Первый Муж Майи Кристалинской 7 Букв

Имя: Майя Кристалинская (Maya Kristalinskaya)

День рождения: 24 февраля 1932

Место рождения: г. Москва

Дата смерти: 19 июня 1985 (53 года)

Причина смерти: узнать ремиссия рака лимфатических желез

Место погребения: узнать Москва, Новое Донское Кладбище

Восточный гороскоп: Обезьяна

Категория: Российские музыканты

Биография Майи Кристалинской

Детство Майи Кристалинской

Двоюродная сестра Владимира Кристалинского – Лилия была певицей и актрисой, в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Муж тёти Лилии — Павел Самойлович Златогоров был известным режиссёром и долгое время возглавлял театр. Благодаря «дяде Паше» и «тете Лиле» музыка с самого детства вошла в жизнь Майи, она пересмотрела почти весь репертуар театра. Однажды дядя подарил маленькой Майе гармошку, на ней она самостоятельно научилась играть.

В школе она училась хорошо, ей легко давалась литература, иностранный язык и математика. С детства у Майи проявились способности к пению. На школьных вечерах она часто пела под рояль без подготовки. Она начала петь в хоре в Центральном Дворце детей железнодорожников (бывшем Доме пионеров), руководителем которого был Семен Дунаевский. На выпускном вечере в июне 1950 года на Манежной площади Майя исполняла для случайных зрителей песни военных лет «Синий платочек» и «Друзья-однополчане».

Восхождение звезды и начало карьеры Майи Кристалинской

В 1955 году Майя Кристалинская окончила институт. Вместе с подругой Валей Котелкиной их по распределению направили в Новосибирск, на завод имени Чкалова. Девушки оказались в совершенно непривычных условиях, по десять-двенадцать часов в день им приходилось работать в грязном цеху «выдавальщицами» деталей. Долго они не выдержали и спустя некоторое время решили бежать в Москву. В те времена это было преступлением. Новосибирский завод направил в Москву ходатайство о привлечении их к уголовной ответственности за самовольное оставление места работы. Только благодаря связям им удалось избежать неприятностей. По знакомству их устроили на работу в «Авиационное конструкторское бюро имени Яковлева».

Майя продолжала принимать участие в самодеятельности в эстрадном ансамбле Центрального Дома работников искусств. В 1957 году в Москве проходил Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Кристалинскую пригласили в джазовый ансамбль студии «Первый шаг» при ЦДРИ. В составе ансамбля Майя приняла участие во множестве спектаклей, концертов и шоу. Вскоре в газете «Советская культура» вышла разгромная статья «Музыкальные стиляги» с критикой молодёжного оркестра «Первый шаг». Заказчиком статьи был главный джазмен страны А. Цфасман, который видел в молодёжном оркестре своих конкурентов. Вскоре последовали «оргвыводы», и студия «Первый шаг» прекратила существование.

Летом 1958 года Майе Кристалинской поступило предложение от Госконцерта принять участие в гастролях по Закавказью. Она согласилась и взяла отпуск в конструкторском бюро. Её выступления имели ошеломляющий успех. Известный джазмен Эдди Рознер предложил ей стать солисткой его ансамбля. Майя приняла это предложение и твёрдо решила посвятить себя эстраде, в конструкторское бюро она уже не вернулась.

Кристалинская много гастролировала по стране с джаз-оркестрами, выпустила множество пластинок с песнями, которые моментально раскупались. Широкое признание она получила после выхода фильма «Жажда», в нём Майя исполняла песню «Мы с тобой два берега». Пластинка с этой песней разошлась по стране тиражом в семь миллионов экземпляров. Певица первой исполнила песню Булата Окуджавы «Ах, Арбат», которая до этого звучала только на магнитофонных записях. В 1966 году Майя Кристалинская была признана лучшей эстрадной певицей года.

Позже удача отвернулась от неё. В 70-м году председателем Гостелерадио стал Сергей Георгиевич Лапин, который был личным другом Брежнева. После чего начались гонения на многих известных певцов, в число которых попала и Кристалинская. После исполнения на новогоднем «Голубом огоньке» песни «В нашем городе дождь» телеруководство обвинило исполнительницу в пропаганде грусти. Её практически перестали показывать по телевидению, гастроли её продолжались, но выступать ей разрешали только в сельских клубах и райцентрах Рязанской, Тульской и Орловской областей.

В 1974 Майе Кристалинской было присвоено почётное звание «Заслуженная артистка РСФСР».

В последние годы своей жизни Кристалинская занималась переводом с немецкого языка книги Марлен Дитрих «Размышления». Книга вышла уже после смерти певицы.

Личная жизнь Майи Кристалинской

Первым мужем Кристалинской стал писатель Аркадий Арканов в 1958 году. Расписались они втайне от родителей, а потом просто поставили их перед фактом. Брак продлился недолго, уже через год Арканов и Кристалинская расстались. Официально они развелись только в 1962 году.

Вторым мужем стал известный архитектор Эдуард Барклай, с которым она познакомилась на званом ужине, дома у знаменитого врача А. Вишневского. За столом они сидели рядом и Эдуард Максимович весь вечер вежливо ухаживал за Майей. Спустя несколько месяцев они стали жить вместе.

Брак Барклая и Кристалинской продлился почти двадцать лет. В июне 1984 года супруги устроили застолье, отмечая отъезд в отпуск, который они планировали на следующий день. Утром Эдуард Максимович почувствовал себя плохо, он страдал сахарным диабетом. Он потерял сознание. Майя вызвала скорую, приехавшие врачи сделали Эдуарду укол, но было уже поздно, он скончался. 19 июня его похоронили. Потерю мужа Майя переживала тяжело, утратила интерес к жизни и перестала наблюдаться у врача.

Болезнь и смерть Майи Кристалинской

В 1962 году во время гастролей Майя Кристалинская попала в больницу с высокой температурой. У неё была обнаружена тяжёлая болезнь — опухоль лимфатических желез (лимфогранулематоз). Майя не сдалась, она продолжала выступать на сцене. Её выступления сменялись длительным лечением в клиниках. После курса химиотерапии ей приходилось выступать на сцене в косынке, чтобы скрыть от зрителей следы болезни. К счастью ей повезло с врачами, которыми были известные гематологи Воробьев и Кассирский. Они продлили ей жизнь на двадцать пять лет.

В начале 1985 года после очередного сеанса облучения у неё ухудшилась речь и стали плохо двигаться правая рука и нога. Болезнь прогрессировала. В июне 1985 Кристалинская опять легла в больницу, состояние её резко ухудшилось. Она потеряла сознание и впала в кому. 19 июня 1985 года Майя Кристалинская скончалась в возрасте 53 лет.

Похоронена она была в Москве на Донском кладбище. На её могиле можно прочесть эпитафию: «Ты не ушла, ты просто вышла, вернёшься — и опять споёшь».

Майя КРИСТАЛИНСКАЯ

Первым мужем Кристалинской стал известный ныне писатель-сатирик Аркадий Арканов. Однако в 1957 году, в год их знакомства, оба они были еще не известны широкой публике: Майя выступала в ансамбле ЦДРИ «Первый шаг», а Аркадий на писательском поприще делал свои первые шаги.

Их знакомство состоялось в Политехническом музее, где 30 апреля проходил конкурс музыкальных коллективов, которым предстояло участвовать в Международном фестивале молодежи и студентов (он должен был состояться в Москве в конце июля). Далее послушаем рассказ самого Аркадия Арканова:

«Среди выступавших были эстрадный коллектив ЦДРИ, знаменитая джазовая «восьмерка», которая в тот день была представлена лишь квартетом, и мы – коллектив Первого медицинского института.

Среди актеров, выступающих за ЦДРИ, пела Майя. Я человек музыкальный, а в молодости любая симпатичная девушка, которая обращала на себя внимание еще и музыкальными способностями, казалась мне пределом мечтаний. Будучи романтически настроенным, я, увидев ее, подумал, что было бы здорово с ней познакомиться…

Когда концерт закончился, пошел страшный ливень. В подъезде Политехнического музея мы пережидали этот дождь вместе с Майей. И именно тогда я пригласил ее отметить Первое мая в ресторане ВТО, где для нашего коллектива было заказано несколько столиков. Она согласилась. Мы договорились, что я встречу ее у входа в ВТО. А раз я ее пригласил, она считалась как бы лично моей гостьей.

…Это была настоящая «тусовка»: собрались многие актеры, был наш большой коллектив, были какие-то выступления… Естественно, ее тоже попросили спеть. И Майя спела свой репертуар: «Скалинателлу», «Индонезию» и др.

Потом я пошел провожать ее до дома (Майя жила в районе Комсомольской площади, у трех вокзалов). Все было очень мило, и я назначил ей следующее свидание – на 9 мая, в День Победы.

Это интересно:  Элджей и его Девушка

Девятого мая мы долго шатались по городу, и я опять пошел провожать ее домой. Но еще до этого мой друг – он все время был как бы между нами – спросил: «Ну, а жениться тебе слабо?» – «Нет, не слабо…» Вот в таком романтическом угаре я девятого мая сделал ей предложение. Майя согласилась.

Правда, дома я никому ничего не сказал. Через день или через два (не помню) мы подали заявление в ЗАГС. День бракосочетания нам назначили на 1 июня. Можете себе представить: 30 апреля мы познакомились, а 1 июня должна была уже состояться свадьба. Подав документы 12 мая, мы не виделись вплоть до 1 июня: из ЗАГСа вышли уже мужем и женой.

Мать была в шоке, когда я показал ей наше брачное свидетельство: кто? что? почему?

Надо сказать, что Майю тогда знали только в кругах артистических и только люди, близкие к ЦДРИ и к искусству. Я матери тогда объяснил, какая Майя талантливая, и свадьбу решили не оттягивать: а назначили ее на 7 июня, на день моего рождения…»

Свадьбу играли в коммунальной квартире жениха, благо соседка уехала на несколько дней по делам и отдала свою комнату в их распоряжение. Так что места всем хватило. На свадьбе Кристалинская впервые увидела родителей своего мужа (Арканов ее родителей хотя бы видел однажды в подъезде). Может быть, из-за того, что гости друг друга не знали, за столом долго сохранялась напряженная обстановка. Только где-то к середине торжества свадьба вошла в привычное русло.

Поскольку жилищные условия у молодых были не ахти какие – Кристалинская жила с родителями в тесной комнатушке, а Арканов жил с родителями и братом в коммуналке, – решено было снимать комнату. Нашли ее быстро (в коммуналке у метро «Аэропорт»), но стоила она дорого – 50 рублей в месяц.

Так как Арканов тем летом заканчивал институт и по распределению должен был уехать в Норильск, Кристалинская лично отправилась в горздрав и добилась, чтобы ее мужа оставили в Москве. Ей пошли навстречу, поскольку она была участницей предстоящего Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Причем выступать она должна была не от ЦДРИ, а от коллектива, который по распоряжению Министерства культуры СССР создал молодой джазмен Юрий Саульский. Там она пела несколько песен, причем большую часть из них – на русском языке (до этого она в основном перепевала заграничных звезд): «Колыбельную» из фильма «Цирк», «Журчат ручьи» из фильма «Весна», «Прощальную песню» и др.

Между тем брак Кристалинской с Аркановым длился недолго – меньше года. Поводом к разрыву послужило несовпадение взглядов молодых супругов на жизнь. Вспоминает Аркадий Арканов: «Я ей всегда говорил, что без музыкального образования она всегда будет черна и темна, как деревенский человек. Не знаешь нот – не знаешь гармонии. Но она не очень внимала моим советам.

Ее захваливали, но я видел, что у нее отношение к этому не совсем критическое. А я был тоже творческим человеком, я к тому времени самостоятельно писал, знал, что уже не буду работать врачом, и мы с ней часто ссорились, когда она говорила, что я не прав. Вот кошечка и пробежала.

15 марта 1958 года (этот день до сих пор остался в моей памяти) проходили выборы в Верховный Совет. Мы с женой накануне повздорили, но не очень сильно. Я должен был идти голосовать на участок по месту жительства моих родителей, где был прописан, а она должна была ехать на свой участок. Я взял портфельчик, и она спросила: «Когда ты придешь?» А я ответил: «Думаю, что не приду вообще». Она сказала: «Да ладно ерунду говорить». Майя решила, что я пошутил, но я ушел с этим портфельчиком навсегда – к матери, к отцу, на старую квартиру. Уж не знаю, из какого упрямства я не вернулся. Все вышло спонтанно.

Правда, у нас еще в течение полугода продолжались какие-то попытки все вернуть… Но ни к чему хорошему они не привели.

Конечно, у меня были чувства к Майе, я знаю это точно. И она, наверно, тоже ко мне что-то испытывала, может быть, даже любила. Но уже осенью 1958 года я встретил свою будущую вторую жену, и она вытеснила из меня все, что касалось Майи. Но до 1962 года мы с Майей не разводились: ни мне, ни ей развод был не нужен. До тех пор, пока мне не понадобилось получать квартиру…»

В начале 60-х Кристалинская попала в знаменитый тогда оркестр Эдди Рознера. Многие расценили это однозначно: мол, у руководителя и певицы роман. Основания для этой сплетни были: Рознер слыл не только профессионалом в области музыки, но и неистовым донжуаном. О его любовных похождениях судачил весь эстрадный мир, он менял женщин, как перчатки. Однако утверждать категорично, что у него был роман и с Кристалинской, я не берусь.

Между тем в июле 1962 года, вернувшись с очередных гастролей, Кристалинская внезапно слегла. Врачи поставили диагноз: ангина. Однако вскоре, будучи уже на гастролях в Ленинграде, Кристалинская обнаружила у себя на шее небольшие узелки. Певица решила, что это обычное осложнение после ангины, но Рознер уговорил ее показаться врачу. Майя вняла его совету. Вернувшись в Москву, она отправилась в районную поликлинику. Участковый врач немедленно направил ее к онкологу. Тот поставил диагноз: опухоль лимфатических желез. Майе был прописан курс химиотерапии. Облучение сделали здесь же, в больнице. После этого на шее Кристалинской появился неизменный платочек, который она не снимала ни на концертах, ни на улице.

С тех пор в народе то и дело рождались слухи о безвременной кончине певицы: она то «умирала от рака», то «накладывала на себя руки». По этому поводу в февральском номере журнала «Юность» за 1964 год была даже помещена юмореска Григория Горина под названием «А правда ли?». Цитирую:

«Нет, скажите, это правда, что Майя Кристалинская отравилась? Не знаете? Ну как же! Здесь мне на днях позвонили. Говорят так, так-то и так-то. Отравилась! Я разволновался, звоню одному, звоню другому – никто не в курсе. Волнуюсь еще больше, звоню в Мосэстраду. Там мне говорят: вранье. Но, знаете, как-то неуверенно говорят. Хриплым голосом. Меня это насторожило. Поднял всех знакомых на ноги, бросился по городу узнавать. К вечеру от всех знакомых только и слышно: отравилась! А тут как раз афиши висят. У Кристалинской сегодня концерт в Театре эстрады. Лечу в театр. Смотрю, там толпа. Думал, на похороны, а это за билетами! Прорвался в театр, сажусь в зале, вижу: выходит на сцену Кристалинская. Живая. У меня отлегло от сердца… С концерта ушел. Чего же концерт слушать, когда ничего не случилось?!»

Говорят, когда самой Кристалинской пересказывали слухи о ее смерти, она… искренне радовалась. Будучи женщиной суеверной, она считала, что раз хоронят при жизни, значит, судьба отмерит ей долгие годы. Увы, не отмерила…

Если творческий путь Кристалинской в 60-е годы складывался вполне благополучно, то вот в личной жизни ей не везло. После расставания с Аркановым она познакомилась с молодым журналистом Л., работавшим в журнале «Советский Союз». Человеком он был неплохим, но имел один большой недостаток – был слаб по части любви к «зеленому змию». На этой почве между молодыми людьми и происходили многочисленные ссоры. Пишет биограф певицы А. Гиммерверт:

«При внешности героя-любовника Л. оказался груб и несдержан, первейшую роль тут играл алкоголь, к которому «принц» имел изрядное пристрастие. Когда в сильнейшем кураже он встречал Арканова, то непременно лез с ним в драку – это вспоминает сам Аркадий Михайлович. Похоже, ненавидел или ревновал.

Свидетелем подобного алкогольного безумства стал однажды ресторан Дома журналистов. Что там произошло на самом деле, уже не выяснить, остается лишь догадываться. Не исключено, что Л. в очередной раз приревновал Майю. Ему было не столь уж важно к кому, – алкоголь гнал его в бой. Л. громко заговорил, и Майя вся сжалась, ожидая бури. И буря разразилась. Л. вскочил, рванул скатерть со стола. Посуда со снедью полетела на пол, тарелки разбились, закуски смешались с осколками. Такого ресторан Домжура, в котором нередко буянили подвыпившие журналисты, еще не видел.

Это интересно:  Солнцезащитные очки с диоптриями

Из-за одного из столиков поднялся высокий, с властным лицом, человек и в приказном порядке повелел вывести хулигана вон. Мало того: еще и никогда больше не пускать сюда Кристалинскую с ее дружком (Майю он, конечно, узнал, хотя знакомы они не были). Этот приказ отдал ни много ни мало сам Алексей Аджубей – главный редактор «Известий», главный журналист страны, зять Никиты Сергеевича Хрущева и без пяти минут министр иностранных дел. Он не стал разбираться, что именно произошло, не стал успокаивать плачущую Кристалинскую, а просто опустился на свой стул и, грозно поведя очами, опрокинул в рот рюмку коньяка. В это время в зале ресторана появились Дима Иванов и Володя Трофимов из «Доброго утра», которые тут же бросились успокаивать «свою Майку», мгновенно поняв, что случилось. Уборщицы убирали осколки домжуровских тарелок, а в холле сидел Л., красный и злой.

Слух об этой истории прокатился по всей журналистской Москве. Майю некоторые досужие языки называли соучастницей. Не верили этому только те, кто хорошо знал Майю, – не в ее правилах стаскивать со стола скатерть с посудой, груженной закусками. Да и не под силу ей были такие подвиги.

Это происшествие вполне можно было бы квалифицировать как хулиганство, и Аджубею ничего не стоило так и поступить, но, видимо, он пожалел своего коллегу – видного советского поэта, в журнале которого работал Л.

Вспышки алкогольного психоза могли случиться где угодно. Но Майя по-женски жалела Л., потому что любила. Любовь ведь и впрямь слепа, а настоящая еще и всепрощающа. В конце концов, не всегда же Л. бывал пьян, наверняка в их отношениях были и светлые минуты – не могли не быть. Л. не был законным мужем певицы, его ненавидели все, кто любил Майю. Кроме самой Майи…»

Однако как бы Кристалинская ни любила своего журналиста, терпеть бесконечно его пьяные выходки она все-таки не смогла – в середине 60-х певица рассталась с Л. Потом у нее был недолгий роман с киноактером Игорем Пушкаревым (известен по фильмам «Жестокость», «Штрафной удар» и др.). Последний вспоминает:

«У нас с Майей Кристалинской были очень глубокие отношения. И если бы не враги, которые долго и умело притворялись друзьями, может, судьба у нас сложилась бы по-другому.

Познакомились мы чисто случайно. В тот период она была совершенно свободной дамой. Когда завистники узнали, что я живу с Майей, такое началось. Помню, она уехала с гастролями в Польшу на целый месяц. Даже там ее доставали письмами и звонками о моем якобы неправедном образе жизни. В итоге мы расстались…»

Спустя какое-то время Кристалинская вышла замуж за скульптора Эдуарда Барклая (в Москве он был известен своими мемориальными досками, установленными на домах, где жили разные знаменитости). Певица и скульптор познакомились в доме знаменитого врача А. Вишневского, куда их пригласили на званый ужин. Волею хозяйки дома Кристалинская и Барклай были посажены рядом друг с другом, и весь вечер скульптор очень вежливо ухаживал за певицей. Потом проводил до дома на такси. Спустя пару месяцев Кристалинская переехала к Барклаю в его однокомнатную квартиру на Велозаводской улице. А еще через полтора года они переехали в кооперативную квартиру на проспекте Мира, рядом с метро «Щербаковская». А. Гиммерверт пишет:

«Эдуард Максимович, человек необычайно отзывчивый, всегда готовый прийти на помощь даже человеку малознакомому, о Майе заботился особо. Он тщательно следил за приемом Майей препаратов, назначенных врачами, за ее питанием, стараясь разнообразить его и сделать вкуснее (Барклай был отменным кулинаром. – Ф. Р.). «Что она делает, – жаловался он Котелкиной. – Ей же нельзя худеть, а она почти ничего не ест!» Тем не менее размолвки и ссоры у них случались часто, и не только из-за лекарств. Семейная жизнь, если перефразировать классика, – не тротуар Невского проспекта, всякое бывает. В таких случаях Майя уходила к Марии Борисовне (подруга певицы, работавшая в Москонцерте. – Ф. Р.), оставалась у нее ночевать и могла даже прожить несколько дней. Но потом все заканчивалось миром, и они снова были вместе. Эта беспокойная, но не лишенная ярких впечатлений жизнь продолжалась.

По утрам Эдуард садился за письменный стол, что-то рисовал, чертил, вел долгие переговоры по телефону, потом исчезал, чтобы к вечеру вернуться и, прихватив Майю, если она была свободна, заехать к кому-нибудь в гости или пойти в театр, на концерт и бог знает куда еще, лишь бы не тяготиться скукой.

А Майе отдых был необходим. При всей легкости ее натуры, при всем ее желании жить интересной жизнью, несмотря на болезнь, к вечеру наваливалась усталость. Возвращаясь домой, певица недолго болтала с кем-нибудь из подруг по телефону, потом доставала книгу из довольно большой домашней библиотеки и усаживалась с нею в кресло. Это были часы, когда жизнь вокруг замирала: когда Майя читала, она не обращала внимания даже на звонкие трели телефона…

Именно благодаря Барклаю началась «перестройка» Майиного имиджа – исчезли привычные костюмы, и на сцену она стала выходить в платьях: без косынки, но с высоким воротником. Эдуард Максимович сам следил за выбором фасона, цвета, ткани, вкус художника его никогда не подводил, и платья Кристалинской, не отличавшиеся особой изысканностью, всегда были ей к лицу – милому и на редкость обаятельному…»

Поскольку Кристалинская не могла иметь детей (в силу нездоровья), всю свою нерастраченную материнскую любовь она отдавала своей племяннице – дочке сестры Анны Марьяне. Она от души баловала ее, привозя из редких заграничных вояжей дорогие подарки: одежду, игрушки… Еще она водила Марьяну на свои концерты, надеясь, что девочка тоже увлечется музыкой и, кто знает, продолжит ее дело.

Брак Кристалинской и Барклая продлился почти двадцать лет, вплоть до внезапной смерти Барклая. Накануне вечером супруги собрали небольшое застолье, чтобы отметить завтрашний отъезд в отпуск, а утром следующего дня, перед самым отъездом, Барклай потерял сознание. Его увезли в больницу, где спустя пять дней он умер. 19 июня 1984 года Эдуарда Барклая похоронили. А чуть погодя ушла из жизни и Кристалинская.

В начале 1985 года певице сделали облучение, но оно мало помогло. У Кристалинской ухудшилась речь, стали плохо двигаться правые нога и рука.

Вспоминает Иосиф Кобзон: «Когда после кончины Эдика Барклая мы встретились на дне рождения у Чермена Касаева, я понял, что она от нас уходит. Майя тогда тихо, скромно подошла ко мне, и я увидел ее исколотые руки: они дрожали. Позже я настоял, чтобы она выступила со мной на авторском вечере Льва Ошанина в Колонном зале, вместе мы исполнили песню «Я тебя подожду» из нашего «Дворового цикла». Это было наше последнее свидание на сцене. Вскоре она слегла. Я приехал к ней в больницу. Жутко, конечно, было смотреть на нее. Она очень хотела надписать мне свою новую пластинку, но делать это ей было трудно. Я сказал: «Майюшка, ну чего ты мучаешься? Вот поправишься и надпишешь. Я в тебя верю, вся страна тебя ждет». Она заплакала и тихо сказала: «Нет, Иосиф». Потом я вышел за дверь и тоже расплакался…»

Кристалинскую выписали из больницы ближе к весне. Поскольку состояние ее было, мягко говоря, неважным, с ней постоянно находился кто-нибудь из родных или друзей – сестра Анна или Мария Борисовна. В мае Кристалинская полностью лишилась речи. Она могла еще звонить по телефону, но уже не говорила, а только плакала в трубку. Ее снова положили в Боткинскую больницу, где 19 июня 1985 года она и умерла. В этот же день ровно год назад похоронили и Эдуарда Барклая.

Это интересно:  Почему Люди не Уничтожают Ядовитые Растения

Первый Муж Майи Кристалинской 7 Букв

Певица не сразу устроила свою личную жизнь – первый муж Майи Кристалинской писатель Аркадий Арканов сделал ей предложение в 1958 году, они расписались втайне от родителей и только потом сообщили об уже свершившемся факте, но свадьбу сыграть все-таки решили.

Родственники Арканова, приехавшие на торжество с Украины, пришлись не ко двору московской родне Майи, и свадьба получилась не очень веселой. Позже Аркадий Арканов признался, что познакомился с Кристалинской, которая тогда набирала популярность, поспорив с другом, поэтому ни о каком серьезном чувстве речи быть не могло. Они прожили вместе всего год, а официально развелись только в 1962 году. На протяжении их недолгой семейной жизни Арканов постоянно напоминал Майе, что у нее нет специального музыкального образования, а только голоса и слуха, которыми одарила ее природа, для певицы недостаточно, а она очень болезненно относилась к этой критике.

На фото — певица с мужем

Потом у нее долго не складывалась личная жизнь – одно время она встречалась с журналистом из «Огонька», но он сильно пил, и певица разорвала с ним все отношения. Свою настоящую любовь и мужчину всей своей жизни Майя Владимировна встретила позже – на званом ужине, устроенном в доме известного врача Вишневского, Кристалинская познакомилась с архитектором Эдуардом Максимовичем Барклаем. Вместе они прожили почти двадцать лет – до самой смерти Барклая, и эти годы стали самыми счастливыми в жизни певицы. Он окружил Майю Владимировну заботой, готовил ей вкусные блюда, не уставал повторять, какая она красивая и талантливая. К сожалению, врачи обнаружили у Эдуарда Максимовича сахарный диабет, и с той поры ему самому тоже требовалось постоянно лечиться. Однажды они устроили небольшое застолье по поводу их отъезда в отпуск, после которого Барклаю стало плохо. Врачи, приехавшие по вызову, уже ничего не смогли сделать – муж певицы умер.

Смерть любимого супруга подкосила Майю Владимировну, страдавшую онкологическим заболеванием. Когда муж Майи Кристалинской был рядом с ней, он следил за ее самочувствием, заставлял принимать лекарства, а после его ухода певица потеряла интерес к жизни и совсем перестала следить за своим здоровьем. В 1985 году она проходила очередной сеанс облучения, который привел к тому, что у Кристалинской ухудшилась речь стали плохо двигаться нога и рука. Когда она снова легла в больницу, врачи уже ничем помочь не смогли – она впала в кому и вскоре умерла. Ей было пятьдесят три года.

Она начала петь еще в детстве — сначала в детском хоре при Народном ансамбле песни и танца Центрального дома детей железнодорожников под руководством Семена Дунаевского. Когда стала студенткой Московского авиационного института – была участницей художественной самодеятельности. В составе самодеятельного ансамбля «Первые шаги» Майя Кристалинская выступала на Московском международном фестивале молодежи и студентов.

Через год она, взяв отпуск в КБ Яковлева, где работала после института, поехала на гастроли по Закавказью, после которых приняла решение посвятить свою жизнь эстраде. Страшную болезнь обнаружили у Майи Кристалинской в начале шестидесятых, она прошла курс облучения, после которого на шее остались некрасивые следы – с той поры певица выходила на сцену только в повязанной шейной косынке, и все принимали это за ее сценический стиль. С того времени она постоянно лечилась – ложилась в больницу, а на гастроли возила с собой кучу всевозможных таблеток. Болезнь не сломила ее духа – Кристалинская продолжала выступать, ездить на гастроли и стала любимой певицей миллионов советских граждан.

Одиночество, болезнь и «пропаганда грусти». Трагедии Майи Кристалинской

Она пела о любви, но долгие годы была одинока. Пела о материнских чувствах, но сама так и не стала матерью. Пела о «Нежности», а ее обвиняли в «пропаганде грусти». В единственный в жизни момент народной славы и успеха врачи поставили ей смертельный диагноз, но даже с ним Майе Кристалинской было смириться легче, чем с потерей любимого.

Умница, красавица и певица

Когда шестнадцатилетней Майе пришла пора получать паспорт, она совершила свою первую ошибку. Русская по матери, в графе «национальность» она записала себя еврейкой — как отец. Через много лет это фактически поставит крест на ее карьере певицы. Учиться Кристалинская пошла на инженера, но судьба все равно ее настигла. Устроившись работать в конструкторское бюро, после работы она бежала в Центральный дом работников искусств, где участвовала в самодеятельности. Здесь обладательницу уникального голоса заметил джазмен Олег Лундстрем и пригласил гастролировать с его оркестром. Инженером Майя пробыла всего три года.

Успех и одиночество

Москва полюбила Кристалинскую после Международного фестиваля молодежи и студентов, на котором она выступала с оркестром Юрия Саульского. Вся остальная страна узнала о певице после выхода фильма «Жажда»: пластинка с песней «Мы с тобой два берега» разошлась тиражом в 7 миллионов экземпляров. По радио ее крутили каждый день, и Майя в буквальном смысле слышала свой голос из каждой форточки.

Но родственники молодых брак восприняли в штыки: за свадебным столом царила гробовая тишина. Обстановку попробовал разрядить отец Майи: раздал всем гостям головоломки собственного сочинения «Минут тридцать наша с Майей родня молча, не выпивая, разгадывала головоломки. Сцена получилась смешной…» — вспоминал Арканов. Он ушел от нее меньше, чем через год. Кристалинская попробовала отвлечься на работу, но внезапно заболела.

Напрягать связки врачи запрещали — это сильно ухудшало состояние артистки. Но Кристалинская отвечала на это: «Лучше убейте меня сразу, без сцены я буду умирать медленно, день за днем». Тяжелое лечение с химиотерапией позволило перевести болезнь в стадию ремиссии. Именно тогда Майя Кристалинская стала появляться на сцене с неизменным платочком на шее. Публика списывала это на моду, но причина была серьезнее: платок прикрывал следы ожогов от облучения.

Поздняя любовь

Потом для нее стали недоступны просторные залы Москвы, Петербурга и других крупных городов страны. Знаменитая Майя Кристалинская ездила по районам и выступала в сельских клубах, чтобы совсем не остаться без работы. Именно в этот непростой период своей жизни она познакомилась со своим давним поклонником — архитектором Эдуардом Барклаем. После каждого концерта он присылал ей за кулисы букет из красных роз. Когда они, наконец, увиделись лично, Майя ответила на его чувство взаимностью.

Близкие певицы говорили, что только забота Эдика помогла продлить Майе жизнь. Он доставал для нее лекарства, следил за их приемом, запрещал заниматься домашним хозяйством и без устали говорил комплименты. А сам при этом медленно угасал от диабета.

В июне 1984 года они собирались в отпуск, когда Барклаю вдруг стало плохо. Приехавшая «скорая» ничего не смогла сделать — он умер на руках у Майи. С той самой минуты она потеряла интерес и волю к жизни. Все, чего хотела Кристалинская — это поскорее «воссоединиться с Эдиком». Она умерла ровно через год после его похорон — 19 июня 1985 года. Слова из песни «Нежность» стали для нее пророческими.

«Опустела без тебя Земля. Как мне несколько часов прожить? Так же падает в садах листва, И куда-то всё спешат такси… Только пусто на Земле одной Без тебя, а ты, Ты летишь, и тебе Дарят звёзды Свою нежность…»

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector