Прошу Любить и Жаловать

Летом 1961 года вместо очередной поездки на целину, а за моими плечами было уже две таких поездки, я пристроился работать в специализированное строительно-монтажное управление при университете.

В этот период в Ленинграде на мат-мехе шли работы по установке первой в городе быстродействующей электронной машины М-20. Интересна история мат-меховского здания. Как всегда в таких случаях, задал вопрос и получил от папы полную информацию об этом здании. Факультет находился в доме на 10–ой линии Васильевского Острова, в котором до революции располагались Высшие Женские Курсы. Связанное с ним, электрическим кабелем здание Химического факультета, располагавшееся в том же квартале, но на Среднем проспекте тоже было построено для этих курсов. Курсы начали функционировать в 1878 году. Глава и зачинатель их был профессор Русской Истории К.Н. Бестужев, поэтому курсы назывались Бестужевскими.

В подготовке подвала и пробивке каналов в толще кирпичной кладки,я принимал участие, как рабочий – компрессорщик, сотрудник упомянутого выше строительного управления. В моем распоряжении находились от одной до трех компрессорных установки. Две из них были на основе обычного автомобильного двигателя, и я с ними управлялся легко, а одна – с электроприводом. Я панически боялся эту электрическую дуру, поскольку она была очень чувствительна к любому нарушению порядка ее включения и реагировала, либо, выбивая фазы на главном щитке (а факультет в это время функционировал, и ему требовалась электроэнергия), либо оплавлением контактов. Надо сказать, что главный электрический щит находился на химическом факультете и, если кабели были проложены по кратчайшему пути от факультета к факультету, то мне приходилось до главного щитка добираться по улице минут 7-8 и столько же обратно. По возвращении я наслушивался по поводу моей персоны такого количества эпитетов, что мне хватит на всю жизнь и еще останется. Потом на мат-мехе поставили свой главный щит, и мне стало полегче.

К одному компрессору можно было подсоединить до четырех воздушных резиновых шлангов, к каждому из которых, подключался один пневматический отбойный молоток. Понятно, что я один на двенадцати молотках работать не мог, поэтому факультет время от времени подбрасывал мне помощников. Вся эта безумная техника и приданные люди были подчинены мне. Безумная потому, что любой перегиб шланга прекращал подачу воздуха к молотку, любое перекрещивание шлангов блокировало продвижение вперед и я, на вопли моих подопечных должен был носиться в согнутом виде по подвалам, чтобы исправить ситуацию. Кроме того, я следил за наличием бензина и масла в двигателях, ремонтировал (при наличии ремонтного комплекта) шланги и молотки.

Вот такой, должен заметить очень дружной бригадой, мы в грохоте молотков и столбах пыли, торили дорогу в счастливое компьютерное будущее факультета. Чтобы начать пробивать очередной канал для воздуховода, необходимо было найти какой-то кирпич, который интуитивно или на слух при ударе, производил впечатление более слабого звена в кладке, пройтись по его периметру жалом молотка, максимально выбить раствор, скрепляющий с соседями в кладке и вынуть кирпич. Мысль о том, что можно разбить кирпич, проходила у каждого, кто мне не верил на слово, после четверти часа таких попыток. Вибрирующая система, балансирующая на жале молотка, поднятом на вытянутых руках и упертом в кирпич, в течение пятнадцати минут вынимала всю душу и потроха испытателя, но ни на йоту не приближала его к результату. Кирпич не кололся! Из-под жала молотка летели огромные искры, но продвижения вперед не было.

Кирпичи были гораздо более темного цвета, чем наши, современные. На них, как на пряниках, виднелось тиснение. Стоял 1870 год и фамилия производителя. По-моему там стояла фамилия СМИРНОВ, но биться об заклад я не стану. Хочу еще дополнить картину. Толщина перекрытия была примерно равна длине молотка плюс вытянутая рука. Бывали моменты, когда я на молоток ставил удлиненное жало.

Но это все – преамбула. Дело в том, что именно в то время как я трудился на ниве науки в подвале факультета, папа в аудиториях факультета трудился на той же ниве, но в составе IV Всемирного съезда математиков. Пришло время обеда. Работу мы прервали, и я выскочил наверх, чтобы забежать пообедать дома, благо дом располагался близко. Несусь домой, ну физиономию и руки я сполоснул, но одежду не переодевал, и впереди прямо по ходу, метрах в двадцати, вижу папу в компании солидных людей. Они идут на факультет. Я, естественно, перебежал на другую сторону улицы, поскольку чистота моей одежды как-то не располагала к такой встрече, а мне все равно надо было переходить улицу. Иду, поглядываю издалека на группу математиков. Вдруг вижу, папа рукой манит меня к себе. Я показываю жестами, что я грязный и у меня дефицит времени. Но он настойчиво зовет меня к себе. Делать нечего. Подхожу. Рядом с папой есть знакомые люди, есть и незнакомые. Я жду, что будет дальше. Слышу: «Прошу любить и жаловать. Это мой сын. Он студент – математик. В каникулы подрабатывает на подготовке здания к установке М-20, о которой нам уже сообщали. Сейчас у него обеденный перерыв». И я слышу синхронный перевод на английский того, что сказал папа. Я поздоровался общим поклоном. Кто-то протянул мне руку, я быстренько взглянул на качество помывки своей, остался удовлетворен, и протянул руку в ответ. Кто были эти математики, я теперь не помню, зато хорошо помню, как запылали мои уши. Мне казалось, что своей очень грязной одеждой я будто бы поставил папу в неловкое положение.

А вечером он гордо рассказывал, что ему несколько человек из той компании примерно то же самое сообщили про своих детей и, что в Америке и Европе это теперь считается гораздо более приличным, чем просить у родителей деньги на карманные расходы.

Прошу любить и жаловать

Прошу любить и жаловать» в книгах

«ПРОШУ ПОМОЧЬ. »

«ПРОШУ ПОМОЧЬ. » Сотни судеб проходили через комиссию. Требовались огромные усилия, чтоб организовать стихийно двигающуюся по всем дорогам страны армию детей. Чтоб помочь каждому.Вот дошедшие до нас документы, протоколы заседаний, переписка.«В Пермскую комиссию по

«И всех лутче тот образец, что жаловать…»

«И всех лутче тот образец, что жаловать…» Царь Дмитрий Иванович прежде всего должен был выбрать, кем он хотел стать для своих подданных. Он был «сыном» тирана Ивана Грозного и мог править, подобно отцу. Но его душа лежала к другому. Ему хотелось прославиться благодеяниями.

59. Как хозяину, выведав все, по заслугам жаловать слуг, а плохих наказывать

59. Как хозяину, выведав все, по заслугам жаловать слуг, а плохих наказывать А какой служка бережлив в деле, трудится как следует и в службе ходит верно без хитрости, на посмех не выдаст и сам не крадет, а везде еда и питье и все, что нужно, накрыто и не сгнило, и не заплесневело,

Это интересно:  Анестезирующая мазь для депиляции

Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их вольны же

Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их вольны же К вопросу о природе русского государства и причинах его отчуждения от народа я вернусь позже, сосредоточившись пока что на других, прежде всего социальных последствиях низкой плотности населения при громадности

А вас, сударь, прошу я толком / Туда не жаловать ни прямо, ни проселком!

А вас, сударь, прошу я толком / Туда не жаловать ни прямо, ни проселком! Из комедии «Горе от ума» (1824) А. С. Грибоедова (1795—1829). Слова Фамусова (действ. 4, явл. 14).Цитируется как форма запрета кому-либо являться

Любить — это не значит смотреть друг на друга. Любить — значит смотреть вместе в одном направлении

Любить — это не значит смотреть друг на друга. Любить — значит смотреть вместе в одном направлении Из книги «Земля людей» («Terre des hommes», 1939) французского летчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери (1900—1944). Перевод Норы

Не жаловать ни прямо, ни проселком

Не жаловать ни прямо, ни проселком см. А вас, сударь, прошу я топком / Туда не жаловать ни прямо, ни

ГЛАВА 13 Любить себя у любить его, любить себя

ГЛАВА 13 Любить себя у любить его, любить себя (вот этот Федот именно тот) «НАЙТИ И УДЕРЖАТЬ»Ну вот, какое-то время ты была предоставлена самой себе, ты успела привыкнуть к такому состоянию, тебе хорошо с самой собой, тебе нравится такая жизнь. Но в твоей голове все чаще и

ОН ЖЕНАТ, ЛЮБИТЬ ИЛИ НЕ ЛЮБИТЬ?

ОН ЖЕНАТ, ЛЮБИТЬ ИЛИ НЕ ЛЮБИТЬ? Если ты считаешь себя Женщиной… Более того, истинной Женщиной. И уж тем более, если хочешь слыть классной стервой, оставь его.Безумно любишь? И он тебя? Все равно оставь. Не смей тащить в свою судьбу чужого мужика. И в постель бы тоже не надо.

Глава 5 Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка

Глава 5 Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка Ведь детям кажется, что взрослые знают все и могут ответить на любой вопрос. А мы не знаем, мы на самом деле не знаем. Януш Корчак. Правила

Глава 12 Любить жениха легко и просто, а вот любить мужа нужно учиться

Глава 12 Любить жениха легко и просто, а вот любить мужа нужно учиться Когда приходит влюбленность, девушка думает, что это и есть та самая любовь, что будет длиться вечно.Потом она выходит замуж за возлюбленного, и… через год (у кого-то раньше, у кого-то позже) ее

5 Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка

5 Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка Ведь детям кажется, что взрослые знают все и могут ответить на любой вопрос. А мы не знаем, мы на самом деле не знаем. Януш Корчак. Правила жизни Если вы читали книги по детской психологии и воспитанию,

Прошу любить и жаловать: желание – самая созидательная сила во Вселенной

Прошу любить и жаловать: желание – самая созидательная сила во Вселенной Загляни в суть желания, и увидишь там бесконечный свет. Падмасамбхава[4] Чувства – основа ваших желаний.Жизнеутверждающих желаний. Спящих желаний. Тайных желаний. Забытых и отринутых желаний.

Я не прошу у Вас ноги (дружеская пародия на романс Оли Вольф «Я не прошу у Вас руки»)

Я не прошу у Вас ноги (дружеская пародия на романс Оли Вольф «Я не прошу у Вас руки») Я не прошу Вас сразу в загс. Терзать капризами не буду. Вот мы расстанемся сейчас, И я о Вас совсем забуду. Душой моей не обладая, Лишь тело соблазнили Вы. А я, о счастии мечтая, Корю Вас

Почему нужно любить свою боль или продолжать любить, болея раком?

Почему нужно любить свою боль или продолжать любить, болея раком? Всё, чему мы сопротивляемся, усиливается. Иногда боль может быть чем-то положительным. Возможно, через боль вы отпускаете воспоминания. Воспоминания тела. Когда мы проводим очищение, мы делаем это, чтобы

Прошу любить и жаловать. (джен)

Глава 16

— Ничего не понимаю, — прошептал Том, поднимаясь на ноги и хватаясь за моё плечо, — я же помню тот дом.

Орион и Абраксас стояли в нескольких шагах от нас, не делая попытки приблизиться. Я пожала плечами.

— Вернёмся домой, я закончу рассказ, потом и будешь думать — что и как было. — Нарочито равнодушно сказала я. — Сейчас ты всё равно потратил много сил и эмоций.

— Да-да! — Активно закивал Джереми, — даже я чувствую, что тебе надо немного передохнуть от новых впечатлений.

— Ну, уж новыми впечатлениями я его обеспечу, — буркнула я в сторону, ничуть не сомневаясь, что мистер Вилье меня слышит.

Он же призрак, рассеян по всей территории поместья. И всё, что здесь происходит, будет ему тут же известно. Что он и подтвердил, ласково улыбнувшись мне.

— Идите-идите, а я пока снова включу защиту, — проговорил он, растекаясь туманом по земле.

Этот туман вновь окутал усадьбу и весь дом. Растаял. И опять были видны заросли и пришедший в негодность дом.

— Друзья, на чьё имя выписаны документы на владение участком? — беря себя в руки, осведомился Том. — Если я, как Наследник мистера Вилье, владелец по закону, об этом быстро узнают в Министерстве, а там много любителей потрепать языками. Мне же хотелось бы сохранить пока ТАКОЕ родство в тайне. Пусть уж лучше недооценивают.

Маги понимающе переглянулись и ухмыльнулись. Абсолютно одинаково.

— Знаешь, друг, — медленно протянул мистер Малфой, — мы не решились афишировать имя покупателя, поэтому владение было приобретено для тренировки юных магов. Как полигон.

— Такое заброшенное поместье с целым выводком пикси или чего-то в том же роде — то, что нужно для отработки заклятий, — подхватил мистер Блэк. — А молодых у нас много. Потому и документы выписаны на Орден. Мы его ещё в сорок пятом зарегистрировали, — пояснил он специально для меня. — Как обычный Клуб по интересам для молодых магов. В Школе у нас были разные Клубы и Сообщества — так мы просто решили продолжить и после Школы заниматься подобным образом. Особенно теперь, когда почти каждый из нас имеет детей.

— Надо думать о будущем, — степенно проговорил Абраксас.

Мы возвращались к совятне вместе, хотя и Блэк, и Малфой могли сразу переместиться. Но они предпочли проводить нас. Я была им благодарна, ибо могла приставать к ним с вопросами, отвлекая внимание на себя и оставив в покое Тома. Он слишком плохо выглядел, слишком глубоко погрузился в свои мысли, от которых я пока не хотела его отвлекать. Ничего, дома отыграюсь.

Это интересно:  Где Снимался Сериал Мажор

В этот раз наше перемещение по каминной сети было не самым удачным. Том так погрузился в свои мысли, что мы едва не приземлились неопрятной кучкой, вывалившись у нас дома. Но в последний момент он удержался на ногах. И даже не выпустил меня из рук. По-моему, он даже не заметил, что мы уже прибыли.

Пришлось прибегнуть к крайним мерам. Я воспользовалась тем, что отец спешно прошёл вперёд, чтобы открыть нам дверь в библиотеку. И громко завизжала.

Отец тут же выпрыгнул из кабинета, но я неотрывно смотрела на Тома. Проняло и его, ибо я даже не заметила, как он выхватил волшебную палочку.

А я мило улыбнулась, подхватила двумя пальцами юбочку. Присела, держа спину так прямо, как только могла. Прошла мимо опешивших взрослых — у них никак не вязался мой спокойный вид и тот визг, который я только что издавала.

Уже усевшись в кресло, позвала крёстного:

— Мы сегодня закончим или нет? Мне ведь возвращаться пора.

— Леди Кракнелл сегодня позвонила Эллен. Спросила — когда лучше приехать за малышкой — на неделе? Или в выходной?

— Выходные — поздно будет, — произвела я нужные подсчёты. — Там уже и сентябрь наступит. А я хотела кое-что купить в подарок Бенни и Энни как раз для школы.

— Тогда завтра с утра по магазинам?

— А послезавтра можно и в Кенделшу, — я милостиво кивнула головой.

Не выдержала и расхохоталась. Взрослые тоже рассмеялись при виде того, как я «строю из себя взрослую».

Том уселся в кресло, прикрыл рукою лицо. Так и просидел всё время, что я рассказывала события седьмой книги, не задавая вопросов и не прерывая меня. Разумеется — рассказ мой был сильно укороченным вариантом.

После того, как я замолчала, он ещё несколько минут просто сидел, потом вздрогнул и прошептал с горькой обидой:

— И это всё Я? Когда ты только начинала рассказывать, я слушал, сравнивал, комментировал. Но серьёзно не соотносил с собой. А сегодня поговорил с Джереми — и словно пелена с глаз упала. Те некоторые совпадения, о которых я говорил, их же мало. Гораздо больше несовпадений. Но уж больно всё гладко складывается.

Он вытащил медальон из-за пазухи.

— Красивый, — прокомментировала я.

Он и впрямь был хорош — тяжелый золотой медальон, размером с куриное яйцо. Витиеватое, выложенное зелеными камушками «С» — реликвия рода Слизерин. И кольцо, что сверкало на его пальце — большой, довольно грубо сделанный перстень из металла, по виду похожего на золото, с большим камнем тёмного цвета. Он снял его, положил на стол.

— Я. Не. Делал. Из. Них. ХОРКРУКСЫ. — Он говорил негромко, но вколачивал каждое слово. — Магией своей клянусь!

Взмахнул волшебной палочкой. Из кончика вырвался ослепительный свет, окутал его фигуру плотным покрывалом. Я тихо вскрикнула. Свет рассыпался мелкими искорками, не причинив никакого вреда.

Том щёлкнул пальцами левой руки:

— Люмос! — На кончиках пальцев засветились неяркие белые огоньки.

— Нокс! — И они тут же погасли.

— Вот, — он повернул ко мне побелевшее от напряжения лицо, увидел, что я сижу, напряжённо держась за ручки кресла, мягко улыбнулся. — Видишь, я не лгу. Магия не даст соврать. Это просто семейные реликвии.

— Но тогда как они попали к тебе? — у меня голова шла кругом. Что было правдой, а что Большой Ложью?

Он усмехнулся уголками губ, но глаза его не улыбались.

— Я же говорил, что искал родственников. Сначала я думал, что это отец у меня был волшебник, но не нашёл никаких упоминаний об этой фамилии в Хогвартсе. Я тщетно пытался найти какие-либо следы Тома Риддла Старшего — на щитах Зала Славы, в списках прежних старост школы, даже в книгах по истории волшебства. — Он криво усмехнулся. — Зато, перелистывая старые списки учеников, наткнулся на имя Марволо — Марволо Кадмус Гонт. От приютского начальства я знал, что так звали отца моей матери. И она просила дать мне второе имя в его честь. Марволо Гонт учился в Хогвартсе ещё в девятнадцатом веке. С восемьдесят третьего по восемьдесят восьмой. Странно, но он покинул Школу после пятого курса. Но он был в своём праве. Абраксас помог мне найти его адрес. Через Министерство магии. Обнаружилось, что был суд над ним и над его сыном Морфином за нападение на магла, нарушение Статута Секретности и сопротивление властям при аресте. Там же в деле был и адрес. Точнее — координаты для настройки порт-ключа.

Он немного помолчал, потом через силу продолжил.

— Именно во время этих поисков, я обнаружил, что Гонты — последние потомки Слизерина. Разумеется, учась на «змеином» факультете, — он грустно усмехнулся, — я знал, что Салазар Слизерин был змееустом. Тогда же познакомился и с легендой о Тайной Комнате. И несколько месяцев провёл в изысканиях. Я подумал, что вход в неё замаскирован изображением змей. И шипел каждой змее, которую видел в Хогвартсе, «Откройся!».

Представь себе — пятый курс, скоро сдавать СОВ, а я разыскиваю Тайную Комнату. Полгода искал. И вот удача улыбнулась мне. Сразу после моего последнего экзамена — десятого июня — недалеко от входа в наши подземелья я обнаружил на стене замысловатый рельеф из целого клубка змей. Именно они на моё шипение зашевелились и начали расползаться в разные стороны, открывая ручку тщательно замаскированной двери, что скрывалась в тени. Да, я вошёл туда, дверь тихо закрылась за моей спиной. Я стоял на площадке, а под моими ногами была она.

— Тайная Комната? — восторженно прошептала я.

— Да, — подтвердил Том, — я огляделся — от площадки вниз не было спуска. Тогда я вспомнил о магловских лифтах и прошипел — «Вниз!». И ведь сработало! — Глаза его вспыхнули, — я оказался внизу. Не сразу. Площадка медленно ехала, а вокруг вспыхивали зачарованные огоньки. Ряд за рядом. Нет, они не могли полностью победить мрак, но я чётко видел, что на противоположной стороне проступают очертания колоссальной фигуры. — Он прикрыл глаза, вспоминая, — это был статный красивый мужчина, в мантии, его правая рука почему-то держала не волшебную палочку, но гигантский кристалл, который он внимательно рассматривал. У меня создалось такое впечатление. — Том поёжился.

Это интересно:  Как убрать звено на браслете часов

Когда же я оказался внизу и посмотрел на статую снизу вверх, то поразился, насколько она изменилась. У неё оказалось гигантское лицо с обезьяньими чертами и длинной жидкой бородой, ниспадающей почти до самого подола каменной мантии, вместо красивого мужчины — всё принадлежало древнему старцу. Из-под мантии виднелись две громадные серые стопы, подпиравшие гладкий пол. Я отметил эту странность, но тут же забыл. Огляделся. Сразу за моей спиной оказался такой же клубок змей, как тот, что открыл мне дверь в подземельях. Следовательно, я спустился гораздо ниже наших комнат. Конечно, я знал, что подземелья Хогвартса обширны и скрывают много тайн, простираясь под Чёрным Озером. Но тут такая глубина. А ещё и этот морок со статуей. Что же он скрывал?

Я подошёл к каменным подошвам и не нашёл ничего лучше, чем просто постучать по ним моей волшебной палочкой и повторить тот же трюк, что и со змеями.

— То есть — «откройся»? — Я постаралась воспроизвести его шипение.

Том одобрительно кивнул.

— У тебя с каждым разом получается всё лучше и лучше, Долли. Да, послышался скрип. Часть ступни пришла в движение и стала поворачиваться — совсем как дверь. Послышалось странное шуршание. Я с трепетом прикрыл глаза. Раз уж тут кругом змеи, то следовало ожидать появления Короля Змей.

— Василиск! — ещё тише шепнула я, но с должным восторгом.

— Догадливая, — улыбнулся крёстный.

— Книги люблю читать. И не только картинки рассматриваю. — Вернула я ему подачу.

— Да, василиск. Вскоре шуршание стало громче. Я почувствовал, что вокруг меня что-то двигается, оплетая меня, лишая меня возможности двигаться. Но мне не было страшно. Почему? И сам не могу объяснить. Просто знал, что вреда мне никто не причинит.

Вскоре я почувствовал, что моего лица что-то касается, и услышал:

Хосссяин… Нассследник… Можжжешшшь открыть-сс глассса

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Новости и анонсы

Авторские колонки

Мероприятия

Прошу любить и жаловать

Приветствую всех причастных к замечательному журналу DARKER! Как вам было известно, ряды бессмертных редакторов собирался покинуть Илья Пивоваров — человек, на протяжении многих номеров отвечавший за игровой раздел. И вот, апрельский выпуск он подготовил для читателей в качестве редактора в последний раз. Он не покидает нас насовсем, нет. Как и прежде, вы сможете увидеть в журнале его рецензии и статьи. Заменить же Илью на посту редактора было предложено мне.

Да кто он такой вообще, могут резонно спросить некоторые читатели. И это будет справедливо. Поэтому спешу развеять завесу тьмы вокруг своей персоны.

Алексей Мельник. Пожалуй, кое-кому моя фамилия может показаться знакомой — и это неспроста. Постоянные читатели DARKER могли периодически встречать мои рецензии на книги, игры и комиксы (а в нынешнем номере наткнуться и на статью про очки виртуальной реальности). Журнал я открыл для себя почти с самого начала его появления. Кто-то подкинул мне ссылку — и спустя клик я оказался на виртуальных страницах шестого номера, который вышел в сентябре 2011 года. Конечно, тогда журнал ещё не был столь (не побоюсь этого слова) профессиональным, как сейчас. Неплохо были заполнены разделы литературы и кино, обрастал «мясом» музыкальный раздел, а вот от «Тьмы в картинках» была всего одна статья, тогда как игровой раздел и вовсе пустовал. Несмотря на это, журнал мне приглянулся, я прочитал все материалы и с интересом стал ждать следующий выпуск. Но пленил меня именно восьмой номер, за ноябрь 2011 года, посвящённый тематике зомби, которую я очень люблю, — в нём было классное вступительное слово от нынешнего главреда Александра Подольского и, конечно, немало занимательных рецензий, связанных с живыми мертвецами. Выходили новые номера, я с удовольствием читал их, знакомился с ребятами, которые стояли за всем этим, а однажды подумал, что было бы неплохо и самому как-то поучаствовать в выпуске DARKER. Так, в мае 2012 года (четырнадцатый выпуск) появилась моя первая рецензия — на сборник рассказов отечественных авторов «Книга Тьмы». Затем были и другие. Не каждый месяц, но периодически я старался отсылать свои материалы. А над тем, что я постоянно оставлял отзывы под каждой прочтённой рецензией, статьёй или интервью, однажды даже пошутил во вступительном слове главный редактор. Это что касается моей причастности к DARKER.

Вкратце расскажу о себе. Родился и живу в Симферополе (Крым). Сейчас мне 28 лет, по образованию журналист, но работаю на данный момент в одном из супермаркетов города заведующим отделом. По характеру довольно спокойный человек, с неплохим чувством юмора (как мне кажется). Правда, зависим от цивилизации, однако если попаду с группой выживших на необитаемый остров, то церемониться не стану — в ход пойдут личинки, мелкая живность, люди. Также являюсь неисправимым оптимистом, что, наверное, не совсем вяжется с моим увлечением хоррором. Кроме жанра ужасов могу отнести к хобби видеоигры, чтение книг, журналов и комиксов, написание рассказов. И отдельно для девушек — не женат, детей нет.

Также хочу обратиться к потенциальным авторам игрового раздела. Немного позже будут выложены требования к рецензентам. Но не пугайтесь, ничего запредельного. Просто хотелось бы видеть среди авторов людей ответственных и пунктуальных, готовых прислушиваться к критике (если у вас пока что получается не очень). К хорошему уровню рецензий мы придём вместе, я всегда готов помочь, проконсультировать, объяснить. Также не стоит опасаться того, что ваше мнение об игре может не совпасть с точкой зрения редактора. Оно и не должно совпадать. Даже если все вокруг хвалят игру, а вы написали разгромную рецензию — имеете на это право. Ещё очень бы хотелось, чтобы к игровому разделу подключились авторы с консолями нового поколения, так как эксклюзивы для них никто не отменял (немного странно звучит в контексте недавней отмены «Silent Hills», но вы поняли, о чём я). Сам же новоиспечённый редактор играет на «PlayStation 4».

За сим откланиваюсь и ненадолго ухожу на ту сторону Тьмы. Чтобы уже в первой половине мая вернуться и сделать новое объявление. А пока всем хорошего настроения и отличных праздников!

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector