Туманов Андрей Владимирович 6 Соток

Есть опасения, что одна за другой попытки Минсельхоза поставить сбор дикоросов под контроль не что иное, как попытка монополизировать рынок. Кормовая база уменьшается, поэтому «пошли чиновники в леса». Если говорить серьезно, то проблема существует, и она заключается не в том, что кто-то что-то хочет контролировать, этого как раз все хотят. Любой чиновник понимает, что контроль – дело хорошее, он на этом наживёт и славу и деньги, и больших усилий это не требует. А вот ответственность – совсем другое дело. Почему никто не хочет сказать: я несу ответственность за леса и то, что там произрастает?

Мне после опубликования предложения Минсельхоза звонили из Архангельской, Омской, Краснодарской областей и жаловались на то, что им хотят запретить собирать грибы и ягоды, а они этим питаются и продают, чтобы была какая-то лишняя копейка в семейном бюджете. Мне приходилось успокаивать людей, говорить, что до этого не дойдет. Потому, что даже, если бы этого хотели чиновники, у них бы просто.

В Псковской области как-то наблюдал работу председателя СНТ – полковника в отставке, бывшего командира десантной части, который говорил: «вы мне только окурочек тут бросьте, я вам устрою порядок». И была чистота. Это к вопросу о методах, которыми можно заставить соблюдать огородников прибираться на участках не доводя до изъятия.

К сожалению, других методов практически нет. Садоводческое товарищество лежит вне правового поля, поскольку в данном вопросе всё упирается в совесть человека. Тех, кто живёт не по совести вряд ли можно какими-то законодательными действиями заставить жить иначе. Они не будут обращать внимание на придуманные законы, которые, чаще всего, оторваны от жизни.

Все законодательные инициативы штрафовать или изымать участок – из разряда фейковых законопроектов. Потому, что просто так ничего не заберут, это делается исключительно по решению суда. А кто будет судиться? Местная администрация выделит для этого специального юриста для того, чтобы судиться.

В связи с вступлением Федерального закона №217 «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд» абсолютно ничего не изменится. Не жизнь должна идти за законами, а законы надо подстраивать под реальную жизнь. А жизнь такова, что садоводческие товарищества оказались в зоне анархии, тот 66-й закон, который действовал, он был уже давно не работающим. И вот неработающий закон поменяли на новый с некоторыми правками, которые, на самом деле, не более чем «хотелки», и они не наладят систему. А заниматься имитацией, хуже даже, чем ничего не делать.

Садоводческое товарищество – это большая коммунальная квартира. Если бы вы знали, какие разгораются бои и баталии между председателем, садоводами, между индивидуалами. Все нынче считают деньги, наученные уму интернетом, поэтому начинаются конфликты: я за то не хочу платить, за это. Таких конфликтов десятки, сотни в каждом товариществе, и решить их некому.

То самое гражданское общество, на которое мы уповали.

К инициативе главы Минобразования Ольги Васильевой о введении обязательного ЕГЭ по истории у меня двоякое отношение. С одной стороны, история – мой любимый предмет, единственный, по которому у меня с по десятый класс были пятерки. С другой стороны, надо понимать, что история у нас постоянно подвергается какому-то цензурированию: эти у нас были герои, а белые были враги; теперь, вроде, белые – друзья, и так далее.

Вообще-то хорошо бы было отделить историю от государства и от чиновников, чтобы ее преподавали историки, а не спецы Минобразования, которое, скорее всего, будет политизировать факты и в «нужном русле» в очередной раз переписывать. Вот это не нравится. Вообще история – это величайшая наука, которая помогает все-таки учиться на чужих ошибках, а не на своих.

Не могу сказать, что мне очень нравится слово «патриот». Как-то оно слегка затаскано, и как-то у нас получается, что патриотами себя называют люди, которые, как правило, на патриотизме спекулируют. Поэтому я считаю, что лучше не в словах и названиях разбираться, а делать нормальные дела и не бравировать еще этим.Как в той байке: старушку перевел через дорогу, и потом ходит всю неделю, рассказывает, какой он молодец, тем более, что старушка не хотела переходить и сопротивлялась. Знаете, как меня бабушка учила? Меня бабушка учила тому, что если ты делаешь что-то хорошее, то это уже плюс и для страны, и для тебя, и для семьи.

Давайте на секунду отвлечемся. Сейчас я на детской площадке присел, там подростки 15-ти лет матерятся – просто уши вянут. Детская площадка. Раз сделал замечание, два сделал замечание, потом, извините, чуть в морду не дал, потому что «два раза вам сказал, почему это делаете?» Вот тогда они только поняли, а остальные все сидят, мимо ушей пропускают. Вот патриотичный.

В принципе лишать алиментов родителей в старости, если они не выплачивали алименты своим детям, это справедливо. Если человек вас не воспитывал, не помогал ничем, то, когда стал он старый, немощный, вы не захотите ему платить. Казалось бы, это честно. Но есть повод немного задуматься.

Представьте: я не буду содержать пенсионера, который был мне плохим родителем. А на кого тогда переложится все бремя его содержания? На государство? Не совсем справедливо. Поэтому, я думаю, здесь не будет простого и спонтанного решения, платить или не платить.

Похоже, этот вопрос будет еще достаточно долго обсуждаться с привлечением экспертов, и только после этого мы примем какое-то решение. Нет простого решения у этого, казалось бы, простого вопроса. И его не должны принимать только депутаты, которые чаще всего не являются специалистами в какой-то узкой области и видят проблему издалека через розовые или нерозовые очки. Основное слово должны говорить эксперты, которые взвесят все «за».

Детские конкурсы красоты превращаются в некое коммерческое предприятие, которое наносит детям достаточно серьезные травмы.

Я помню себя в детстве. Когда я проиграл шахматный турнир и оказался на последнем месте, было очень обидно, эта душевная травма до сих пор не зажила. А представьте себе девочку, проигравшую на конкурсе красоты, там такие слезы.

Мне рассказывали, что творится за сценой подобных конкурсов, там разборки похуже, чем в ином женском коллективе. Даже там, где каждая участница получает приз. Все равно возникает зависть друг к другу, почему я «Мисс Фея», а ты «Мисс Королева». Все равно есть какая-то градация, оценка, кто в лучшем платье вышел, у кого прическа лучше и пр. Мы видим только парадную витрину, когда выходят на подиум, всем улыбаются, а то, что происходит за сценой детских конкурсов красоты, ужасно и недопустимо.

Акция с эвтаназией жирафа в Дании произошла «в рамках компании по подготовке легализации инцеста в Европе». Тот, кто разделяет эту идею, по-моему, слишком глубоко копает. Заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет.

Попытка блюсти букву закона в данном случае перевесила все остальное. Раз по закону надо этого жирафа уничтожить, так плевать нам на нравственность, мы будем выполнять строго инструкции.

Закон для чего нужен? Чтобы регламентировать нашу жизнь, чтобы улучшать ее, а это не значит просто соблюдать закон ради соблюдения закона, это глупость и бесперспективность. Если закон противоречит здравому смыслу, этот закон нужно менять.

Как не попасться на удочку недобросовестного адвоката? Если я буду обращаться к какому-то адвокату, то я это буду делать, изучив предварительно «кредитную историю», как говорится. За каждым адвокатом есть история, кому-то он помог, кому-то не помог. Я опрошу знакомых юристов и никогда не буду брать адвоката просто так, с улицы. Адвокат это доверенное лицо, которому как доктору ты должен все про себя рассказать.

Кроме того, за адвокатами не должно следить государство, а должно следить профессиональное сообщество, те же саморегулируемые организации. Адвокат сам по себе дикий, который не входит ни в одно профессиональное сообщество, я считаю, не имеет права работать. За ним должен стоять профессиональный союз, который часть ответственности берет на себя. Он гарантирует, что участник этого союза адвокат, а не жулик и не вор и не будет вас чем-то шантажировать.

Что произойдет, если регистрацию на даче сделать легкой и доступной? Не совсем сознательные граждане немедленно выпишут на садовые участки своих престарелых или надоевших родственников. По разным причинам — от удешевления «коммуналки» до юридической очистки недвижимости. Через «дачный ресурс» пойдет поток гастарбайтеров.

Теперь вспомним, а прописка (она же регистрация) – это просто штамп в паспорте? Нет, это прежде всего права, которые за штампом тянутся: поликлиника, школа… на что местные власти ответят: «Послушайте, понаехавшие, механизма перераспределения благ из города на дачу нет, и в нашем местном бюджете вы не заложены!»

Из затеи с регистрацией на дачах может выйти толк… Но только если вместо ничем не подкрепленной штемпелевки паспортов дачников заняться наконец легализацией самих садоводческих товариществ, привязкой их к местности и постепенным присоединением к населенным пунктам.

Финеево-1

В Финеево дача — это удача!

  • Оплата членских, целевых и других взносов в 2017 году
  • Оплата взносов, потребления э/э в 2018 году.
  • Оплата взносов, потребления э/э в 2019 году
  • Должники и злостные неплательщики 2010-2018
  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • Поиск

Советы от Андрея Туманова

Советы от Андрея Туманова

Сообщение gruz62 » 10 фев 2016, 21:04

Советует Андрей Туманов: — Очень часто дачники сами заманивают на свои участки грызунов, когда на зиму утепляют соломой прикорневую зону и стволы деревьев. В ней очень много зерен, которыми не прочь полакомиться зверушки. Когда они закончатся, то грызуны принимаются за кору и корни деревьев.
Эти зверушки могут за одну зиму погубить все растения в саду.

Поэтому штамб нужно защитить лучше всего пергамином или тоненьким рубероидом, эти материалы будут им не по зубам. Выкапываем около ствола неглубокую канавку и устанавливаем вокруг дерева пергамин, чтобы мыши не пробралась к растению снизу. Потом это место надо хорошенько утрамбовать, чтобы вредители не сделали подкоп.

Желательно, чтобы пергамин или рубероид не соприкасались с корой дерева (в идеале должна оставаться воздушная прослойка).

Из довольно экзотических методов защиты растений могу посоветовать обмотать ствол капроновыми колготками. Отмечено, что мыши и прочие грызуны к такми растения м близко не подходят. Дополнительно неплохо купить в магазине отравленных приманок и разложить возле деревьев. Яд лучше всего завернуть в целлофановый пакет или вощеную бумагу и спрятать под фанерки или дощечки, чтобы его не нашли птицы. Эти средств также подходят для погребов.

Велика вероятность, что зимой на ваши участки придут зайцы. Они, как правило, любят обследовать «заброшенные» территории. Поэтому в зимний период стоит наведываться на участок и хотя бы протаптывать дорожки.

Зайцы не самым лучшим образом относятся к собакам. Участки, где живут такие охранники они обходят стороной. Поэтому выпросите у знакомых собачников старую подстилку и повесьте на плодовое дерево (например, яблоню). С такими «пугалом» зайцы на участок не забредут.
Источник — http://kp.by

Советует Андрей Туманов: Черный садовый муравей – это действительно вредитель в огороде (не рыжий лесной, а именно черный садовый муравей), с которым, между нами говоря, справиться невозможно.
Я бы вспомнил старую арабскую пословицу: Зло победить нельзя, но бороться с ним надо всегда, постоянно». Так и с черным садовым муравьем: победить его окончательно нельзя, потому что, если вы даже зальете свое землю напалмом, знаете кто первый через несколько лет появится на этом участке? Как раз черный садовый муравей. Поэтому давайте вспомним, чем питается и чем вредит черный садовый муравей.

Во-первых, он летом абсолютно переходит на пищу из сладких выделений тлей. То есть он тлю пасет, разносит по вашему саду, охраняет от хищников-насекомых, в частности от божьей коровки. Не далее как вчера мы снимали и пустили божью коровку на сливу. Она начала кушать тлей. Мы снимаем, тут же прибежал муравей и начинает ее сталкивать: «Уходи, ты чего мое стадо кушаешь!» И в конце концов скинул божью коровку с листика.
Поэтому, для того чтобы уменьшить количество муравьев, нужно действовать комплексно. Во-первых, бороться не только с муравьями, но и с тлями. Будет меньше тли, будет меньше у него пищевая база, они меньше будут размножаться.
Кроме того, если мы перекроем на дерево вход для муравьев, он уже не залезет и не сможет разводить тлю, и не будет у него пищевой базы. А перекрыть путь на дерево муравьям достаточно просто. Есть сейчас такой садовый клей, продается в магазинах несколько видов клея, который не высыхает, и все живое к нему прилипает.
Естественно, муравей через него не пройдет. Но только ни в коем случае не наносите клей непосредственно на кору, вы сожжете кору, потому что этот клей – очень агрессивное химическое вещество. Делайте это просто: на листочек бумаги намазываете садовый вар и облепляете дерево, привязываете веревочкой. Для чего садовым варом? Чтобы снизу муравей не прошел. И уже на эту полоску наносите клей. Муравей не зайдет, и, значит, тли будет меньше.
Прилетят божьи коровки, и никто их не прогонит. И, конечно, применяйте против муравьев всевозможные отравленные приманки. Отравленные приманки не готовьте по разным старым книжкам. Покупайте в магазинах. Есть большое количество приманок. И не думайте, что вы установили приманки — и муравьи погибнут. Это надо делать постоянно. У вас где-то в месте скопления муравьев должна быть отравленная приманочка.
Ну и дополнительно, если вы их будете не просто травить, а делать беспокоящие действия. Например, увидели черного садового муравья – он на земле муравейники устраивает. Возле теплицы вдруг появились дырочки, не хочется ничем травить. Я нагреваю чайник с кипятком — и туда, и 80 процентов садовых муравьев, яйца погибают.
Можно негашеной известью – насыпали и чуть-чуть прикопали. Тоже практически стопроцентно он погибает. Если все эти способы вы будете применять, он, конечно, все равно не уйдет, все равно будет в каком-то количестве, но его останется немного, и он не будет так вредить. Поэтому боритесь с муравьем постоянно и всеми способами.
Источник — [web_site]http://www.1tv.ru[/web_site]

Советует Андрей Туманов: Ну, ребята, по-моему, крапива – самый нестойкий сорняк. Чтобы она буйствовала, надо не заходить в этот угол сада, я думаю, года три. Если вы возьмете обычную тяпку, один раз ее протяпаете, естественно, росточки появятся недели через две. Придете второй раз, протяпаете, я думаю, третий раз она уже головы не поднимет. А вот более устойчивые сорняки – сныть, хрен – они, конечно, будут лезть. Их надо протяпать несколько раз. Самое главное здесь – не сдаваться, так называемая «методика удушения». Представьте, у того же хрена я один раз копал, пытался найти хреновый конец.
Выкопал яму метра два, а хреновый корень все равно идет-идет куда-то вглубь. Ясно, что его не вытащишь. Поэтому я стал делать так. Для тех, кто не знает, я напомню, что самый страшный сорняк – это хрен, он настолько не выводимый, что все садоводы все готовы терпеть, но только не хрен. Тяпкой его срубаешь. Что происходит после этого? Запасенные вещества в корне идут на разворачивание новых листьев.
Сначала пробуждается почка. Разворачиваются листья. Еще фотосинтеза нет, а тут вы его тяпкой опять – раз! Приезжаете через неделю – опять то же самое. Тот, которому наплевать на свой участок, это дело бросит. Не получилось у меня с третьего раза, ну и не буду его вырубать, пусть он растет.
А тот, кто понастойчивее, сделает это пять раз, шесть раз. Ну, с седьмого раза все равно хрен погибнет. Так и любой сорняк. А вот крапива погибнет, я думаю, со второго-третьего раза. И помните: лучше всего с сорняками бороться — не вот так, согнувшись, полоть, применяйте не современные технологии с помощью спины, а старые технологии, с помощью тяпки. Какой самый известный инструмент и самый-самый применяемый в мире в древних времен? Это тяпка. Или кетмень, или мотыга. Ведь с помощью тяпочки мы не просто срезаем сорняк, мы еще и рыхлим почву, то есть закрываем влагу, доступ кислорода в почву обеспечиваем – много операций одновременно делаем. Одновременно и рыхление, и срезание сорняков. Если вы эту операцию с тяпочкой делаете регулярно, рыхлите и срезаете… Необязательно с тяпочкой. Нравятся вам другие методики — например, культиваторы какие-то или плоскорезы. Плоскорез Фокина сейчас популярен, как эти все методики.

Это интересно:  Минеральная пудра рейтинг лучших

Люди увлекаются чем-то: «Ах, плоскорез Фокина, значит, только он поможет нам». У меня мама любит плоскорез Фокина, а я не люблю. Я люблю обычную тяпку. Так что будете бороться — у вас будет все хорошо. Не будете бороться – ничего вам не поможет, никакие сказки про то, что эта проблема решается легко. Кстати. Раз уж так про сорняки мы заговорили, могу вам порекомендовать еще использовать гербициды.
Что такое гербициды? Гербицид – это ядохимикат, который проникает через лист, то есть через зеленую часть растения, с током сока разносится по нему и отравляет растение. Но чтобы не брызгать в саду, попадая во все стороны, – потому что здесь у вас салатик, здесь у вас дерево, попадет на салатик, салатик погибнет, – делайте очень просто: разведите гербицид по инструкции, сделайте палочку с тампончиком и просто ходите по саду и сорняки мажьте. С первого раза самые слабенькие сорняки погибнут. А, допустим, если это сорняк с длинным корнем, как одуванчик, он со второго раза, может быть, с третьего, но погибнет. Поверьте мне. Вот такая простая технология поможет избавиться от большинства сорняков на вашем участке.
А вообще, я считаю, работа на садовом участке – это не работа, это отдых, это стиль жизни. Это то самое маленькое счастье, которое помогает обретать нам большое счастье. Поэтому желаю всем нашим телезрителям, всем, кто смотрит меня в интернете: увлекитесь по-настоящему садом. Почувствуйте растения, подружитесь с ними, и вы будете, поверьте мне, счастливым человеком. Я видел много счастливых людей в своей жизни, как правило, это были садоводы, пчеловоды и почему-то летчики. А у меня есть один знакомый, он бывший летчик, и он одновременно и садовод, и пчеловод – совершенно счастливый человек. Поверьте мне. Попробуйте, у вас получится.
Источник — [web_site]http://www.1tv.ru[/web_site]

Андрей Туманов делится с читателями садоводческими хитростями: Капризный сад

Причин того, что сад не плодоносит, может быть множество, и почва — только одна из них. Береза — дерево-водохлеб, она забирает из земли не только много воды, но и питательные вещества. Кроме того, береза значительно выше садовых деревьев, а значит, тень от подросших березок будет мешать развиваться плодоносным деревьям. Если на вашем участке песчаная почва, но вы хотите увидеть урожай, подкормка обязательна. Для этого понадобится комплексное минеральное удобрение, в составе которого обязательно должны быть азот, фосфор и калий. Удобрение, разведенное водой, необходимо залить в ямки. Раздвигать почву нужно параллельно корням, чтобы не повредить их. Вокруг одного дерева достаточно сделать 10 ямок. После проведите мульчирование почвы. Мульчирование — поверхностное покрытие почвы мульчой: корой, торфом, навозом или компостом. Толщина слоя мульчи должна быть около 5 сантиметров.

Куриный помет — самое распространенное естественное удобрение, которое тем не менее нужно использовать очень осторожно, чтобы не сжечь корни растений. Лучше всего «прогонять» куриный помет через компост. Компост бывает двух видов — «холодный» и «горячий». «Холодный» компост — это растительные остатки, которые закладывают в землю, где они медленно перегнивают. «Горячий» компост — это растительные остатки, кухонные отходы и несколько слоев навоза. Такой компост быстро разогревается и быстро перегнивает — нам он больше подходит. Для того чтобы получить «горячий» компост, нужно выложить в ящик слоями сено, торф, куриный помет, скошенную траву. Компост зреет во влажной среде, поэтому его нужно регулярно поливать и переворачивать с помощью вил. Для созревания компосту нужно не меньше трех месяцев, но оно того стоит, поверьте!

Опытные садоводы не выращивают землянику на одном и том же месте больше четырех лет. К тому же нужно исключить контакт ягоды с почвой. На протяжении всего лета под каждый цветонос подставляют рогатки. Но есть более простой способ. Накройте подготовленную грядку нетканым материалом, придавите края камнями и присыпьте землей. Отметьте и надрежьте места для посадок, сделайте углубление и высадите землянику. Такие посадки не нужно ни рыхлить, ни полоть, только поливать.

Садовая земляника — это еще и очень интересное декоративное растение. Ампельная земляника — это группа сортов с ярко выраженными декоративными свойствами. Такое растение можно посадить в кашпо. К тому же ампельная земляника — ремонтантное (селекционное) растение, которое плодоносит начиная с конца мая и вплоть до морозов.

КСТАТИ
Каждый дачник должен в начале июня:
— проредить всходы овощных и зеленных культур;
— посеять в грунт теплолюбивые бобовые;
— высадить рассаду томатов, баклажанов и перцев в теплицы и в открытый грунт под временные укрытия;
— посадить капусту, сельдерей, физалис и лук-порей;
— выломать лишние однолетние побеги у яблони;
— размножить и омолодить малину;
— провести подкормку жидким компостом ягодников, взрыхлить почву;
— выщипать лишние бутоны пионов для получения более крупных цветов;
— высадить рассаду многолетников (Дельфиниум, Дицентра, Астильбе).

Андрей Туманов: Невозможно с помощью дрона оценить объект недвижимости, а тем более зарегистрировать его без ведома хозяина

Константин Чуриков: Ну что, уважаемые граждане, вот хотели технический прорыв – получите и платите. Налог на имущество от Большого Брата, все только начинается. Сотрудники Федеральной налоговой службы подтвердили газете «Известия» о том, что в стране начинается масштабная кампания по выявлению неучтенной недвижимости российских дачников. Для поиска нелегальных, как считают налоговики, построек будут использовать аэрофотосъемку, съемку со спутников, и как следует из последних «Известий», в ближайшее время даже без ведома владельца участка в едином реестре будут зарегистрированы все эти постройки, и автоматическим образом придет «веселый» налог. Вот об этом будем говорить в этом часе. А самое интересное – черт всегда сидит в деталях – это за что именно вам придется платить, мне, Тамаре и нашему гостю в студии.

Тамара Шорникова: Да, давайте посмотрим. Собственно, главный критерий – это неразрывность зданий с земельным участком и невозможность его перемещения без конструктивных изменений, то есть, проще говоря, на фундаменте эти постройки должны стоять. Что это? – это дом, баня, гараж, сарай и различные хозблоки, теплицы, беседки, туалеты (внимание) и погреб, если есть, тоже попадет под учет.

Константин Чуриков: Но самое интересное в том, что, как вы понимаете, автоматическим образом все это будет делаться. Увидит ли автоматика, увидит ли коптер, дрон и его око, капитальная это постройка или не капитальная? Это главный нюанс всей этой истории.

У нас в студии Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России». Андрей Владимирович, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Андрей Туманов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: У нас по разным подсчетам в стране до 60 миллионов дачников…

Андрей Туманов: Поменьше, конечно.

Тамара Шорникова: Внимательно слушайте.

Андрей Владимирович, как вы прокомментируете всю эту историю?

Андрей Туманов: Ну только с юмором, потому что… Понимаете, ФНС не занимается тем, что ищет какую-то недвижимость, ФНС занимается исключительно тем, что собирает налоги.

Константин Чуриков: Так. Но без одного невозможно другое.

Тамара Шорникова: Она пользуется услугами съемщиков.

Андрей Туманов: Регистрирует недвижимость другая совершенно организация. Понимаете, вот эта данная информация очень похожа на фейк.

Константин Чуриков: Да ладно?

Андрей Туманов: Да, серьезно. Тут намешано все, и все не совсем правильно и правда. ФНС не занимается поиском и регистрацией недвижимости.

Константин Чуриков: Еще раз можно процитирую первоисточник: «Владельцам гаражей, бань и прочих сооружений на дачных участках с этого года будет автоматически начислен налог на имущество после регистрации объектов в Едином госреестре недвижимости», – об этом сообщили «Известиям» в Федеральной налоговой службе органы исполнительный власти.

Андрей Туманов: А вот «после регистрации» – это такая очень значимая фраза, «после регистрации». Если вы решили зарегистрировать свою баню, пошли в Росреестр и зарегистрировали ее как объект недвижимости, землю плюс домик плюс баню, то в принципе, теоретически, налог на нее может прийти. А кто, в общем-то, вас посылает это регистрировать?

Тамара Шорникова: Стоп, читаем дальше.

Константин Чуриков: Секунду, очень важно.

Андрей Туманов: Никакой дрон не может вам зарегистрировать объект недвижимости.

Константин Чуриков: Читаем дальше.

Тамара Шорникова: Смотрите: «В реестр данные могут попасть – внимание – даже без ведома собственников объектов. При постановке дачи на кадастровый учет власти (муниципальные власти, это их, в общем-то, вотчина) смогут использовать аэрофотосъемку и не заходить на сами участки».

Андрей Туманов: Да, я слышал, когда некоторые администрации решили попиариться, они говорили и про аэрофотосъемку, и про спутники, про черт знает что. На самом деле это неправда. Невозможно с помощью дрона оценить объект недвижимости, тем более зарегистрировать его без хозяина.

Константин Чуриков: На самом деле… Мы не спорим, мы с вами беседуем, но на самом деле мне кажется, что это правда, потому что у нас сейчас на связи Елена Тарасова, председатель правления СНТ «Дружба», Талдомский район Московской области. Елена, здравствуйте.

Елена Тарасова: Да, я слушаю. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, пожалуйста, вашу прекрасную историю.

Елена Тарасова: Пожалуйста, рассказываю прекрасную историю. В прошлом году меня попросили вручить нашим садоводам уведомление, где было написано, что предлагается зарегистрировать свою постройку на дачном участке. Была произведена аэрофотосъемка, и к этому уведомлению прилагалась фотография дачного участка, где была видна крыша. А что это – сарай, дом – там ничего не видно. Но уведомление о регистрации пришло, вручили мне его в Земельном комитете, попросили вручить, скажем так, потому что это был еще не сезон, рассылать дачникам уведомления очень неудобно, потому что у нас в районе, если я не ошибаюсь, порядка… Нет, с цифрами сейчас могу напутать, не буду говорить, сколько, но очень много, только наше одно СНТ насчитывает 980 участков.

Константин Чуриков: Елена, я надеюсь, что они хотя бы над вашими участками полетали на коптере, потому что могли бы в принципе не париться, а на Google зайти и посмотреть.

Елена Тарасова: Полетали, полетали. Не далее как летом в прошлом году в летний сезон я видела, две штуки летали, мы как раз проводили собрание дачников для утверждения сметы и всего остального, летали 2 дрона. Я потом в администрации спросила: «Что это летало?» Потому что у нас еще стоял вопрос по чистке речки, которая идет вдоль, поперек наших участков, я говорю: «Это что, готовится чистка речки?» – «Нет, это мы». – «Интересно, а чьи тогда дроны летали у нас? Это что, сейчас опять придет пачка уведомлений садоводам?» У нас одна дачника вот так вот, послушав это все, когда только вышел этот закон, побежала все регистрировать, как законопослушная налогоплательщица. Она все зарегистрировала вплоть до колодца, как ей было предложено, и она за колодец заплатила 3 рубля налога.

Константин Чуриков: 3 рубля она заплатила?

Елена Тарасова: Да. А простите, как можно наши дома регистрировать? Во-первых, они временного проживания, и то это на время отпуска.

Константин Чуриков: Елена, подождите, вас же никто не заставляет силком идти регистрировать, правильно?

Елена Тарасова: Нет, силком нам никто не заставляет, нам предлагают это.

Константин Чуриков: Вот.

Елена Тарасова: Но везде это пиарится и в Интернете, и по телевидению, что мы должны зарегистрироваться.

Константин Чуриков: Елена, вам это предлагают пока, до поры до времени, да? Потому что, видите, прогресс не стоит на месте.

Елена Тарасова: Да. Потому что там же в том же законе есть… Я сейчас дословно не могу вспомнить эту строчку, но если мы до определенного времени, по-моему, до 1 января 2019 года, не зарегистрируем, то у нас будет начислен налог на землю с коэффициентом, и это получается, что мы платим двойной налог на землю. Простите, а за что? Если у меня машина зарегистрирована в Москве, я за нее плачу налог, я приехала в Московскую область и тоже должна за нее заплатить налог?

Константин Чуриков: Елена, спасибо большое за ваше участие. Елена Тарасова, председатель правления СНТ «Дружба» Талдомского района Московской области. Андрей Владимирович, что скажете вашей коллеге?

Тамара Шорникова: Уже прилетели.

Андрей Туманов: Могу прокомментировать так, что местные власти… Земельный и имущественный налоги являются местными налогами, это все идет в местный бюджет, а местная касса всегда пуста, как, знаете… Абсолютно пуста.

Константин Чуриков: Ну да, как церковная мышь.

Андрей Туманов: Да, совершенно верно. Поэтому предпринимаются разные законные и незаконные попытки ее наполнить. То, что мы сейчас слышим, – это скорее не совсем законная попытка, потому что заставить гражданина регистрировать некапитальные строения никто не имеет права, а незарегистрированные строения ничем не могут облагаться, сколько там дронов ни пролетит мимо, сколько там спутников ни снимет: если оно не зарегистрировано в Росреестре, значит, извините, подвиньтесь.

Андрей Туманов: Значит, ни Счетная палата, ни какие-то иные структуры власти не могут обязать нас платить налог, в том числе и ФНС. Сначала объект недвижимости должен быть зарегистрирован в Росреестре…

Константин Чуриков: Нет, вы говорите о процедуре.

Андрей Туманов: …и уже потом… То есть если вы не пошли ничего регистрировать, если вы сидите тихо-мирно и, как говорится, никого не трогаете, никто вам не пришлет этот самый налог. Поэтому пока не надо спешить, поэтому пока дожидаемся.

Тамара Шорникова: Вот про Росреестр, давайте и его процитируем, коль скоро мы официальные данные используем в нашем разговоре.

Андрей Туманов: Давайте.

Тамара Шорникова: Кампания по постановке на учет недвижимости коснется 40 тысяч объектов – это не цитата, это пока просто информация. Комплексные кадастровые работы пройдут в Башкортостане, Коми, Мордовии, Якутии, Тыве и так далее, до 2020 года рассчитана программа, серьезные меры хочет предпринять тот же Росреестр, чтобы эту программу выполнить.

Андрей Туманов: Что такое «40 тысяч объектов недвижимости»? Это как правило капитальные строения, потому что на дачных участках строятся капитальные строения, их сейчас достаточно много. Некоторые садоводческие товарищества, которые вблизи крупных городов, сплошь состоят из капитальных строений. Да, вот здесь я вполне соглашусь, что нужно это налогооблагать. Но вот эти дачные сараи, поленницы и прочее – это просто смешно, это налогооблагаться не будет, это скорее всего вбросы, которые в последнее время идут не понимаю для чего. Во-первых, это невозможно все зарегистрировать, невозможно все отследить. Понимаете, сейчас… Дачная амнистия сколько у нас, больше 10 лет идет, до сих пор у нас половина земельных участков не зарегистрирована, а вы говорите про бани, сараи и собачьи будки. Поэтому нет, это скорее всего наших людей пугают, для того чтобы потом сказать: «А вот все-таки мы не будем, все-таки будет вам скидка».

Константин Чуриков: Вам парирует Московская область: «Ну почему же не могут? «Почта России» в состоянии предоставить свой беспилотник». И еще несколько комментариев. «Бани в землянках, будет здорово». «Для беспилотника есть рогатка», – пишет нам город Москва. И Вологодская область, Вологда, не самый южный регион: «Любовью не позанимаешься на свежем воздухе, сверху увидят», – в общем…

Это интересно:  Black Tie Дресс Код для Женщин

Андрей Туманов: Ну, кстати, никто в принципе и не может заходить на ваш садовый участок, если уж на то пошло, и пролетать сверху по закону.

Константин Чуриков: Частная жизнь там происходит.

Андрей Туманов: Да, это частная жизнь. Кроме того, для того чтобы все-таки оценить ваш домик, нужен оценщик, который придет с рулеткой, посмотрит и замерит. А вот когда у нас проходила оценка земли, с которой никто не согласился, которая была переоценена, кто-нибудь видел из Московской или из какой-то области у нас оценщиков? Потому что оценка вся проходила, извините, по Интернету, по Интернету, скорее всего, смотрели, определяли, сколько что стоит и по этому выводили среднее арифметическое. То есть в настоящее время я еще не видел никаких, ничего того, что может оценить… То есть есть какие-то параметры, по этим параметрам производится оценка, этого пока ничего нет, то есть у нас кто-то постоянно, все время забегает вперед.

Константин Чуриков: Ну знаете, мы забегаем вперед, потому что нам дают информацию об этом. И сейчас в данный момент мы эту информацию распространяем, мы проводим тест, с нашей помощью проводится тест, наверное, власть хочет как-то получить этот отскок этого мяча, понять, он в какую сторону полетит.

Тамара Шорникова: Обратная реакция.

Андрей Туманов: Власть должна понять, что, во-первых, это невыполнимо, во-вторых, дачники уже настолько налогообложены, если можно так сказать, что больше они платить вряд ли смогут. То есть скорее всего дальше пойдет… Если вот чуть-чуть побольше надавить на дачников, побольше с них собирать землю, они просто начнут бросать эту землю, и мы просто лишимся тех самых кормильцев, а это кормильцы для большинства семей, то есть дедушки и бабушки кормильцы, они, в общем-то, производят огромную массу продукции; кроме того, там отдыхают все лето дети и так далее. Поэтому я считаю, что дачников вообще надо оставить в покое, близко к ним не подходить ни с дронами, ни с кем-то. Вообще-то лучше дачникам еще приплачивать за то, что они работают, а не собирать с них налоги.

Тамара Шорникова: А давайте спросим самих дачников: вы готовы платить новые налоги? Скажите «да» или «нет», такую обратную связь сразу здесь и считаем.

Константин Чуриков: Новые дачные налоги платить будете? «Да» или «нет» отвечайте по SMS 3443, в начале буквы «ОТР».

Сразу у нас тут целая армия звонящих. Николай из Московской области, добрый вечер, спасибо за ожидание.

Зритель: Да, добрый вечер. Московская область, Шаховской район. К нам уже пришла фотография, в прошлом году весной принесли эту фотографию снятую…

Константин Чуриков: С наивной подписью «На память».

Зритель: Участка 24 сотки, Московская область, Шаховской район, фотоплан земельного участка, все написано, все разрисовано, дом стоит с разрешением построенный, парники, доски – все, что там есть, все сфотографировано. Пришло начальство, я взял эти документы, дети зимой живут в Москве, это деревня. И к ним прилагается уведомление о том, что Московская область, правительство Московской области установлено, что на принадлежащем вам земельном участке расположены строения (все не будут перечислять), статья закона, что в числе жилые дома, помещения, квартиры, гаражи, объекты, иные здания, строения и сооружения. Не совершены собственниками недвижимости, они не зарегистрированы, вы не произвели регистрацию. В связи с этим закон такой-то, постройки считаются самовольно возведенными, и требованием в соответствии со статьей…

Константин Чуриков: …их надо снести.

Тамара Шорникова: За свой счет.

Зритель: …дом снести – Министерство имущественных отношений Московской области.

Андрей Туманов: Так, я замечу, что это ИЖС, это не дачные.

Константин Чуриков: Хорошо, это все детали. Спасибо.

Зритель: Это деревня, это по всей Московской области давно уже все сфотографировали.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Николай. Смотрите, Андрей Владимирович, можно… Действительно мы не знаем в таких деталях всю эту казуистику, как ее знаете вы как эксперт, но что мы видим? Нас все равно принуждают не мытьем так катанием к тому, чтобы это было зарегистрировано автоматически, добровольно, как угодно, принудительно, добровольно-принудительно, но все равно, понимаете, с некоторых пор, как сейчас многие эксперты повторяют, в стране появилась новая нефть, она зовется народом, в данном случае дачниками. От этого, видимо, никуда не уйти. Или есть какое-то спасение? Может быть, есть какой-то лайфхак?

Андрей Туманов: Ну если это ИЖС, конечно, ИЖС надо регистрировать. Если это дачные строения, то давайте подождем, пока к нам не придут, а это будем ожидать, я думаю, очень долго, не надо торопиться платить налоги, никто вас не может обязать зарегистрировать и платить налоги. Второе: есть льготы на дачи, как правило, это для пенсионеров, инвалидов на один объект недвижимости, один объект недвижимости сразу…

Константин Чуриков: До 50 квадратных метров, кажется.

Андрей Туманов: Да-да, он сразу выпадает из этого, то есть это тоже надо знать. Во-вторых, надо знать, допустим, по земле какая ставка земельного налога у вас. Как правило, ставка земельного налога не может превышать 0.3% от кадастровой стоимости, и как правило она везде наивысшая. Вот с этим можно побороться и очень легко побороться, потому что ее устанавливают местные депутаты, то есть она может быть снижена вплоть до нуля, если вы поймаете депутата и заставите его снизить…

Константин Чуриков: Но когда нам, знаете, очередной закон, который позволяет регионам вообще не повышать плату за ЖКХ, он позволяет, но они не позволяют, понимаете?

Андрей Туманов: Депутаты, поверьте мне, очень пугливы, если их прижать немножко, они сразу немножко понизят ставку земельного налога.

Тамара Шорникова: Позвольте, на какие меры вы толкаете наш народ?

Андрей Туманов: Кроме того, я вхожу в общественный совет Росреестра федерального и как раз занимаюсь спорами о завышении оценки. Практически вся оценка у нас делалась с потолка, то есть нет… Если вы подаете в суд на кадастровую оценку, будь то домик, будь то земли, судья на 90% принимает в вашу пользу, потому что он вызывает оценщиков и говорит: «На основании чего вы, собственно, вот такую вот оценку сделали?» Он, конечно, будет вам рассказывать про дроны, про космические аппараты, на что судья посмеется и скажет: «Это мне не есть доказательство, дайте мне доказательство. Нет? – тогда, извините, подвиньтесь». То есть не бойтесь идти оспаривать оценку, если она произведена все-таки прежде всего на землю или на капитальные строения, оспаривать согласительные комиссии Росреестра либо в суд, и вы 90%, даже больше оспорите эту кадастровую оценку.

Тамара Шорникова: Ну вот продолжим эту школу…

Константин Чуриков: …выживания.

Тамара Шорникова: …сразу после звонка. Рвется к нам Надежда из Самары в прямой эфир. Надежда, слушаем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Добрый. Какая у вас история, расскажите.

Зритель: Надежда Андреевна, город Самара, Волжский район.

Константин Чуриков: Очень приятно, Надежда Андреевна.

Зритель: Я законопослушный налогоплательщик, имею земельный участок, зарегистрировала жилой дом, гараж, баню и хозкладовку. Буквально сегодня начала выяснять, почему мне за 2016 год не пришли квитанции. Поехали выяснять, и оказывается… Да, льготой я воспользовалась, но на баню и на хозкладовку (подобие сарая) мне выставили налог 4 тысячи и 2 тысячи, 6 тысяч.

Тамара Шорникова: Ничего себе.

Константин Чуриков: Здорово.

Константин Чуриков: Надежда, но вы же понимаете, что это, может быть, такое наказание за вашу сознательность чрезмерную? Вы зарегистрировали все, что у вас там стоит и есть.

Андрей Туманов: Да.

Константин Чуриков: Ваш комментарий, Андрей Владимирович? Спасибо за звонок.

Андрей Туманов: Это тоже, скорее всего, ИЖС, то есть это поселки…

Константин Чуриков: Верните, пожалуйста, Надежду в эфир. Это ИЖС или не ИЖС?

Зритель: Да, это жилой дом.

Константин Чуриков: Теперь понятно, спасибо.

Андрей Туманов: Да-да, это жилой дом, это не дачники. Значит, я бы не стал регистрировать какие-то строения, бани и так далее. Зачем это люди делают? Наверное, для того чтобы застраховаться.

Тамара Шорникова: Ну так ответственные граждане.

Андрей Туманов: Ответственные, у нас, к сожалению, наказывают именно ответственных, наказывают рублем. Что делать? Я бы просто снял с регистрации, попытался бы снять с регистрации и больше бы не связывался с регистрацией вот этих вот второстепенных объектов. Тут просто иного пути нет.

Тамара Шорникова: А для шага назад возможность есть? И если уже в базу попал, то уже не выпишут?

Андрей Туманов: Теоретически есть. Я же могу объект недвижимости разобрать и так далее. И кроме того, никогда не общайтесь с представителями власти, что просто в окошечко что-то мне сказали, я в окошечко ответили, только письменно, вы пишите письменный запрос и получаете письменный ответ.

Константин Чуриков: Мы сегодня от вас услышали как минимум 2 совета, как общаться с властью: депутата прижать и попросить, а со всеми остальными письменно.

Андрей Туманов: Только письменно.

Константин Чуриков: Понятно.

Итоги нашего SMS-опроса. Будут ли граждане платить новые дачные налоги? – будут 2%, не будут 98%. А может быть, еще и потому, что у нас периодически случаются налоговые амнистии в стране? А вдруг?

Андрей Туманов: Вот я вхожу в эти 98%, я не буду.

Константин Чуриков: Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России» был у нас в студии. Спасибо, Андрей Владимирович.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Андрей Туманов: Спасибо.

Константин Чуриков: Через 2 минуты продолжим.

Андрей Туманов «ВЛАСТЬ (16+)» 10.05.2016

основатель газеты «Ваши 6 соток»

О. БЕРКОВИЧ: Добрый день! Вы слушаете радио «Говорит Москва». Сегодня вторник, 10 мая. Время — 12:05. И это программа «Власть». Каждую неделю мы здесь, в нашей новой студии в гостинице «Националь», говорим с депутатами Госдумы о самых важных для страны темах, говорим о новых законопроектах и итогах работы парламента за пять лет. Меня зовут Олег Беркович. А сегодня у нас в гостях депутат Госдумы, первый зампред Комитета по информационной политике и основатель легендарной газеты «Ваши 6 соток» Андрей Туманов. Андрей Владимирович, здравствуйте.

А. ТУМАНОВ: Доброе утро.

Давайте сразу к делу. Близится сезон, и сразу хочется поговорить про импортозамещение в сельском хозяйстве. Два года прошли, какие-то предварительные итоги можно подвести. Как вы оцениваете то, что у нас произошло с сельским хозяйством за эти два года?

А. ТУМАНОВ: Во-первых, сезон не близится, а он давным-давно идёт уже: и сеют, и пашут и в большом сельском хозяйстве, и в малом сельском хозяйстве, то есть на 6 сотках. Уже и картошка посажена, и помидорчики, и много-много чего.

Насчёт итогов, честно говоря, мне очень сложно говорить. Скажем так, я никогда не был сторонником патриотизма в сельском хозяйстве. И насчёт импортозамещения у меня не очень хорошие мысли. Дело в том, что патриотизм в сельском хозяйстве не работает так же, как патриотизм в экономике. Это что — с флагами ходить, лозунги говорить? «Вот мы сейчас там всех побьём! Здорово! Мы вытесним!»? Сельское хозяйство на чём стоит, на каких трёх китах? Это, прежде всего, наука. Это, безусловно, логистика. И технологии. Понимаете, тут патриотизму-то места нет. А науку, к сожалению, мы поставили на десятое место. Мы за последние несколько лет закрыли большинство плодовых станций, где испытывались сорта овощных и плодовых культур, станций защиты растений, снизили очень сильно финансирование науки и так далее. По технологиям мы отстали от Европы, от Америки, наверное, лет на 30, если не на 40. Ну какой тут патриотизм?

О. БЕРКОВИЧ: У нас есть хорошие хозяйства, которые получили возможность за это время, когда закрылся рынок иностранных продуктов, занять большую долю рынка. Да, есть хороший и успешный «Мираторг», который расширяется. Есть хорошие примеры хозяйств на юге, которые поставляют продукцию. В конце концов, есть разный малый и средний бизнес — я не знаю, какие-нибудь «Сыры Кузнецова», которые довольно-таки неплохие.

А. ТУМАНОВ: А теперь давайте подумаем. Да, сейчас у нас рынок закрыт, и благодаря этому многие хозяйства поднялись. Что будет завтра? Завтра, допустим, мы опять подружились с теми, от которых мы закрывали рынок, а технологии остались на том же уровне у тех самых хозяйств, которые поднялись благодаря закрытию рынка. И вот представляете: рынок открывается, приходят более конкурентные товары. Это значит, что наши предприятия тут же моментально обанкротятся.

О. БЕРКОВИЧ: Ну, наш бизнес — они же не дебилы на самом деле. Они же понимают, что через какое-то время наши границы снова откроются, и товары снова пойдут, и они проиграют эту конкурентную борьбу. Да, сейчас прямым текстом… Это даже было в ходе прямой линии, по-моему, когда кто-то из фермеров говорил: «Господин президент, не надо открывать границы». Но понятно, что через несколько лет — хорошо, два, три, пять лет — откроются.

А. ТУМАНОВ: Откроются, конечно.

О. БЕРКОВИЧ: Откроются в любом случае. Невозможно жить закрыто.

А. ТУМАНОВ: Но при этом кто должен совершенствовать технологии, кто должен заниматься всем тем, о чём мы сейчас говорим?

О. БЕРКОВИЧ: Вы думаете, что государство?

А. ТУМАНОВ: Конкретный производитель? Это не его дело. Конкретный производитель должен работать, а не заниматься какими-то программами. Для этого есть государство. У государства программ, не знаю, я не видел. Есть Министерство сельского хозяйства, которое чем сейчас занимается? Затыкает какие-то дырки. Вот что-то случается — бах! — «ага, давайте туда денег кинем — и всё будет в порядке». То есть в Министерстве сельского хозяйства чиновники живут одним днём. Они не глядят, как китайцы, на 10 лет вперёд, на 50 лет вперёд. Это в Китае программы сельскому хозяйству расписаны на десятки лет вперёд. У нас этого нет.

О. БЕРКОВИЧ: Ну, у нас есть программа «получи гектар и езжай в тайгу».

А. ТУМАНОВ: Это вообще смешно. Об этом, честно говоря, даже без улыбки трудно говорить. Я не знаю, как это президенту представили, что он подписал этот законопроект. У всех экспертов, которые немножко думают, крайне отрицательное мнение.

Давайте представим на секундочку, кто поедет брать гектар. Вообще для чего брать? Для того чтобы сделать какое-то производство. Даже на Дальнем Востоке, вроде бы не очень заселённой территории, но даже там вблизи крупных городов, где есть дороги, там всё занято, то есть эти земли находятся в частной собственности. Отбирать вроде бы не планировали, а планировали давать там, где свободно. Но где свободно — это же глухая тайга. Там нет ни дорог, ни электричества, ни водопровода — ничего. И представьте себе, кто-то берёт, приезжает. Как правило, я думаю, это будут брать люди, которые, скажем, не очень богатые, потому что богатый купит там, где удобно. Бедный возьмёт этот гектар — и что? Он туда не доедет даже посмотреть.

О. БЕРКОВИЧ: У меня больше вопрос даже не в том, что доедет. Доехать-то один раз в один конец он сможет.

А. ТУМАНОВ: Но производство он не наладит.

О. БЕРКОВИЧ: Но вопрос в логистике.

А. ТУМАНОВ: Это точно. Здесь надо было немножко по-другому делать. Кстати, когда только стали думать об этом гектаре, ещё шли дискуссии, я говорил об этом и писал письма. Я как раз изучал так называемые сельхозкооперативы, которые прекрасно действуют и в Европе (например, в Бельгии), и в Южной Корее. Представьте на секундочку, как это работает в Южной Корее или в Бельгии.

Там крестьянин занят только одним делом — он работает. Он ни о чём больше не думает. Он не думает о деньгах, как взять кредит. Он не думает, что сеять и собирать. Всё это ему фактически диктует сельхозкооператив. Допустим, там просчитывают, что на следующий год будет выгодно продавать лук. Ему привозят семена. Ему агроном делает анализ почвы. После анализа почвы ему привозят необходимые удобрения (это, естественно, ему записывается в счёт). Ему дают технологическую карту, как лук сеять, как за ним ухаживать, когда его поливать и так далее. Если какие-то вредители полетели — та же луковая муха, — естественно, ему тут же сообщают, что нужно опрыскивать или ещё что-то делать. То есть крестьянин ни о чём не думает, а он только работает. Всё, собран лук. Дальше он его отвозит на фасовочное предприятие, которое тоже принадлежит сельхозкооперативу. Там это всё фасуется, моется, пакуется — и дальше пошло на биржу. То есть всё, крестьянин больше ничем не занимается. Он отвёз на эту фабрику свой лук — всё, и забыл про него. Дальше ему просто переводят деньги за проданный лук. Вот как работают сельхозкооперативы. К сожалению, у нас вряд ли…

Это интересно:  Анальная Пробка для Чего

О. БЕРКОВИЧ: Через сколько лет у нас это возможно? Это же вопрос культуры в первую очередь.

А. ТУМАНОВ: Я думаю, если мы сами будем это делать, то очень долго невозможно. Я разговаривал с профессионалами, которые работают в этих сельхозкооперативах. Они профессионалы в нескольких поколениях: у него и папа был, и дедушка руководил сельхозкооперативом. Понимаете, это опыт, накопленный десятилетиями. Поэтому, если сами будем делать, очень долго будем делать. Если мы, допустим, наймём, пригласим тех же южных корейцев или тех же самых бельгийцев (а у них очень много свободных специалистов, потому что земли у них мало, а специалистов много), создадим некие совместные предприятия — и будем работать.

О. БЕРКОВИЧ: И вас тут же обвинять в продаже Родины. Хорошо, что не китайцев.

А. ТУМАНОВ: Продажа Родины? Да хоть бы и китайцев. Понимаете, в данном случае земля-то остаётся у нас, земля остаётся у тех людей, которые будут на ней работать. В данном случае мы приглашаем к себе технологии и опыт, который можно будет потом копировать, набираться. Так что это не продажа Родины. Продажа Родины — извините, это когда никто не работает, а пьянствует, и когда земля стоит, а не работает, и когда рапорты идут: «Вот мы сейчас заткнём всех! Мы поставим красивые флаги над нашими полями — и будет у нас всё хорошо!» Это — глупость! Не будет ничего хорошо. Надо опыт копировать, надо опыт перенимать, как делают и китайцы сейчас.

О. БЕРКОВИЧ: Как вы считаете, при нынешнем министре сельского хозяйства — при господине Ткачёве — это вообще возможно в нашей стране? Как вы считаете, он должен остаться в правительстве?

А. ТУМАНОВ: Трудно сказать. В принципе, скажем так, по сравнению с предыдущими министрами (а я их знал хорошо), он всё-таки кое-что понимает в сельском хозяйстве. Во всяком случае, мне некоторые вещи, которые он предлагал, импонируют — например, по увеличению посевов кукурузы.

Ну, сейчас, наверное, кто-то будет над нами посмеиваться: «Ага, вспомнили Хрущёва!» На самом деле то, что предлагал Хрущёв, — это абсолютно разумно. Кукуруза — это культура, которая даёт очень высокую урожайность среди зерновых, это чемпион по урожайности. Другое дело, что когда начали при Хрущёве увеличивать посевы кукурузы, просто это делали бездумно, это делали чиновники, а не агрономы. Есть сорта и гибриды кукурузы, которые будут расти даже за Архангельском и севернее, но сеяли-то южные сорта. В результате, естественно, ничего не получали. И сейчас есть сорта такие. Скажем так, ведущие мировые семеноводческие фирмы (не буду сейчас их называть), они к нам идут, они нам предлагают эти гибриды, которые будут расти прекрасно на севере и давать высочайшие урожаи.

Тем более есть у меня такое подозрение, что те замечательные цифры, которыми нас потчуют, о том, что мы вывозим и продаём огромное количество зерна…

О. БЕРКОВИЧ: Первое-второе место по экспорту.

А. ТУМАНОВ: Всё-таки преувеличены эти циферки. Вот есть такое подозрение.

О. БЕРКОВИЧ: А на основе чего оно у вас складывается?

А. ТУМАНОВ: На основе подсчётов.

О. БЕРКОВИЧ: Мы же верим статистике по экспорту нефти, например. Почему мы не должны верить статистике по зерну?

А. ТУМАНОВ: Когда начинаешь подсчитывать, всё-таки не сходятся некоторые цифры. Я не буду так уж говорить, что сто процентов это приписки, но есть подозрение, что приписки существуют. Так вот, за счёт кукурузы мы можем эти самые возможные приписки покрыть и действительно продавать настоящее зерно, а не бумажное —и за границу, и обеспечивать свою страну кормами и зерном пищевым.

О. БЕРКОВИЧ: Знаете, что я не могу понять? Я надеюсь, вы мне сможете это объяснить. У нас в девяностые был провал в сельском хозяйстве, в нулевые постепенно как-то это начало подниматься, увеличивался и увеличивался экспорт зерна. И в какой-то момент — при том, что большое количество экспертов говорит о том, что у нас реально большие проблемы в этой отрасли — у нас первое-второе место по экспорту зерна. Откуда такие урожаи, если у нас, как вы говорите, ни технологий нет, нет семян? Откуда?

А. ТУМАНОВ: Какое может быть у нас сельское хозяйство? Либо интенсивное, либо экстенсивное. Интенсивное — это когда применяются новые технологии, применяются новые сорта, удобрения и так далее, и так далее, и так далее. Если орошаемые поля, проведена мелиорация, то тоже, естественно, урожайность выше. А есть технологии экстенсивные, когда просто выжимается земля. В данном случае мы выезжаем за счёт именно вот таких экстенсивных технологий.

Если мы сейчас посчитаем, сколько вносится органики на поля… Органика — скажем так, это топливо земли. Вот чтобы машина ездила, её надо заправлять топливом. Землю тоже надо кормить. Если вы её кормить не будете, земля умирает. Какой корм для земли? Чтобы растения у вас росли на этой земле, достаточно минеральных удобрений, но чтобы сама земля жила, нужна органика. Органика у нас практически не вносится. 5 процентов от требуемого вносится на поля. 5 процентов! 95 процентов не вносятся. И при этом приходит, допустим, крупный агрохолдинг. Агрохолдинг, как правило, не владеет землёй. Он берёт в аренду земли, лет за пять выжимает их по полной программе, то есть там и начинает падать уже и урожайность, и земля перестаёт быть плодоносной.

О. БЕРКОВИЧ: То есть в начале XXI века у нас, по вашим словам, практически подсечно-огневое земледелие?

А. ТУМАНОВ: Вроде того. Выжимают за несколько лет, бросают эти земли и переходят на другие. Этим стоит гордиться? Я думаю, потомки нам спасибо за это не скажут.

О. БЕРКОВИЧ: Вы пять лет были в Думе, у вас активная позиция по сельскому хозяйству. Почему не получилось провести закон о контроле за землёй?

А. ТУМАНОВ: Почему не получилось? Кое-что делается, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы. Сейчас принят законопроект о контроле за землёй, то есть об изъятии земли, скажем так, если она не используется. С одной стороны, справедливый закон, потому что земли у нас стоит огромное количество, которая не используется, которая не является средством производства, а которая является неким «золотым запасом» у финансовых корпораций, у банков и так далее, которые либо брали это в счёт непогашенных кредитов, либо просто скупали для того, чтобы потом спекулировать, перепродавать.

Так вот, эта земля стоит. Она зарастает лесом, либо появляются на ней овраги. Никто за ней не ухаживает, никто за ней не следит. Эту землю вообще-то надо изымать, если она используется, с одной стороны. Но, с другой стороны, если мы облегчаем изъятие земли, то кто вообще «первый отряд пионеров», который воспользуется данным законопроектом, как вы думаете? Безусловно, это рейдеры. Поэтому, если мы чётко не проработаем этот закон, именно они первые придут, возьмут этот закон и начнут с помощью этого закона отбирать землю.

О. БЕРКОВИЧ: Простите, а что вам мешало в течение пяти лет это сделать? Срок немаленький, а проблема эта давно стоит.

А. ТУМАНОВ: Срок немаленький, безусловно. К сожалению, так получается, что большинство законопроектов, которые принимаются (принимаются, а не просто выставляются), они идут из профильных министерств. У нас немножечко нарушено разделение властных полномочий. Вообще Дума должна прежде всего принимать законопроекты, а исполнительная власть… Есть много законопроектов, которые не всегда… вернее, чаще всего заворачиваются. Но при этом законопроекты, которые принимаются, исходят из министерств, в частности из Министерства сельского хозяйства. Министерство сельского хозяйства идёт каким путём? Тем путём, которым ему легче идти. Вот и получается, что для Минсельхоза это путь лёгкий, но для сельского хозяйства как для такового это не приносит чаще всего положительных результатов.

О. БЕРКОВИЧ: Нам Сергей пишет на сайт: «Туманов, примите закон, резко снижающий налоги на закладку промышленных фруктовых садов и теплиц». Спрашивают: «Зачем кормить крестьян Польши и Турции, если можно кормить своих?» Вот видите.

А. ТУМАНОВ: Совершенно верно. Понимаете, если ты закладываешь теплицу или закладываешь плодовый сад, то когда первый урожай ты снимешь?

О. БЕРКОВИЧ: Через год.

А. ТУМАНОВ: Нет, даже не через год, а через три года тот же сад начнёт давать плоды, промышленный урожай, даже если вы закладываете интенсивными саженцами. А кредиты нынче какие? Кредиты таковы, что если ты через год его не отдал, то уже попадаешь в кабалу. Поэтому, конечно, здесь надо предусматривать такое финансирование, чтобы это было выгодно людям делать. И только каким-то законом. Закон — это что? Закон — это бумажка чаще всего.

О. БЕРКОВИЧ: Вообще-то, закон — не бумажка, а закон — это правило.

А. ТУМАНОВ: Если он не подкреплён финансами, то это бумажка, которая ничего не поможет. Сейчас напиши: «Сделать всех крестьян счастливыми. Выдавать им дешёвые кредиты. Выдавать землю». Кто будет следовать этому закону?

О. БЕРКОВИЧ: Давайте в популизм не будем уходить. Здесь был конкретный вопрос про высокие налоги на открытие садов и теплиц.

А. ТУМАНОВ: Насколько я знаю, если вы делаете сад или теплицу, пока не получите первый урожай, вы вообще никаких налогов не платите. Так что немножечко здесь неправильно задан вопрос. Не налоги снижать надо, а помогать.

И раз уж мы про Польшу заговорили. Из-за чего вот этот польский яблочный бум произошёл, как вы думаете? А произошёл этот польский яблочный бум, потому что польское правительство вложило огромнейшие деньги в строительство плодохранилищ, то есть они строили плодохранилища. А плодохранилища или овощехранилища — это не то, о чём мы с вами думаем. Ну, я думаю, все были когда-то, перебирали и картошку, и яблоки на плодохранилище или «овощегноилище», как мы шутили, называли. Настоящее современное плодохранилище — это абсолютно высокотехнологичное предприятие, где те же самые яблоки сохраняются при определённой температуре, в определённой газовой среде, то есть не на воздухе даже, а определённая газовая среда. И эти яблоки могут лежать год без потери качеств!

Так вот, польское правительство вложило деньги, построило массу таких плодохранилищ и бесплатно (бесплатно!) передавало их польским крестьянам: «Пожалуйста, вы хотите наладить производство? Вот вам современнейшее овощехранилище, берите. Но для того, чтобы вы на нём зарабатывали, вы должны сажать сады, покупать или разрабатывать технологии и выращивать урожаи». Что и произошло.

О. БЕРКОВИЧ: У нас для этого есть Министерство сельского хозяйства. Но получается, что надо всех там менять?

А. ТУМАНОВ: Менять многих надо. Тем более, скажем так, большинство руководителей… Я имею в виду не среднее какое-то звено в Минсельхозе (среднее звено — это профессионалы), а министры, заместители министров, как правило, не являются специалистами в области сельского хозяйства.

Я вспоминаю, был один министр сельского хозяйства, приходил он в Думу со своим помощником. И для него такие раскладушечки, знаете, как для детишек делают: там коровка нарисована, на коровке сколько от неё молока, равно сколько коровок у нас всего. И вот отчитывается министр перед Думой, а его помощник эту раскладушечку перекладывает и ему показывает. Министра спрашивают: «А вот сколько урожайность пшеницы у нас?» Чух-чух-чух — и ему показывает: вот столько. И он: «Столько-то, столько-то урожайность у нас!» То есть настолько человек был далёк от сельского хозяйства, что просто было жалко его! И жалко, и смешно.

О. БЕРКОВИЧ: Где ваши депутатские расследования в таком случае, скажите?

А. ТУМАНОВ: Депутатские расследования были. Благодаря депутатским расследованиям, я надеюсь, этот министр теперь живёт за границей. К сожалению, он не пошёл ни под суд, никуда.

О. БЕРКОВИЧ: А, вы про Скрынник говорите.

А. ТУМАНОВ: Ну, по крайней мере, он уже не министр.

О. БЕРКОВИЧ: Последнее, вот спрашивает 19-й: «Дело совершенно не в отмене санкций, а в цене доллара и евро, точнее — на самом деле рубля. Раньше был хамон 2500, сейчас — 5000, — ну, примерно. — Был 500–600 рублей, а сейчас в районе 2000 рублей он бы стоил», — Сергей пишет. Где угроза нашим производителям тогда? К нам иностранные продукты придут за очень высокие деньги.

А. ТУМАНОВ: Угроза для наших производителей практически везде, начиная с тех же самых кредитов. Сейчас, если приходят сельхозники на круглые столы какие-то либо в Министерстве сельского хозяйства какой-то разговор, начинается всё с кредитов: «А вот как нам сделать дешёвыми кредиты?» Ясно, что коммерческие банки не сделают. Коммерческие банки потому и коммерческие, что для них самое главное — прибыль. Они не будут ниже ставки рефинансирования выдавать кредиты.

У нас есть некий банк (не буду его называть), который должен помогать крестьянам. Ну, он скорее не банк даже, а такая некая распределительная контора, которая ссужает деньги и чаще всего не получает возврата. Финансирование идёт, но это финансирование не является моделью экономики, а это некая раздача. Раздали деньги, что-то случилось, собрали урожай, не собрали урожай, деньги отдали, не отдали — банку это всё равно, потому что он живёт за счёт государственных денег и не принимает участия в сельхозпроизводстве.

Так вот, с одной стороны, вроде бы хорошо: я как крестьян взял кредит и не отдал, мне его списали. Но, с другой стороны, буду ли я стремиться налаживать производство таким образом, чтобы и кредиты отдавать, чтобы и банк работал, и государственные деньги не просто так на ветер распылялись? Я ещё раз говорю: система. То, что сейчас у нас происходит с землёй, — это некая пародия на сельское хозяйство. Это не производство, не настоящее производство.

О. БЕРКОВИЧ: Ну что ж, удачи вам на выборах. Надеюсь, в новом созыве удастся сделать больше. Хотели сегодня поговорить ещё про кадастр, но не успели, время закончилось. Это была программа «Власть». У нас был в гостях депутат Госдумы Андрей Туманов. Меня зовут Олег Беркович. Встретимся через неделю, во вторник, в 12:05. Всем пока!

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector