Токарева Виктория последние Произведения

Виктория Токарева — Назло (сборник) краткое содержание

Нельзя испытывать… что?

Не только любовь. Но и порядочность. Терпение. Верность. Доверие.

Простые истины, которые герои и героини Виктории Токаревой постигают снова – на собственном, зачастую очень горьком, опыте. И мы верим им – потому что узнаем в них себя…

В сборник вошел также еще один новый рассказ «Зачем?» и произведения, уже полюбившиеся читателям.

Назло (сборник) читать онлайн бесплатно

Надя примеряет подвенечное платье. Она стоит на столе.

Вокруг нее медленно передвигается модельер Ирина, устанавливает длину подола. Подкалывает специальными иголками.

Надя видит себя в зеркале.

– Супер… – отмечает Надя.

– А вы его любите? – спрашивает Ирина.

– Жениха? – уточняет Надя.

Ирина кивает. Во рту у нее иголки.

Надя думает. Потом говорит:

– Что значит «любите»? Захочу и полюблю. Все от настроя зависит. Я ему благодарна. А благодарность – материал прочный. На благодарности многое можно выстроить: и семью, и даже счастье.

Ирина вытаскивает изо рта иголки. Подкалывает подол.

– Благодарность – чувство аморфное, – возражает Ирина. – А счастье строится только на любви.

– А какой толк от этой любви? Пришел – ушел. Устроился. Имеет жену и любовницу. Значит, мне жить и стареть в любовницах. Промурыжит до сорока лет, а потом – кому нужна? Время работает против меня.

– А вы его любите?

– Кого? – не понимает Надя.

– Любовник – грубо. Возлюбленный. «Возлюбленный, как никакой другой, возлюбленным уж быть не может». Бунин.

Ирина перестает подкалывать. Говорит мечтательно:

– У меня тоже был любимый человек.

– В каком-то смысле, – соглашается Ирина.

– «Настоящая любовь никогда не кончается браком». Бунин.

– Он хотел на мне жениться, но его мамаша тормозила. Хотела, чтобы он женился на своей.

– У них там строго. Ислам, – подтвердила Надя.

– Мы встречались три года, – продолжала Ирина. – Его мамаша встала как скала. Я мечтала, чтобы она куда-то делась. Эмигрировала бы в Австралию. У нее там старший сын живет. Но она ни с места. Сторожила Максуда, как собака.

– Он был красивый? – спросила Надя.

Ирина устремила взгляд в пространство, как будто видела перед собой любимого человека. Потом заговорила:

– Брови высокие… Глаза – золотой бархат. Зубы – белые, как сколотый сахар, крепкие, как у молодого волка. Губы мягкие, как у лошади.

– Как у коня, – поправила Надя.

– Когда он на меня смотрел, у него трепетали кончики ресниц. От нежности. Мы часто ссорились последнее время из-за мамаши. Я упрекала, а он на меня смотрел, и кончики ресниц дрожали. Какое это было счастье…

– А у Андрея от любви голос садится. Говорить не может…

– Однажды его мамаша вышла на балкон, – продолжала Ирина. – А возле балкона дерево росло. И вдруг оно упало со страшным треском. Чуть не срезало балкон. В двадцати сантиметрах упало. Представляете?

– Да. Неудачно получилось.

– Как раз удачно. Еще бы двадцать сантиметров, и ее бы убило.

– Нет-нет, что вы… Пусть живет до 120 лет.

– И чем все кончилось?

– Я вышла замуж. Назло.

– Дальше не было ничего. Он погиб. ДТП. Дорожно-транспортное происшествие. Поехал куда-то ночью и столкнулся с грузовиком в лоб. Заснул, наверное…

– Ужас… – выдохнула Надя.

– Если бы я была рядом с ним, он никуда бы не поехал и остался жив. А если бы я оказалась рядом в машине, он бы не заснул. Со мной бы он не умер. А теперь его нет. Нигде. Никогда.

– А новый муж, как он выглядит? – спросила Надя.

– Не знаю. Я на него не смотрю. Ребенок растет. Мальчик. Макс. Когда он на меня смотрит, у него реснички трепещут. Передалось.

– А ребенок от кого? – не поняла Надя.

– От мужа. Но я все время думаю о Максуде. Мальчику передалось.

Ирина замолкает. Начинает выравнивать длину. Потом прерывает работу. Говорит:

– Ничего не надо делать назло. Зло убивает. Максуда нет. Меня, считай, тоже нет. Его матери тоже нет, хоть она и жива… Я все время возвращаюсь в точку, когда я совершила ошибку. Вернуться бы в эту точку, в эту минуту, и пойти в другую сторону.

Надя напряженно смотрит перед собой. Слышит голос Ирины:

– Нельзя испытывать любовь. Испытывать можно только самолеты. Они из железа.

Однажды, в девяностых годах (не помню точно – когда), мне позвонил Сергей Александрович Филатов и попросил принять участие в форуме интеллигенции. Форум должен был состояться в Уфе и длиться один день. Во вторник – туда, вечером – обратно. Гонорар не предусмотрен. Полет и гостиница – за счет принимающей стороны.

Нужен мне этот полет и эта гостиница. Я боюсь летать – это раз. Я ненавижу гостиницы с чужими, случайными кроватями, и я не люблю выступать перед аудиторией. Стесняюсь. Мне кажется, люди смотрят и думают: «О, вылезла».

Один писатель признался мне однажды, что он боится споткнуться на сцене и упасть. А в зале подумают: такой здоровый – и выложился.

Мне захотелось сказать «нет». Но Сергей Александрович – негромкий, значительный, благородный человек. Я не решилась сказать ему «нет».

Это интересно:  Мужская Психология Как Привязывается Мужчина К Женщине

Я сказала, что полечу с большим удовольствием.

В назначенное время я приехала во Внуково, где состоялся сбор участников форума. Участников я увидела сразу. Они стояли в центре зала, как маленький табун старых лошадей. Холстомеры.

Это были плохо одетые, глубоко пожилые люди. Однако имена их буквально сверкали в семидесятые годы. Это были звезды семидесятых.

Чуть в стороне стоял прямой и элегантный Генрих Боровик. Смотрел перед собой. Ни с кем не общался.

Самолет взлетел как обычно.

Рядом со мной оказался талантливейший Владимир Маканин. Он сидел у окошка и смотрел в иллюминатор.

Через полчаса я вдруг ощутила давление на уши, очень чувствительно, как будто кто-то надавил двумя пальцами.

Мы с Володей выразительно переглянулись. Что бы это значило?

– Разгерметизация, – предположил технически образованный Маканин.

В динамике раздался треск и мужской голос.

– В связи с техническими неполадками самолет возвращается в аэропорт Внуково, – сурово и мужественно доложил голос.

Владимир стал смотреть в иллюминатор.

– А мы никуда не летим, – заметил он. – Мы делаем круги над Ленинским проспектом.

Итак, самолет разгерметизировался, дальше лететь нельзя. Садиться с полными баками тоже нельзя. Придется крутиться в небе, чтобы израсходовать топливо.

Весь форум интеллигенции напряженно замолчал.

Сергей Александрович Филатов с женой сплели руки, держась друг за друга. А за что еще держаться в аварийном самолете?

Член Государственной думы, продвинутый чеченец (забыла фамилию), что-то писал в блокноте. Готовился к выступлению на форуме. Он был совершенно спокоен. Может быть, в ментальности чеченцев не принято выказывать страх перед смертью. Тем более что это неточно. Все может окончиться благополучно.

Виктория Токарева — Рассказы и повести

Виктория Токарева — Рассказы и повести краткое содержание

Рассказы и повести — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Рассказы и повести

Рассказы и повести

О том, чего не было

Уж как пал туман.

«Где ничто не положено»

Будет другое лето

Рубль шестьдесят — не деньги

Инструктор по плаванию

День без вранья

Самый счастливый день (Рассказ акселератки)

Сто грамм для храбрости

Кошка на дороге

Любовь и путешествия

Нам нужно общение

Пираты в далеких морях

Скажи мне что-нибудь на твоем языке

Шла собака по роялю

Один кубик надежды

Ни сыну, ни жене, ни брату

Звезда в тумане

О ТОМ, ЧЕГО НЕ БЫЛО

И был день, когда папа взял мальчика Диму в зоопарк и показал ему тигра. У тигра были зеленые глаза с вертикальными зрачками, вокруг черного кожаного носа расходились черные круги, а уши торчали на голове, как два равнобедренных треугольника.

— Папа, — сказал Дима, когда они отошли от клетки, — я хочу тигра.

Папа шел и думал о своем.

— Ну, па-па. — заканючил Дима.

— Ну что, что? — раздраженно спросил папа.

Если бы Дима был постарше, он бы понимал, что в такие минуты о делах говорить не следует. Но Диме было только шесть лет, и он сказал:

— Я хочу, чтобы тигр жил у меня дома.

— Дома живут кошки и собаки, — ответил папа. — А тигры дома не живут.

И прошло двадцать лет. Дима работал врачом в неотложной помощи. Люди вызывали его к себе домой, когда им было плохо, и очень радовались Диминому приходу. Но как только им становилось получше и Дима уходил, они совершенно о нем забывали. Таково свойство человеческой натуры.

Работа была не творческая, однообразная. И люди, с которыми Дима сталкивался, были тоже однообразные. Когда у человека что-нибудь болит, он говорит с врачом только на эту тему и становится малоинтересен.

В день, о котором пойдет речь, Дима был вызван к пациентке, у которой болело внутри.

— Где именно? — уточнил Дима.

— Именно внутри, — уточнила пациентка.

Когда Дима ничего внутри не обнаружил, женщина обиделась и выразила свое отношение к медицине вообще и к Диме, в частности. Дима мог бы достойно возразить, но пререкаться с пациентами было запрещено. Он уложил свой черный кожаный чемоданчик и вышел.

Нерастраченная злость давила на ребра, и Дима, оглянувшись на дверь, сказал одно только слово:

И была у Димы любовь по имени Ляля.

Ляля работала в парикмахерской и каждые две недели красила волосы в разные цвета. Они были у нее то черные, то оранжевые, то голубые.

Дима приходил после дежурства, останавливался возле окна парикмахерской. Окно было во всю стену, и там, за стеклом, как в аквариуме, медленно двигались люди. Все это напоминало замедленную съемку, а Ляля со своим капризным личиком испорченного ребенка как две капли воды походила на Бриджит Бардо.

В день, о котором пойдет речь, Ляля, как всегда, вышла на улицу и, скучно поглядев на Диму, проговорила:

— Шапку бы ты себе купил другую, што ли.

Это было неуважение.

И пришел Дима домой, а дома его спросили:

— Ты финскую мойку достал?

— Нет, — сказал Дима.

— Я пришел в магазин, сказали «нет».

— А почему Замскому сказали «да»?

— Я не знаю почему.

— А я знаю, — сказала Димина мама. — В детстве ты не умел элементарно хулиганить, как все дети, а сейчас ты даже не можешь элементарно мечтать, как все бездельники. У тебя ничего нет и никогда не будет.

Далее мама добавила, что на Диме очень удобно возить воду и что тут ничего не исправишь, потому что эта особенность у него врожденная, унаследованная от папы.

И пошел Дима в пельменную и напился от этих слов.

Если ему было хорошо, то от выпитого становилось еще лучше. А если плохо, то еще хуже.

Это интересно:  Интуитивное питание что это

Сейчас ему стало еще хуже. Дима хмуро глядел в мраморный столик и слушал двух своих новых знакомых, стоящих за этим же столиком. На одном была плоская кепочка, другой — без особых примет.

— Ты чего больше всего хочешь? — спрашивал тот, что без примет, у того, кто в кепочке. — Какая у тебя мечта?

— У меня мечта жить долго и не болеть.

— А у меня мечта быть знаменитым, как артист Филиппов.

— Чтобы я шел по улице, а люди останавливались и говорили: «Вон Охрименко пошел». Я Филиппову письмо послал, ответа жду.

— Банальная мечта, — вмешался Дима.

— А у вас какая? — с почтением спросил Охрименко и вытер пальцами углы губ.

Дима подумал и сказал:

— Я хочу, чтобы у меня дома жил тигр.

— Дома живут только кошки и собаки, — резонно заметил человек в кепочке.

— Я понимаю, — покорно согласился Дима и вздохнул. — Я не вовремя родился. Лишний человек. Трагическая личность. Вот Энгельс сказал: «Что такое трагедия? — Столкновение желания с невозможностью осуществления. «

Безызвестному Охрименке стало жалко Диму, и он сказал:

— А вы сходите в зоопарк. Может, там есть лишний тигр.

И пошел Дима в зоопарк.

Последний раз он был здесь двадцать лет назад с папой. И сейчас, когда шел мимо клеток, думал о том, что выросшим детям в зоопарк ходить не следует.

Раньше, двадцать лет назад, Дима видел только орла. А сейчас он видел орла в клетке. Клетка была открыта сверху и над орлом было небо, но взлететь в него он не мог, потому что у него были подрезаны крылья. Орел сидел на широком пне, свесив свои подрезанные крылья, и походил на деревянную статуэтку, какие продаются в посудо-хозяйственных магазинах.

Тигр спал в своей клетке, лежа на боку, вытянув лапы. Живот у него поднимался и опускался — может быть, ему снилась пустыня.

Дима представил себе, что такой же хищник будет лежать поперек его комнаты, храня тайну пустынь, и сердце его наполнилось дерзостью. А все остальные жизненные противоречия показались несерьезными.

Дирекция зоопарка размещалась в одном помещении с певчими птицами. Видимо, в зоопарке тоже была своя жилищная проблема.

Директор сидел за столом и читал какие-то бумаги, наверное, очень скучные, потому что, когда Дима вошел, обрадовался и широко улыбнулся Диме, обнаруживая сразу все зубы — голубоватые и безукоризненные, как бывают безукоризненны искусственные зубы.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался Дима.

— Чем могу служить? — обрадовался директор.

— Скажите, у вас нет случайно, — Дима сделал ударение на слове «случайно», — лишнего тигра?

Токарева Виктория последние Произведения

Виктория Самойловна Токарева ( 20 ноября 1937 , Ленинград ) — русский прозаик и сценарист. Виктория Токарева (фамилия по мужу) родилась в Ленинграде в 1937 году в семье инженера. Любовь к литературе проявилась в 13 лет, когда её мать читала ей рассказ Чехова «Скрипка Ротшильда». Тем не менее, любовь к литературе не сразу перешла в желание стать писательницей: в девичестве Токарева решила изучать медицину. Но её заявление было отклонено, она решила получить музыкальное образование и четыре года училась по классу фортепиано сначала в Ленинградском музыкальном училище (окончила в 1958 году), а затем — в Ленинградской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

После замужества Виктория Токарева переехала в Москву. Работала в детской музыкальной школе учительницей пения и тогда же начала писать прозу, позже работала редактором на киностудии «Мосфильм».

В 1962 году Токарева по протекции поэта С. Михалкова поступила во Всесоюзный государственный институт кинематографии на сценарный факультет, который окончила в 1967 году.

На второй год обучения в институте Токарева опубликовала свой первый короткий рассказ «День без вранья» (издательство «Молодая Гвардия»).

В 1971 году её приняли в СП СССР.

Среди книг, написанных в наши дни, — «Хэппи энд» (1995), «Вместо меня» (1995) и «Лошади с крыльями» (1996), также она публикуется в журналах «Новый мир» и «Юность».

Герои Токаревой — обыкновенные люди с обыкновенными проблемами, хорошо знакомые читателю. Большинство её героев — женщины, именно поэтому в основном она считается женской писательницей. Творчество Виктории Самойловны может показаться моралистическим, отстаивающим общие ценности и взаимоотношения полов, именно по этой причине западные критики считают автора «феминисткой». Хотя писательница и пишет в основном в реалистичной манере, иногда она полностью погружается, как она говорит, в «фантастический реализм», вплетая магию в реальность.

[править] Отзывы критики

Творчество Виктории Токаревой часто сравнивается с А. П. Чеховым. Известный сценарист и сама признает, что произведения великого автора оказали на неё значительное влияние. Своим любимым современным российским писателем Токарева также считает Сергея Довлатова.

Разнообразны и отзывы критики. Некоторые российские критики считают Токареву просто еще одной женской писательницей, а зарубежные критики считают Викторию Самойловну неженской писательницей и не менее талантливой, чем другие российские писательницы, среди которых Людмила Улицкая, Татьяна Толстая и Людмила Петрушевская.

Тем не менее, на западе имеется лишь небольшой критический очерк в отношении творчества Токаревой, но она очень часто упоминается в работах Елены Госкило (Helena Goscilo) о российских женщинах писательницах-феминистках, а также Ричардом Чаплом (Richard Chapple).

[править] Киноработы

Токарева начала работать с различными советскими кинорежиссёрами с конца 1960 года. Сегодня на счету Виктории Самойловны 14 сценариев, многие из которых — адаптации её рассказов или книг, среди них — «Сто грамм для храбрости» (1976), «Перед экзаменом» (1977), «Талисман» (1983). Три фильма — «Джентльмены удачи» (1971, сценарий совместно с Георгием Данелия), «Мимино» (1977, сценарий совместно с Ревазом Габриадзе и Георгием Данелия) и «Шла собака по роялю» (1978) — были чрезвычайно успешными, в особенности «Мимино», который получил Государственную премию 1978 года и золотую медаль на Московском международном кинофестивале в 1977 году.

Это интересно:  Как открыть консервную банку без открывалки

[править] Сегодня

Сегодня Виктория Самойловна Токарева живет и продолжает работать в Москве. Её работы переведены на английский и немецкий языки и доступны в нескольких сборниках, среди которых «Талисман и другие рассказы» Виктории Токаревой; автор перевода на английский язык — Росамунд Бартлетт (Rosamund Bartlett), а на немецкий — Моника Танцшнер (Monika Tantzschner).

Токарева Виктория Самойловна

Токарева Виктория Самойловна

Совершенно родные и такие близкие по духу персонажи, ощущение полнейшей вовлеченности в описываемые события и судьбы, удивительный юмор, пронзительное сопереживание и превратности любви – книга.

Токарева Виктория Самойловна

Много всего происходит в жизни, есть хорошие моменты и печальные. Иногда может быть очень больно, но и через это нужно пройти. Жизнь непроста, и это стоит принять. Когда читаешь рассказы Виктории.

Токарева Виктория Самойловна

Жизнь полна загадок, многие из которых не удаётся разгадать, сколько бы лет тебе ни было. В душе каждого человека свой мир, непонятный многим. Всё непредсказуемо, быстротечно, сегодня ты один, а.

Токарева Виктория Самойловна

Новые произведения Виктории Токаревой. Новая коллекция маленьких шедевров классической «женской прозы» — лиричной, светлой, искренней. Калейдоскоп женских судеб, очень разных, но равно непростых.

Токарева Виктория Самойловна

Жизнь полна разных событий, одни более яркие и счастливые, другие грустные. У каждого в памяти таких моментов очень много. Они есть и у тех людей, которые всегда на виду, только все привыкли их.

Токарева Виктория Самойловна

История мужчины и женщины. История непростых отношений, растянувшихся даже не на годы — на десятилетия. Тамара и ее возлюбленный — далеко не ангелы. У нее, сильной и волевой, — тяжелый характер, а он.

Токарева Виктория Самойловна

«…Что такое талант вообще? Это дополнительная энергия, которая ищет выхода. И находит. Энергия чужого таланта распространяется и на меня. Я ее чувствую. Гениальность – несколько другое. Гений –.

Токарева Виктория Самойловна

Виктория Токарева — непревзойденный знаток таинственной женской души, великолепный Мастер слова. В книгу вошли новая повесть «Птица счастья» и другие яркие, острохарактерные произведения, сюжеты.

Токарева Виктория Самойловна

Сильная женщина тоже хочет любить и быть любимой. Успешная женщина тоже мечтает о семейном счастье – простом и приятном, как тихая музыка за стеной. Эти неоспоримые истины новой повести Виктории.

Токарева Виктория Самойловна

«Особенность Венеции – карнавальная обстановка. Людей – потоки, толпы, и всем весело, все радуются. Невольно заражаешься праздничной энергией и улыбаешься во весь рот. А чему? Всему. Тому, что ты.

Токарева Виктория Самойловна

Писательница, чье имя стало для нескольких поколений читателей своеобразным символом современной «городской прозы». Писательница, герои которой — наши современники. В их.

Токарева Виктория Самойловна, Башкирова Нина

Искренняя, трогательная история женщины с говорящим именем Вера.

Провинциальная девчонка, сумевшая «пробиться в артистки», испытала и ужас блокады, и голодное безумие, и жертвенную страсть, и.

Токарева Виктория Самойловна

«Сколько раз в своей жизни я протягивала руку помощи и скольким людям. А когда помощь понадобилась мне, их не было рядом. Рядом случился незнакомый человек, совершенно случайно свалившийся на голову.

Токарева Виктория Самойловна

«Собакин, Михалков, Войнович, Данелия, Горбачев – вот они, архитекторы моей жизни. Я, конечно, и сама тоже внесла свой вклад, а именно – труд. Я написала двадцать томов, и за меня это никто не мог бы.

Токарева Виктория Самойловна

«Лена и Елисеев прошли мимо. Обернулись. Снова подбежала девушка, тянула пальцы к его лицу. Он стоял босой, ослепший от протеста. Они не могли помириться, потому что были молоды. Они хотели развернуть.

Токарева Виктория Самойловна

Почти у каждого человека бывает в жизни главная любовь и несколько не главных. Неглавные – забываются. А главная – остается, но не в чувственной памяти, а в душевной. Память души – не проходит.

Токарева Виктория Самойловна

Повести и рассказы Виктории Токаревой…

Нежные, печальные, лиричные, полные тонкого психологизма картины нашего времени.

Истории одиночества и непонимания, душевных и духовных метаний и -.

Токарева Виктория Самойловна

«Все беспокоятся о пенсии: на что они будут жить в старости. Стаж можно восстановить: где работал, когда, сколько времени. Но нельзя восстановить, как ты жил. Нравственный стаж».

Токарева Виктория Самойловна

«Наша жизнь – это не только то, что мы сделали. Но и то, что не сделали: не пошли на зов любви, не вспахали грядку под огурцы, не родили ребенка. Жизнь – как банка с клубникой. Между ягодами –.

Токарева Виктория Самойловна

Коллекция маленьких шедевров классической «женской прозы», снова и снова исследующей вечные проблемы нашей жизни.

Здесь «Быть или не быть?» превращается в «Любить или не любить?», и уже из.

Похожие авторы

Последние отзывы на книги автора

«На одном дыхании!»

Читаю Викторию Токареву давно. Когда-то её назвали «господней дудочкой».

Вроде бы просто, безыскусно, но в книгах В. Токаревой есть та самая » высокая истина».

Читать её — наслаждение.

Мне очень понравилось, потому что жизненно, подчеркнуты мелочи жизни, но в них вся суть. Картинка четко предстает перед глазами, ты, как участник всего происходящего или наблюдатель- зависит от.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector