И на Дуде Игрец

Иван Петрович Иванов уже три года, как ходил в церковь. Постился, соборовался, причащался по праздникам. На исповеди говорил о грехах, которых у него особенно и не было. Да и какие могут быть грехи у человека, которому лет за пятьдесят, не пьющего, не женатого, не ходящего на работу, а следовательно, с сослуживцами не конкурирующего и не интригующего, не сплетничающего и не ругающегося, а живущего лишь тем, что комнату в своей квартире сдаёт?

Особенно нравился в церкви Иванову настоятель. Глава то есть всего клира священников, алтарников и чтецов. Всегда довольный, расплывающийся в улыбке, холёный… Лоб и лицо гладкие, седая борода длинная и широкая и ровно причёсанная. И весь он такой, прямо как святые на иконах, ласковый и добрый. И лысина у него светится на службах, подобно нимбу! И грехи когда отпускает, держится мягко и сердешно как-то… Что, мол, грехи обязательно отпущены будут!

В такие минуты у Иванова становилось легко на душе. Даже казалось, что священник потом явится ему в сладком сне и будет этот сон оберегать подобно ангелу-хранителю.

Правда, не всегда бывало так светло. Однажды во время обряда почитания иконы Богородицы Иванов не разглядел стекло на окладе, ограждавшем лик. Он хотел поцеловать то место, где изображена рука Богоматери и… ударился. А молодой священник и чтец, стоящие рядом возьмут, да и рассмеются. И не то, чтобы рассмеялись, а прям таки стоят и ржут. Будто они на представлении в цирке, а не на священнодействии.

Иванов оторопел. Прихожане продолжали благоговейно подходить к иконе, а с лиц молодых служителей все ещё не сходила блудливая улыбка. Нет что бы помочь ему, человеку немолодому, у которого и со зрением не так хорошо, аккурат сойти с амвона, преодолеть лёгкую боль! Подумаешь, стекла не разглядел! А они ещё и надсмехаются!

Иван Петрович тогда этот случай рассказал сторожу-чтецу маленькой часовни, что в местном парке. А чтец и говорит:

— А Вы по этому поводу письмо Патриарху напишите! Как они себе на службе ведут. И еще неизвестно, чем они там на самом деле занимаются, может служат золотому тельцу!

Иванов, человек незлобивый, потом этот случай забыл, и снова стал в церковь ходить. Только замечал на себе недоуменные взгляды молодых священников, которые как бы вопрошали: Ладно, старушки. А этот зачем ходит?»

А Иван Петрович где-то в религиозной литературе вычитал, что к Богу надо являться не тогда, когда тебе совсем плохо, а тогда, когда тебе хорошо, и за это хорошее его благодарить. И продолжал посещать храм.

Всё было тихо-мирно в жизни Иванова, да только случился казус. Жилец-арендатор комнаты, который раньше клялся и божился, что не пьёт, стал вдруг приходить вечерами сильно пьяный, да и, то друзей, то родственников приводить. Вёл себя вызывающе, с намёком, что де Иванов-то паразит, на ренту живёт, а он, то есть рабочий класс, свои кровные, тяжким трудом заработанные денежки, если захочет, то пропивает. На выпивку, и возможность погулять, право имеет. Испугался Иванов такого чёрта нетрезвого, и от комнаты ему отказал.

Тут и лето подоспело. Новых жильцов никого, все по отпускам разъехались. Завис Иванов со своими пожеланиями поправить доход за счёт аренды.

Увидел Иван Петрович объявление на вратах церкви: «Требуется повар, сторож и спец. по хозяйству». Иванов обратился к звонарю, носившему куртку с надписью «Охрана»:

— Скажите, а что у вас, у охраны, за режим работы?

— Всё на усмотрение настоятеля, — смиренно ответил звонарь.

Петрович позвонил по указанному телефону. Послышался довольный голос батюшки:

— Отец, Сергий, это говорит ваш прихожанин, Иван. Увидел объявление и хочу к вам охранником. Скажите только, какой график и сколько платят?

— Да Вы приходите, — ответил настоятель. — Что мы с Вами с будем сейчас говорить? А вдруг Вы нам не подойдёте?

«А вдруг мне это «место» не подойдёт? Что, если у них график работы эксплуататорский? И оплата никчёмная?» — подумал Иванов. «Как они себя высоко ставят!»

Пришёл Иванов на собеседование. Сначала велели ему подождать. Настоятель, мол, там чем-то занимается. При этом слышался из соседнего помещения звон посуды, и голос отца Сергия. Вкусно пахло рыбой и жареной картошкой.

«Распоряжения отдаёт. Что-то готовят к обеду,» — уловил Иван Петрович.

— Заходите, — позвал алтарник кандидата в большую залу, а сам вышел.

За длинным столом сидел настоятель, мужчина лет пятидесяти, в белой клетчатой рубашке с коротким рукавом, джинсах и отчасти пыльных чёрных полуботинках. Он рассматривал лежащие перед ним счета и квитанции, сортируя их по кучкам. Затем сбил в стопу обеими руками пачки белых бумаг, похожих на договора и положил перед собой.

— Присаживайтесь! — пригласил священник Иванова и указал на стул, стоящий через стол напротив него. — Кто Вы?

— Я прихожанин вашего храма, — начал Иванов. — Хожу вам уже три с половиной года. Исповедуюсь, причащаюсь.

— А я Вас не помню, — заявил священнослужитель и посмотрел на Ивана Петровича.

— Как это — «не помните»? А я Вас очень хорошо помню. Я у Вас исповедовался и причащался, — изумился Иванов.

— Ну, хорошо, — внимательно посмотрел на него святой отец. — А какой у Вас опыт работы?

— Работал я пять лет охранником. И там, и здесь… — перечислял Иван Петрович прежние места работы.

— А со здоровьем у Вас как? — продолжал служитель храма.

— Не жалуюсь. Кроссы раз в неделю бегаю. Четыре километра. В поликлинику уже много лет не обращался, — оптимистично излагал Иванов.

— Не женат. Детей нет.

— Как же это так? Почему не женаты? У нас вон, все священники в приходе женаты!

— Не сложилось, — тихо произнёс Иванов. — Там решают, — Иван Петрович показал вверх, в сторону неба, — быть тому или не быть.

«Разве для того, чтобы стать святым, жена необходима?»— мелькнула мысль у претендента.

— Это хорошо. Для охранника это очень хорошо, отслужить в армии! — подтвердил священник.

— А сколько вы платите? — поинтересовался Иван Петрович.

— Десять тысяч. И надо ещё будет картошку на кухне чистить и подметать двор.

«Да как же я на десять тысяч прожил бы, будь у меня жена и дети?» — подумал про себя Иванов, но виду не подал.

Отец Сергий позвал из коридора какую-то немолодую женщину, одетую во всё серое: светло-серый платок, серую кофту, тёмно-серую длинную юбку.

Это интересно:  Зима Весна Лето Осень

— Вот, Марфа Васильевна, это Иван, — представил он ей Ивана Петровича. — Хочет быть охранником.

Марфа Васильевна поцеловала руку у батюшки и присела рядом.

«Видимо, она выполняет роль его секретаря,» — догадался Иванов.

Марфа Васильевна задавала всё те же вопросы: кем работали, где живёте.

«У неё в подчинении буду на кухне картошку чистить,» — понял соискатель должности.

Настоятель тем временем говорил по мобильному телефону со священником другого прихода:

— У вас моя родственница служит регентом хора. Вы ей пять тысяч в месяц платите. Что же так мало? У ней образование. Старается, не ропщет. Повысили бы ей плату! В нашем приходе служители пять тысяч в день в среднем получают, а у вас.

Настоятель ещё долго убеждал коллегу повысить оклад своей родственнице.

Иванов быстро смекнул: «Пять тысяч в день — это пятьдесят в месяц, как минимум. А у самого настоятеля — не меньше семидесяти. Неплохо! Вот оно, социальное расслоение! А дъяк — тот вообще красивую иномарку во дворе храма паркует!»

Священник закончил говорить по мобильному и обратился к соискателю:

— Смотрю я на Вас… И что думаю: и со здоровьем, видимо, у Вас не важно… И не женаты Вы… И причащались когда в последний раз?

— На Рождество. А на Пасху соборовался!

— Ладно. Напишите свою автобиографию, принесёте потом. У нас скоро будет совет служителей, мы на нём на Ваш счёт посоветуемся и примем решение. А мне пора идти договоры подписывать, — закруглил разговор батюшка.

Иванов оставил номер своего телефона Марфе Васильевне, откланялся и вышел.

Прошло несколько дней. Иван Петрович, пораскинув мозгами, написал автобиографию и позвонил Отцу Сергию.

— Святой отец, я написал автобиографию, мне её приносить?

На том конце связи было некое замешательство.

— Хорошо, приносите бумаги. Приходите в субботу к четырём, поговорим.

До субботы Иванов был в задумчивости.

«Как я буду им картошку чистить? Когда иду охранником? А я и поэт, и человек опытный, и вдруг — кухонный рабочий? Мне за пятьдесят, а из меня юнгу, молодого солдата в один миг хотят сделать?! А двор подметать? Человеку с высшим образованием, подобно какому-то безграмотному азиату-гастарбайтеру? Какие-то Марфы Васильевны мною помыкать будут?! «

Решил Иванов от вакансии отказаться. Позвонил снова настоятелю, чтобы отказаться от назначенной встречи.

— Вы нам не подойдёте, — с ходу сказал ему священник. — Это не для Вас. Вас это дело не спасёт.

— Конечно, не спасёт, — согласился Иван Петрович. — Да и как прожить на десять тысяч, когда нужно и за квартиру внести вовремя, и жениться, и детей будущих обеспечить?

«Фарисеи они, — думал Иванов. — Богу хотят служить и мамоне одновременно. О себе заботятся. А работники им нужны такие, чтобы были в самом отчаянном положении. И на всё согласные: и на охранника, и на кухонного чистильщика, и на дворника.

Какие же они хозяйственные и практичные!

И как во времена крепостного права им нужен «и швец, и жнец, и на дуде, для барина, игрец»!»

Огорчился Иван Петрович, разочаровался… И больше в этот храм, с процветающими священниками, не ходил.

Хотя в чём их, попов, в данном случае можно обвинить? Жить-то всем хорошо хочется!

И на Дуде Игрец

Тютюнникова Т. Э.

учитель музыки Центра образования № 1679, канд. искусствоведения, лауреат премии «Грант Москвы»

И швец, и жнец, и на дуде игрец… Несколько слов в защиту вымирающей профессии

Сколько раз я слышала на семинарах в разных городах России слова благодарности за статью «Труппа или группа», опубликованную в журнале «Дошкольное воспитание», столько же раз звучал вопрос: «Мы с вами согласны, но что нам делать — нам не разрешают, не позволяют, запрещают, заставляют». В статье речь шла об изменении самой формы праздников в детском саду, о той роли, которую по сути своей должен исполнять музыкальный руководитель, не превращаясь поочередно и одновременно в массовика-затейника, режиссера-сценариста, педагога-репетитора для Дедов Морозов и Водяных, работника сцены со стремянкой в руках, дизайнера по костюмам и изготовителя их из подсобных материалов, а также художника-монументалиста, гримера, суфлера и т.п. и т.п. По совместительству со всем этим ему полагается быть чутким и вдумчивым педагогом, высококвалифицированным музыкантом, творческим до предела своих возможностей, но при этом кротким и терпеливым к любым выражениям неудовольствия со стороны сотрудников и администрации.

Где еще есть специалисты, безропотно выполняющие такое количество разнопрофильных обязанностей, не предусмотренных их основной профессией? Нигде! Нам кажется, настало время взглянуть на эту проблему вполне серьезно. В Москве уже давно ощущается реальная нехватка музыкальных руководителей, многие сады не имеют их вообще. Да и средний возраст работающих неуклонно приближается к пенсионному. Выпускники училищ и музыкально-педагогических факультетов вузов даже не помышляют идти работать по основной специальности, рассматривая такой поворот событий как страшную несправедливость судьбы-злодейки. В чем причина?

Эмоционально-психологические перегрузки, которые испытывает на протяжении всей своей работы добросовестный музыкальный руководитель, отвечающий единолично за праздники и все, что с ними связано, ЧУДОВИЩНЫ! Об этом должны знать руководители всех уровней, особенно заведующие и методисты детских садов.

Его психические затраты огромны даже в случае помощи музыкальному руководителю со стороны воспитателей, потому что это именно он создает эмоциональное поле для 6-8 детских праздников, можно сказать живет пару десятилетий «душой наизнанку». Это добровольно-принудительная эксплуатацией эмоциональной сферы человека, а у музыканта эмоция — его главный профессиональный инструмент!

Где же выход? Он, как нам кажется, есть только один и очень простой: перераспределение ответственности.

Чтобы не быть голословной, я расскажу об опыте своего учреждения, Центра образования № 1679 г. Москвы. У нас за утренник каждой конкретной группы в детском саду отвечают воспитателиэтой группы совместно с музыкальным руководителем. Это значит, что воспитатели волнуются о том, какой будет общий сюжет праздника, сказочные персонажи, сюрпризы, они подбирают тематические стихи и учат их с детьми, придумывают аттракционы и готовят все необходимое для них, считают количество стульчиков в музыкальном зале перед утренником, волнуются о том, кто зажжет елку и откуда будет заходить Дед Мороз.

Конечно, все вопросы обсуждается с музыкальным руководителем — по необходимости. Я иногда узнаю, какие конкретно будут развлекательные аттракционы за 15 минут до утренника, когда мы в последний раз сверяем с воспитателями план. Это и есть конкретная ответственность воспитателей: сами выбрали игру, посоветовались, приготовили, провели. Если нужно музыкальное сопровождение, то работаем и договариваемся вместе, не нужно — я полностью доверяю этот пункт праздника воспитателям и о нем даже не думаю.

Это интересно:  Совместимость водолея и тельца

Те наши воспитатели, которые еще три года назад понятия не имели где и что можно найти, что подойдет для их детей, как имеющееся можно переделать, чтобы оно подходило, сегодня замечательно со всем этим справляются. У нас для них доступны все сборники готовых сценариев, журналы, книги, с которыми обычно работает музыкальный руководитель. Методисты и заведующие детских садов могут напомнить своим особо несогласным с таким подходом сотрудникам, что предмет «основы музыкального воспитания» обязательно читают всем будущим воспитателям. Так что у них для успешной работы на ниве подготовки праздников есть по крайней мере теоретическая база. А главное, что читают этот предмет для того, чтобы его знание применялось на пользу общего дела!

На наш взгляд, все что не требует прямого участия музыканта, может и должно быть перепоручено воспитателям группы, родителям и сотрудникам детского сада. Во многих садах есть прекрасно рисующие методисты, настоящие модельеры повара и дизайнеры среди нянь. В нашем учреждении сложилась традиция, что музыкальный зал к праздникам украшают родители каждой группы по очереди. Организацией этого увлекательного дела занимаются воспитатели группы. Кроме того, мы давно отошли от рисования чего-нибудь тематического на ватмане, отнимающего уйму времени при изготовлении. Украшение в зале часто бывает лишь связками шаров, несколькими гирляндами, бумажными поделками детей, свисающими с потолка на ниточках. Наш девиз: нарядно и просто.

Если такой взгляд на проблемы музыкального руководителя кому-то покажется несправедливым, то полезно вспомнить, что у воспитателей на двоих один праздник в данный период времени, а у музыкального руководителя их не меньше четырех, а то и восемь. Поэтому в нашем саду в получасовом перерыве между двумя праздниками музыкальный руководитель обычно отдыхает, сидя в методическом кабинете, в то время как воспитатели и родители следующей группы заносят в зал нужное и выносят из него все ненужное. «Мы готовы», — говорят они, и это означает, что дети уже стоят перед дверью музыкального зала.

Конечно, так было тоже не всегда, но так стало всего за три года! И это теперь норма, которая всеми принимается. Более того, воспитатели стали сами хотеть быть творцами всего, что делается в их группе, в том числе и праздников. Им не подходят сценарии, даже очень хорошие, созданные кем-то другим. Такой сценарий, говорят они, как платье с чужого плеча. Ответственность ведь это не только обязанности, но также и возможность проявить свое творчество, это путь к самовыражению, очень плодотворному сотрудничеству.

Несколько слов о сценариях. В традиционном варианте мы их не пишем или вернее сказать, почти отошли от этого. У нас есть ПЛАН праздника по пунктам, который за 2-3 недели сообща составляется из материала, который есть у музыкального руководителя и воспитателей. Кроме того, ведущий на празднике не говорит стихами, он все слова говорит просто и естественно, как в жизнипрозой. Это очень облегчает участь ведущего — не надо учить столько стихов и весь праздник бояться их забыть. Зачем сложно, когда можно просто! Вместо проговаривания стихов, которые обычно никто не слушает, он может почувствовать себя вдохновенным, раскрепощенным и попробовать создать атмосферу общения, обращаясь обычными словами непосредственно к детям и родителям.

Ведущий — душа праздника, он обязательно должен иметь пространство для импровизации, непосредственного реагирования на ситуации, свободного общения с детьми. Иначе вместо атмосферы душевного тепла, раскрепощенности получим отчет «передовиков производства» и «победителей соцсоревнования». А это уже никаким боком отношения к детскому празднику не имеет.

За неделю до утренника в каждой группе между воспитателями и другими сотрудниками четко распределяются организационные обязанности. Музыкальный руководитель на самом празднике отвечает только за музыку в прямом смысле этого слова. Шапочки, платочки, стихи, вход и выход, последовательность, атрибуты — все неизбежные, а часто и забавные приключения по этой части находятся в сфере личной заботы воспитателей или родителя. Кроме того, что бы ни произошло на празднике, у нас никогда не бывают в этом виноваты дети. Во первых потому, что за детский праздник отвечают взрослые, а во-вторых потому, что это жизнь со всей прелестью ее неожиданностей. Она всегда богаче любых инструкций.

Всенародного «разбора полетов» после праздников у нас тоже не бывает. Мы все уважаем друг друга в коллективе настолько, что оставляем право сделать выводы о каких-то ошибках тем, чьи это были непреднамеренные ошибки. Мы при любых неожиданностях исходим из мысли, каждый старался сделать лучшее, на что способен. Кроме того, ошибка — условие нашего дальнейшего развития, мы из нее делаем выводы и идем дальше.

Как и все в нашей жизни, праздники бывают когда-то похуже, когда-то лучше, иногда очень хорошие, но они лишь небольшая часть нашей совместной работы в саду, поэтому отношение к ним хоть и трепетное в смысле эмоций, но спокойное. Праздники текут своим чередом, не превращаясь в образцово-показательное стихийное бедствие. Стремление к совершенству — вещь необходимая, но фанатизм тут ни к чему, особенно если принять во внимание, что объектом его приложения в саду, как правило, становятся дети.

И уж совсем несправедливо и неконструктивно требовать совершенства во всем только от музыкального руководителя. Его нервная система истощается именно от жестких требований каждые два месяца выдать для зрителя идеальный продукт. Так не работает ни один профессиональный театр, к слову сказать. Пусть воспитатели или методисты хоть на минутку представят, что им каждые два месяца нужно будет показать открытое развлекательно-увлекательное занятие для родителей минут на 45-60. Думаю, что большинству такая работа покажется фильмом ужасов. Вот поэтому и нужно беречь музыкальных руководителей! Они в саду абсолютно уникальные специалисты.

С давних времен известно, что трудней всего изменить сознание. Мы живем и действуем так, как думаем. Если уверены, что от нас ничего не зависит, то так и происходит. Дорогие мои коллеги, вы должны это понять настолько, чтобы возмутиться своим несправедливым положением в детском саду, если таковое ощущается. И тогда все постепенно изменится в соответствии с вашими убеждениями.

Я не призывая ни к каким революциям и потрясениям, тем более открытым конфликтам. Всегда можно найти 1-2 единомышленников, с которыми попробовать сделать первый шаг к совместному творчеству и совершенно иной жизни в коллективе. Дорога любой длины начинается с этого первого шага. Не надо пытаться словами переубедить непримиримых, они к вам сами придут через какое-то время и скажут: «А мы хотим сделать вот так и уже придумали сюжет. Подскажите, где взять музыку». Это будет вашей совместной победой над старым, давно изжившим себя мышлением, которое не дает каждому расти в уникальном сотрудничестве друг с другом.

Это интересно:  Скорпион камень талисман для женщин

И швец, и жнец,и на дуде игрец.

24.09.2011 Корреспондент: Советское

Про таких людей, как Наталья Александровна Чухлиева, обычно говорят,

что они «и швец, и жнец, и на дуде игрец». А все потому, что невозможно оп-

ределить одним словом род деятельности,

Про таких людей, как Наталья Александровна Чухлиева, обычно говорят,

что они «и швец, и жнец, и на дуде игрец». А все потому, что невозможно оп-

ределить одним словом род деятельности, обязанности которые они вы-

полняют. В одном человеке сосредоточено столько разных обязанностей,

что куда ни кинь взгляд всюду она. Вот она у радиоаппаратуры соединяет

шнуры, подключает и проверяет микрофоны, вот она за кулисами отдает

последние указания перед началом концерта, и снова рядом с аппаратурой,

включает диски, фонограммы, а вот уже и на сцене солирует в вокальном

трио. Но обо всем поподробнее.

Наталья Алекандровна (в девичестве

Берняева) родилась 27 сентября 1961

года в Нязепетровском районе. Потом

какое-то время она вместе с родителя-

ми жила в Казахстане, и уже с 1969 года

их большая семья переехала в поселок

Правда. А семья действительно боль-

шая: мама Светлана Степановна, папа

Александр Кузьмич и четверо детей.

Уже со школьной скамьи Наталья вы-

делялась среди сверстников своей актив-

ностью, подвижностью, незаурядными

способностями организатора. Даже не

стоит говорить, что, будучи ученицей Но-

воуральской школы, Наталья Александ-

ровна естественно была участницей худо-

жественной самодеятельности, ведь жить

на новоуральской земле и не петь в хоре

А вот будущую профессию Натальи

Александровны предопределила все та

же директор сельского Дома культуры Ва-

лентина Андреевна Рахмеева (скольким

она дала путевку в жизнь!). В клубе прохо-

дил конкурс «А ну-ка, девушки!», Наталья

самостоятельно подготовила танцеваль-

ный номер и выступила с ним перед жюри

и публикой. Пластика, чувство ритма, со-

держание танца — все это выделяло ее

на фоне других участниц. Опытный взгляд

профессионала сразу разглядел в этой

девушке способности, поэтому Валентина

Андреевна сделала все возможное, чтобы

Наталья Александровна по окончании

школы сдала свои документы в культ-

просветучилище и только на отделение

Девушка тогда воспользовалась сове-

том старшего товарища. К счастью, был

сделан правильный выбор. Наталья Алек-

сандровна обрела себя, она попала в ту

атмосферу, где ей хорошо, комфортно, ее

окружают люди, которые понимают ее, а

работа при этом приносит удовлетворе-

ние. Ну, а Валентина Андреевна — наставник

и вдохновитель — получила в штат своего

коллектива одного из самых незамени-

мых специалистов, которого она высоко

ценит и уважает.

Итак, Наталья Александровна по окон-

чании училища приступила к своим обя-

занностям в должности художественного

руководителя. Это очень ответственная

работа, поскольку худрук отвечает за ор-

ганизацию всех мероприятий, запланиро-

ванных в Доме культуры. И если Наталья

Александровна взялась за дело, руково-

дитель может быть спокоен — мероприя-

тие пройдет на должном уровне.

Наталья Александровна также ру-

ководит хореографическим коллек-

тивом, сама занимается постановкой

танцев, сама же подбирает и музыку. В

Новоуральском Доме культуры занима-

ется три состава танцоров: «Буратино»,

«Юность» и «Ритм». С девчонками зани-

мается вокалом, сама имеет хороший го-

лос. Дети очень любят Наталью Алексан-

дровну, всегда спешат к ней на занятия,

да и не только. Они торопятся на встречу

с ней, чтобы поговорить по душам и даже

доверить ей свои ребячьи тайны.

Иметь уважение детей, почтение по-

жилых — это не так уж и сложно. А вот

быть своим среди подростков и молодежи

не так уж и просто. Наталья Александров-

на является бессменным ди-джеем в Ново-

уральском Доме культуры. Порядка двад-

цати пяти лет она проводит молодежные

дискотеки, всегда шагает в ногу со време-

нем и не теряет авторитета среди самой

непримиримой, самой категоричной про-

слойки населения. Это дорогого стоит!

Хотя секрет такого успеха прост. На-

талья Александровна никогда не ставила

целью в своей жизни кому-то понравить-

ся или угодить. К примеру, руководителю

или пришедшим в клуб подросткам. Всег-

да и во всем она оставалась самой собой,

в том и зак лючаетс я ее прелес т ь

и неповторимость. За это ее любят и ува-

жают односельчане, коллеги, родные.

У Натальи Александровны творческая

семья. Ее супруг Алексей Иванович Чух-

лиев также работает в Доме культуры.

Он руководит хором, является концерт-

мейстером. Этому творческому тандему

на следующий год исполнится 30 лет, и

все эти годы в горе и радости они всегда

были вместе, были друг другу надежной

опорой. Наталья Александровна и Алек-

сей Иванович вырастили и воспитали

двух дочерей, огромную любовь они

подарили своему первому внуку Стасу.

С большой радостью восприняли извес-

тие о рождении внучки. Кстати, дочери

так же, как и родители, избрали путь ра-

ботников культуры. Старшая Светлана,

правда, живет в городе Магнитогорск и

работает не по профессии. А вот Ирина

Алексеевна Чухлиева работает в Ново-

уральской детской школе искусств, зани-

мается с детьми вокалом. У ее воспитан-

ников уже есть заметные успехи.

Вот такой это человек Наталья Алек-

сандровна Чухлиева — ответственный

работник, хороший и верный друг, за-

ботливая, любящая, внимательная жена,

мама и бабушка, и просто очень хороший

человек. Таких людей много, скажите вы?

Верно, но пусть их будет еще больше.

27 сентября Наталья Александровна

отметит свой юбилей, ей исполняется 50

лет. Мы от всей души поздравляем юби-

ляра и присоединяемся к поздравлениям

коллег, друзей, родных, односельчан.

Пусть счастья будут полные ладони,

Пусть вечно будет на душе весна,

Пусть жизнь несется, как лихие кони,

И беды в дом Ваш не приходят никогда!

Сегодня для православных начинается Успенский пост

Мужчина скрывал местонахождение сына

Закрытые административно-территориальные образования, или сокращенно ЗАТО, начали появляться в России при работе над созданием ядерного оружия в середине 40-х годов. Челябинская область стала одним из регионов, где зарождалась атомная промышленность.



»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector