8 ал.фед. с дочерьми (700×432, 171Kb)
Александра Федоровна с дочерьми

Николай II, человек по натуре домашний, для которого власть представлялась скорее обузой, чем способом самореализации, радовался любой возможности забыть в семейной обстановке о своих государственных заботах и с удовольствием предавался тем мелким домашним интересам, к которым вообще питал природную склонность. Возможно, не будь эта чета так высоко вознесена судьбою над простыми смертными, она бы спокойно и благостно дожила бы до своего смертного часа, воспитав прекрасных детей и почив в бозе в окружении многочисленных внуков. Но миссия монархов слишком беспокойна, жребий слишком тяжёл, чтобы позволить укрыться за стенами собственного благополучия.

Тревога и смятение охватили царствующую чету ещё тогда, когда императрица с какой-то роковой последовательностью начала рожать девочек. Против этого наваждения нельзя было ничего сделать, но Александра Федоровна, усвоившая с молоком матери своё предназначение королевы женщины, восприняла отсутствие наследника как своего рода кару небесную. На этой почве у неё, особы крайне впечатлительной и нервной, развился патологический мистицизм. Постепенно весь ритм дворца подчинился метаниям несчастной женщины. Теперь любой шаг самого Николая Александровича сверялся с тем или иным небесным знамением, причём государственная политика незаметно переплелась с деторождением. Влияние царицы на мужа усиливалось и тем значительнее оно становилось, чем дальше отодвигался срок появления наследника.
10Алекс.Федороо (361×700, 95Kb)

Ко двору был приглашён французский шарлатан Филипп, который сумел убедить Александру Федоровну в том, что он в состоянии обеспечить ей, путём внушения, мужское потомство, и она вообразила себя беременной и чувствовала все физические симптомы этого состояния. Лишь после нескольких месяцев так называемой ложной беременности, весьма редко наблюдаемой, государыня согласилась на освидетельствование врачом, который и установил истину. Но самое главное несчастье было не в ложной беременности и не в истерической природе Александры Федоровны, а в том, что шарлатан получил через царицу возможность влиять на государственные дела. Один из ближайших помощников Николая II записал в 1902 году в своём дневнике: «Филипп внушает государю, что ему не нужно иных советчиков, кроме представителей высших духовных, небесных сил, с коими он, Филипп, ставит его в сношение. Отсюда нетерпимость какого либо противоречия и полный абсолютизм, выражающийся подчас абсурдом. Если на докладе министр отстаивает своё мнение и не соглашается с мнением государя, то через несколько дней получает записку с категорическим приказанием исполнить то, что ему было сказано».

Филиппа всё таки удалось выдворить из дворца, ибо Департамент полиции через своего агента в Париже разыскал неоспоримые свидетельства жульничества французского подданного.
Алеекс.федор (527×700, 63Kb)

С началом войны супруги вынуждены были расставаться. И тогда они писали друг другу письма… «О, моя любовь! Так тяжело сказать тебе «прощай» и видеть твое одинокое бледное лицо с большими печальными глазами в окне поезда – мое сердце надрывается, возьми меня с собой… Я ночью целую твою подушку и страстно желаю, чтобы ты был рядом со мной… Мы пережили так много за эти 20 лет и без слов понимаем друг друга…» «Я должен поблагодарить тебя за твой приезд с девочками, за то, что ты принесла мне жизнь и солнце, несмотря на дождливую погоду. Я, конечно, как всегда не успел сказать тебе и половины того, что собирался, потому что при свидании с тобой после долгой разлуки я всегда становлюсь застенчив. Я только сижу и смотрю на тебя — это уже само по себе для меня огромная радость…»

А вскоре последовало и долгожданное чудо — на свет появился наследник Алексей.

Четыре дочери Николая и Александры родились красивыми, здоровыми, настоящими принцессами: папина любимица романтичная Ольга, серьезная не по летам Татьяна, щедрая Мария и смешливая маленькая Анастасия. Казалось, их любовь может все победить. Но любовь не может победить Судьбу. Их единственный сын оказался болен гемофилией, при которой стенки кровеносных сосудов лопаются от слабости и приводят к трудноостановимому кровотечению.

Поседевшая и постаревшая сразу на несколько десятков лет, мама была рядом. Она гладила его по голове, целовала его лоб, словно это могло помочь несчастному мальчику… Единственное, необъяснимое, что спасало Алексея — молитвы Распутина. Но Распутин принес конец их власти.
13-распутин и импер (299×300, 22Kb)

Об этом крупнейшем авантюристе XX века написаны тысячи страниц, поэтому трудно что либо прибавить к многотомным исследованиям в маленьком очерке. Скажем только: безусловно, обладавший секретами нетрадиционных методов лечения, будучи незаурядной личностью, Распутин смог внушить государыне мысль, что он, Богом посланный семье человек, имеющий специальную миссию — спасти и сохранить наследника русского престола. А ввела старца во дворец подруга Александры Федоровны — Анна Вырубова. Эта серая, ничем не примечательная женщина имела такое огромное влияние на царицу, что о ней стоит сказать особо.

14-Танеева-Вырубова (225×500, 70Kb)Она была дочерью выдающегося музыканта Александра Сергеевича Танеева, умного и ловкого человека, занимавшего при дворе должность главного управляющего канцелярией его величества. Он то и рекомендовал Анну царице в качестве партнёрши для игры на рояле в четыре руки. Танеева прикинулась необычайной простушкой до такой степени, что первоначально была признана непригодной для несения придворной службы. Зато это побудило царицу усиленно содействовать её свадьбе с морским офицером Вырубовым. Но брак Анны оказался весьма неудачным, и Александра Федоровна, как женщина чрезвычайно порядочная, считала себя до некоторой степени виновной. Ввиду этого Вырубову часто приглашали ко двору, и императрица старалась её утешить. Видно, ничто так не укрепляет женскую дружбу, как доверительное сострадание в амурных делах.

Вскоре Александра Федоровна уже называла Вырубову своим «личным другом», особо подчёркивая, что последняя не имеет при дворе официального положения, а значит, якобы её верность и преданность царской семье совершенно бескорыстны. Императрица была далека от мысли, что положение друга царицы более завидно, чем положение лица, принадлежащего по должности к её окружению. Вообще трудно в полной мере оценить ту огромную роль, которую сыграла А. Вырубова в последний период царствования Николая II. Без её деятельного участия Распутин, невзирая на всю мощь своей личности, достичь ничего бы не смог, так как непосредственные сношения пресловутого старца с царицей были чрезвычайно редки.

По видимому, он и не стремился видеться с ней часто, понимая, что это может лишь ослабить его авторитет. Наоборот, Вырубова была ежедневно вхожа в покои царицы, не расставалась с ней на выездах. Попав всецело под влияние Распутина, Анна стала наилучшим проводником идей старца в императорском дворце. В сущности, в той потрясающей драме, которую пережила страна за два года до крушения монархии, роли Распутина и Вырубовой настолько тесно переплелись, что выяснить степень значения каждого из них в отдельности нет никакой возможности.

Последние годы царствования Александры Федоровны полны горечи и отчаяния. Общественность поначалу прозрачно намекала на прогерманские интересы императрицы, а вскоре открыто стала поносить «ненавистную немку». Между тем Александра Федоровна искренне старалась помочь мужу, искренне была предана стране, ставшей для неё единственным домом, домом самых близких её людей. Она оказалась образцовой матерью и воспитала четверых дочерей в скромности и порядочности. Девочки, несмотря на высокое происхождение, отличались трудолюбием, многими умениями, не знали роскоши и даже ассистировали при операциях в военных госпиталях. Это, как ни странно, тоже ставилось в вину императрице, дескать, слишком много она позволяет своим барышням.

Цесаревич Алексей и Великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Ливадия, 1914

Когда бунтующая революционная толпа заполонила Петроград, а царский поезд был остановлен на станции Дно для составления отречения от престола, Аликс осталась одна. Дети болели корью, лежали с высокой температурой. Придворные разбежались, осталась кучка верных людей. Электричество было отключено, воды не было — приходилось ходить на пруд, откалывать лед и топить его на плите. Дворец с беззащитными детьми остался под защитой Императрицы.

18-алекс (280×385, 23Kb)Она одна не падала духом и не верила в отречение до последнего. Аликс поддерживала горстку верных солдат, оставшихся нести караул вокруг дворца — теперь это была вся ее Армия. В день, когда отрекшийся от Престола экс-Государь вернулся во дворец, ее подруга, Анна Вырубова записала в дневнике: «Как пятнадцатилетняя девочка бежала она по бесконечным лестницам и коридорам дворца ему навстречу. Встретившись, они обнялись, и оставшись наедине, разрыдались…» Находясь в ссылке, предчувствуя скорую казнь, в письме к Анне Вырубовой Государыня подводила итоги своей жизни: «Милая, родная моя… Да, прошлое кончено. Благодарю Бога за все, что было, что получила — и буду жить воспоминаниями, которые никто у меня не отнимет… Какая я стала старая, но чувствую себя матерью страны, и страдаю как за своего ребенка и люблю мою Родину, несмотря на все ужасы теперь… Ты же знаешь, что НЕЛЬЗЯ ВЫРВАТЬ ЛЮБОВЬ ИЗ МОЕГО СЕРДЦА, и Россию тоже… Несмотря на черную неблагодарность Государю, которая разрывает мое сердце… Господи, смилуйся и спаси Россию».

Отречение Николая II от престола привело царскую семью в Тобольск, где она вместе с остатками былой челяди проживала под домашним арестом. Своим самоотверженным поступком бывший царь хотел только одного — спасти горячо любимую жену и детей. Однако чуда не произошло, жизнь оказалась страшнее: в июле 1918 года супружеская чета спустилась в подвал Ипатьевского особняка. Николай нёс больного сына на руках… Следом, тяжело ступая и высоко подняв голову, следовала Александра Федоровна…

В тот последний день их жизни, который сейчас отмечается церковью как День Памяти Святых Царственных Мучеников, Аликс не забыла надеть «его любимую брошку». Став для следствия вещественным доказательством за №52, для нас эта брошь остается одним из многочисленных свидетельств той Великой Любви. Расстрел в Екатеринбурге положил конец 300 летнему правлению дома Романовых в России.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года на это место после расстрела были вывезены и сброшены в шахту останки императора Николая Второго, его семьи и приближенных. Ныне на Ганиной Яме расположен мужской монастырь в честь Святых Царственных Страстотерпцев.
мужск.монастырь (700×365, 115Kb)

В браке Николая Александровича с Александрой Федоровной родились пять детей:

Статья написана по материалам сайтов: info.wikireading.ru, diletant.media, www.proza.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector