Я сделала эко и вот результат вк

Последствия ЭКО: радости мало

Татьяна К.

Меня зовут Татьяна, мне 28 лет. В 1998 году в Санкт-Петербурге я прошла процедуру экстракорпорального оплодотворения, но результат, увы, оказался плачевным.

Во-первых, весь процесс — с момента сбора необходимых анализов и до последней стадии — продлился с октября по июль. Подсаживание эмбриона в матку произвели 14 мая. После этого результаты двух тестов на беременность оказались кардинально противоположными: анализ крови показывал положительный результат, УЗИ говорило обратное. В конце концов определили внематочную беременность. В результате — операция и ликвидация одной трубы. Все это произошло только 24 июля. Так что воспоминания у меня не из лучших.

Даже сейчас, когда я пишу эти строки, мне становится ужасно больно — несмотря на то, что прошло немало времени, и, казалось бы, все уже должно остаться в прошлом. То, что я испытывала после операции, очень сложно передать человеку, который не прошел через все это, так, чтобы он смог по-настоящему представить и понять мои переживания. Дай Бог, чтобы никому не пришлось испытать то, что испытала я. Эта травма — причем не столько физическая, сколько моральная, — думаю, останется надолго.

Самым тяжелым для меня тогда было то, что люди, занимавшиеся этой процедурой, не могли дать никакого ответа, что же происходит с моим организмом, и только спустя два месяца был окончательно поставлен диагноз. Вы не подумайте, я не хочу никого винить. Конечно, понятно: каждый делает свою часть работы, все мы люди и никто не застрахован от ошибок. Но каково человеку, который отдает себя в полное распоряжение врачей, вверяет в их руки свою жизнь, свою судьбу?! Хотелось бы обратиться с небольшой, но очень важной просьбой ко всем медицинским работникам, непосредственно связанным с осуществлением ЭКО. Пожалуйста, организуйте психологическую помощь женщинам, прошедшим через весь этот процесс и узнавшим об отрицательном результате. Сделайте это бесплатно, ведь вам, наверное, известно, что мы, пришедшие к вам, потратили и так немало сил, здоровья и денег. Многие из нас копили не один год в надежде, что этот последний шанс принесет удачу. Прислушайтесь к человеку, которому суждено было через все это пройти.

Прошу прощения, если кого-то чем-то обидела. Просто я коротко рассказала свою историю ЭКО — к сожалению, она, в отличие от сказки, без счастливого конца. Удачи всем и здоровья.

У меня получилось ЭКО!»

Наталья А.

Ощущение счастья и радости, которое дарит нам наш сынок, уносит далеко в прошлое мучительные дни и годы ожидания и неудач. Нашему сыну уже 6,5 месяцев. Первая же попытка ЭКО оказалась для нас удачной.

Я хочу поделиться своими ощущениями и мыслями, поскольку мне самой решиться на ЭКО было очень тяжело, и, быть может, для кого-нибудь это окажется необходимой поддержкой на трудном и долгом пути к материнству.

На протяжении 5 лет я и муж проходили различные обследования и курсы лечения. Мы последовательно испробовали все: гормональную терапию, лапароскопию и многое другое, оставляя для себя ЭКО «напоследок» — как самый последний вариант. Врачи давно советовали нам пойти на этот шаг, но я упорно сопротивлялась. Я считала, что это противоестественно, что это таинство должно произойти так, как предопределено природой, я боялась за здоровье ребенка, я боялась сильной гормональной терапии, я просто не представляла, как это ребенок будет зачат в стенах лаборатории, а не у меня в организме. Да еще с помощью посторонних мне людей. Какое это окажет влияние на отношение ребенка ко мне и к своему отцу? Не будет ли он стрессовым ребенком?

Но другого пути у нас не было, мы оказались в тупике — как выяснилось, в счастливом.

Нам подробно рассказали, как будет проходить вся процедура и из каких элементов она состоит. Оказалось, что для увеличения вероятности положительного исхода мне достаточно щадящей дозы гормональной стимуляции. Надо сказать, что самое неприятное физиологическое ощущение во всей процедуре ЭКО — это забор яйцеклеток. Процедура болезненная, проводилась она без наркоза, но боль кратковременная.

Я оказалась «урожайной» женщиной — у меня забрали сразу 7 яйцеклеток. Потом было мучительное ожидание. Меня не покидало ощущение, что часть меня осталась в больнице. Как оказалось, из 7 яйцеклеток оплодотворились сперматозоидами мужа лишь две (я, кстати, всегда мечтала о двойняшках), и они были подсажены мне в матку.

Подсадка эмбрионов совершенно безболезненна, болезненно опять же ожидание. И я, и муж были настроены весьма скептически. Но — о чудо! — задержка менструации на 2 дня, гормональный тест подтвердил наличие одноплодной беременности. Я продолжала не верить, и муж тоже. Но чудо действительно свершилось. Прижился один эмбрион.

Беременность абсолютно ничем не отличалась от обычной. Я себя превосходно чувствовала, но по причине низкого расположения плаценты (как говорят врачи, низкой плацентации) и связанной с этим угрозы невынашивания приходилось быть очень осторожной. Я несколько раз лежала в больнице, очень нервничала, следствием чего стал высокий тонус матки. А сейчас я понимаю, что надо было наслаждаться каждым днем этой долгожданной беременности.

Врачи советовали мне рожать при помощи кесарева сечения, чтобы — в связи все с той же низкой плацентацией — снизить риск до минимума. Очень хотелось рожать самой и хотя бы в этом быть естественной перед природой и ребенком. Но ситуация сложилась в пользу кесарева сечения. Сейчас я даже не жалею об этом.

Родился замечательный мальчик, весом 3,950 кг и очень похожий на папу. Мысль о том, что когда родится ребенок, я буду под наркозом, не увижу его, не смогу приложить к груди и его унесут от меня и оставят одного, угнетала. Но я постаралась поскорее встать на ноги и забрать малыша к себе в палату. И молоко пришло быстро, хотя и говорят, что после кесарева сечения оно появляется позже. Сейчас, когда я смотрю в глаза моего сына и вижу, с какой любовью он смотрит на меня и своего отца, все мои тревоги, о которых я писала в начале, кажутся глупыми, я счастлива, что решилась на ЭКО. У нас растет здоровый малыш, и слава Богу, что у меня и мужа хватило терпения, понимания и здоровья дойти до конца, что нам на этом пути помогали и направляли нас высокопрофессиональные врачи, благодаря большому желанию и усилиям которых наша мечта стала реальностью.

«Вы, главное, себя не жалейте. Такое бывает». История женщины, которая прошла 16 процедур ЭКО

«Сноб » рассказывает историю Ирины из Москвы: зачем здоровой женщине искусственное оплодотворение и чем может закончиться лечение у равнодушных врачей

Иллюстрация: Fine Art Images/Heritage Images/Getty Images

С 2006 года мы с мужем пытались зачать ребенка. В течение года ничего не получалось, и тогда мы решили обратиться к врачу и обследоваться. Выяснилось, что проблема была в муже, и врачи говорили, что необходимо делать ЭКО. Тогда нам казалось, что это очень легкая процедура и я обязательно забеременею c первой попытки. Мы выбрали среднюю по стоимости рядом с домом.

Первые две попытки результата не дали. На третьей начались серьезные осложнения. Врачи назначили мне ударную дозу гормонов — как выяснилось позже, слишком большую. В результате во время пункции вместо одной яйцеклетки у меня забрали 29, я за короткое время заметно набрала вес, и, наконец, третий побочный эффект: у меня началась гиперстимуляция яичников — это такой синдром, при котором начинает сгущаться кровь, а в организме накапливается жидкость и заполняет собой ткани. Мне было очень плохо: вплоть до того, что я не могла нормально ходить. Врачи советовали мне спать в полусидячем положении, чтобы жидкость не попала в легкие. А доктор, который меня вел, никаких действий не предпринимал, только повторял: «Вы, главное, себя не жалейте. Такое бывает». Этот же врач принял решение делать мне в таком состоянии перенос трех эмбрионов. Беременность, естественно, не наступила.

О том, что своими силами не обойтись, стало понятно к четвертой попытке. Мужу тогда было 46 лет, и врачи рекомендовали брать донорские клетки. Он был согласен, я ничего от него не скрывала. Но морально я оказалась к этому совершенно не готова: меня мучили и чувство вины, и страх, ведь неизвестно, какая генетика достанется ребенку. После двух выкидышей и семи неудачных попыток забеременеть я очень тщательно выбирала врача, у которого хотела делать ЭКО. Осталась у доктора, которая после первого осмотра не стала мне говорить, что у нее есть для меня готовое решение. Она попросила время подумать, чтобы все проанализировать.

Это интересно:  Тоня Против Всех Актеры

К следующему ЭКО я готовилась: ходила на физиотерапию, пила витамины и делала многое другое. В итоге две попытки зачатия оказались удачными. Но первая закончилась выкидышем на четвертой неделе. Врач была уверена, что дело в патологии эмбриона и естественном отборе. За ним последовал еще один выкидыш. Ребенок умер на седьмой неделе. Мы с мужем были на УЗИ и слушали, как бьется сердце ребенка, а на следующий день случился выкидыш. На следующий день после выкидыша я проснулась другим человеком. Поняла, что, если я хочу ребенка, надо брать донорские клетки. Муж меня поддерживал. Но у меня наступила депрессия — понадобился год, чтобы с ней справиться.

Людям пытаются дать надежду: если в этот раз почти получилось, значит, в следующий раз точно получится. А это на самом деле просто цифры в анализах, которые ничего не значат

За все 10 лет, что я пыталась забеременеть, мне несколько раз эту беременность «рисовали» — например, в 2010 году. Тогда до ЭКО меня накачивали препаратами таким образом, чтобы получить положительный результат. И я была бы уверена в том, что меня не обманывают, если бы днем раньше не сделала анализ в другой клинике. Дополнительная проверка не понадобилась — на следующий день у меня начались месячные. Я спрашивала врача: «Зачем вы меня обманываете?» В ответ она только повторяла, что беременность была. У меня было ощущение, что эта клиника всеми силами хотела меня удержать, и врачи заметно расстроились, когда поняли, что я все равно уйду.

У многих моих знакомых, кто так же, как и я, делал ЭКО много раз, были похожие случаи. Людям пытаются дать надежду: если в этот раз почти получилось, значит, в следующий раз точно получится. А это на самом деле просто цифры в анализах, которые ничего не значат.

На последней, шестнадцатой попытке в 2015 году, настояла врач. Она буквально взяла меня за грудки и сказала: «Будем делать сегодня, и все». Это была наша с мужем первая бесплатная попытка ЭКО по программе ОМС, но специалист был прежним. К тому времени у меня уже, откровенно говоря, опустились руки. Мы с мужем обсуждали усыновление и все чаще приходили к мысли, что можно жить и без детей. Но я так сильно хотела ребенка, что засыпала и просыпалась с мыслью о нем. В итоге остановились на искусственном оплодотворении 50 на 50: когда используют и донорский материал, и сперму мужа.

Врач помогла мне собрать документы, говорила с другими врачами. Она верила в меня до самого конца, и ей был очень важен результат. Думаю, это вообще важнейшее качество хорошего специалиста. Когда мне сказали, что все получилось, я, разумеется, в это не поверила.

Основной удар пришелся на нервную систему: сейчас все окружающие, включая маму, говорят мне, что я стала очень нервной

Всю беременность я тряслась от страха. Ни дня не могла расслабиться. И каждый день беременности отмечала в календаре. Выдохнула я только после 30 недель. Сама беременность была сложной: с больницами, медикаментами. Я, например, каждый день сама себе делала уколы в живот, разжижающие кровь. До родов я пила гормональные препараты и очень волновалась, что это отразится на ребенке. Ходила на УЗИ не раз в месяц, а раз в десять дней, чтобы быть уверенной в том, что все хорошо.

Моя дочка родилась в 2016 году. В день родов я забыла вовремя сделать укол, разжижающий кровь. То утро было самым обыкновенным: мы гуляли в парке, а после того, как вернулись, у меня отошли воды. Уже в больнице врач без этого укола не хотела мне делать кесарево сечение, поэтому пришлось сначала сделать укол, а затем ждать. Помню, мы много шутили и смеялись. Я спрашивала: «Если все в порядке, неужели я не могу сама родить?» Врачи, разумеется, не пошли на риск и приступили к кесареву сечению.

Во время родов самым страшным была эпидуральная анестезия — укол в позвоночник. Я тряслась. Анестезиолог боялся, что вколет не туда, поэтому шутил: «Если я тебе сейчас неправильно укол сделаю, то лучше даже говорить не буду, что случится после». Этот медицинский юмор меня здорово отрезвил.

Все закончилось благополучно, но эти 10 лет сильно сказались на моем здоровье: за это время мы ведь не отдыхали, а только двигались к своей цели. Основной удар пришелся на нервную систему: сейчас все окружающие, включая маму, говорят мне, что я стала очень нервной.

За десять лет, пока я пыталась забеременеть с помощью ЭКО, я обращалась во множество разных клиник и ходила ко многим врачам. И поняла, даже «звездные» доктора — это не панацея. В конечном итоге мне помог доктор, который был больше всех заинтересован в результате и у которого не было готовых ответов на все мои вопросы. Надеюсь, мой опыт кому-нибудь пригодится и этим людям не придется тратить миллионы для того, чтобы зачать ребенка.

Моя история ЭКО

История моя очень стандартная — для нашей сегодняшней жизни. Конечно, очень хотелось настоящую семью, конечно, детей. Но и добиться в жизни тоже чего-то хотелось. И когда мы всерьез с мужем подошли к вопросу рождения ребенка, оказалось, что все уже не так просто, как мы себе представляли. Много лет мы безуспешно бегали по врачам, искали причину наших неудач, и, честно говоря, до сих пор окончательно так и не нашли. Впрочем, как вы понимаете, сейчас это уже неважно.

До сих пор благодарна своей подруге, счастливой мамочке двух мальчишек, которая, глядя на мои мытарства, в какой-то момент сказала мне: «Слушай, может, вам попробовать ЭКО? Рядом с нами, на Екатерининской, как раз не так давно открылась новая клиника…» Все это было поздней осенью 2012 года.

Мой муж, конечно, сомневался: одно дело, когда все происходит само собой, и совсем другое, когда в дела природы вмешивается человек, пусть даже вооруженный наукой. Но в какой-то момент он понял, как сильна моя решимость, и поддержал меня. И вот, в декабре я попала, наконец, на первичный прием к репродуктологу в клинику «Мать и Дитя».

На приеме получила список анализов, который нужно было сдать для подготовки к ЭКО, старалась все сдать и пройти побыстрее, но, как говорится, скоро сказка сказывается… И позже, на примере и своих подруг, я поняла, что в этом вопросе все должно идти своим чередом, не стоит торопить события. Некоторые анализы делаются достаточно долго, да и организм должен быть подготовлен и настроен на программу. У меня весь период подготовки занял чуть больше 3-х месяцев, за время которых я постаралась отдохнуть в санатории и подлечить свои «негинекологические» болячки. В итоге только в марте 2013 года я снова пришла на прием к Наталье Алексеевне Ким в «Мать и Дитя».

Я хорошо помню этот разговор. Она сказала мне, что главная проблема у нас с мужем на двоих – непроходимость моих труб, и, если мы хотим, мы можем для начала попробовать операцию для восстановления этой проходимости (лапароскопию), тогда после операции в течение полугода, если нам повезет, у нас может произойти самостоятельная беременность. Но сколько времени все это займет? Снова годы? Второй вариант – сразу же, сейчас сделать ЭКО. Это значит, весь процесс, который в обычной жизни происходит внутри женского организма, репродуктолог и эмбриолог берут на себя. Мы с мужем сдадим наш «материал», и наш будущий ребенок зародится от соединения яйцеклетки и сперматозоида «в пробирке». Потом готовый эмбрион возвращается туда, где ему и положено быть, в женскую матку, и растет и развивается там, как и зачатый традиционным образом ребенок.

Честно говоря, я быстро приняла решение. Я изначально была настроена на ЭКО, и ждать, терять уже очень драгоценное время, мне больше не хотелось. И вот, как мы с Натальей Алексеевной и запланировали, на второй день моего цикла, в середине апреля я пришла к ней на очередной прием. Мы подписали с ней все документы, сделали узи (фолликулометрию), чтобы убедиться, что в этом цикле все идет как надо. Я заплатила за программу, получила в клинике препараты, прослушала все инструкции, как и когда их вводить, и, что называется, вступила в протокол ЭКО. Отныне в течение этого месяца, все естественные процессы, которые каждый месяц происходят в моем организме, будут идти под четким управлением врача. Это он решает, когда и как будут расти фолликулы, когда созреют яйцеклетки, когда начнется овуляция. Все это было страшновато, но почему-то даже волшебно. До сих пор мне кажется невероятным, что человек в своей эволюции смог достичь такого сокровенного знания!

Это интересно:  Красный Глаз Причины и Лечение

В течение двух недель я еще несколько раз была у Натальи Алексеевны, делала повторно фолликулометрию, чтобы мы с ней могли контролировать процесс, изменить, если потребуется, дозировки препаратов, вовремя увидеть, когда организм будет готов. Суть стандартной процедуры ЭКО в следующем: с помощью стимуляции женского организма специальными препаратами добиться того, чтобы в нем одновременно выросло не один-два (как в обычном цикле), а много фолликулов, содержащих яйцеклетки. Собрать этот урожай можно во время микрооперации, которая называется пункция. Потом все собранные с помощью пункции женские яйцеклетки помещают вместе с мужскими сперматозоидами, и позже (уже на следующий день) оценивают, сколько пар соединилось в эмбрионы. Конечно, я говорю о самом простом варианте, ведь бывает все сложнее, когда женского или мужского материала мало, или качество его не очень хорошее, тогда эмбриологи и репродуктологи применяют более сложные, изощренные способы и инструменты, чтобы добиться желанной беременности.

Но у нас на тот момент все шло хорошо. На фолликулометрии было видно, что у меня росло не меньше 17 фолликулов, а значит, наши шансы на удачу были достаточно велики.

И вот, накануне майских праздников, мы с мужем поставили мой самый решающий укол, который стимулирует овуляцию, и через 36 часов, в 12 часов 1 мая мы вместе с мужем пришли в клинику — я на пункцию, он на сдачу спермы. Я помню, что в тот день клиника была необычно пуста — 1 мая, праздник, обычного приема не велось, проводились только операции и манипуляции. Ведь если овуляция наступила, или эмбрион созрел, нельзя попросить их подождать до конца майских каникул, поэтому все, что требуется, делается в клинике и в выходные, и в праздники. Меня проводили в симпатичную палату, где я должна была переодеться и подождать, а потом полежать после пункции. Помню, как я сидела в палате в одноразовом халатике, ждала, когда меня позовут. Очень нервничала. Решила написать примирительную смску подруге, с которой мы поссорились и не общались уже пару месяцев: я чувствовала, что нахожусь на пороге новой жизни, и не хотелось брать в нее с собой что-то плохое.

Саму операцию я, конечно, не помню, мне сразу же сделали наркоз, и я очнулась опять в палате. Вся процедура заняла совсем немного времени, я лежала и соображала, что вроде ничего не болит, мне было приятно, что меня никто не торопил вставать. Потом подошла Наталия Алексеевна, присела и рассказала, что всего получено 15 ооцитов. «15 тоже неплохо», — подумала я. Но Наталия Алексеевна еще до этого предупреждала меня, что не все фолликулы могут содержать яйцеклетки, некоторые могут быть пустыми. И не все яйцеклетки могут оплодотвориться… И все же я надеялась на лучшее.

Но уже вечером нас с мужем ждало большое разочарование. Эмбриолог, Татьяна Баева, телефон которой мне дали в клинике, сообщила нам, что все мои яйцеклетки оказались плохого качества! Увы, так бывает… «Но не волнуйтесь, мы будем наблюдать, как пойдут дела дальше!» – сказала она, и предложила позвонить на следующий день. Как я расстроилась тогда — не передать словами! И все же я благодарна Татьяне, что она не стала скрывать от меня ситуацию, какой она была на тот момент. Наталия Алексеевна, которой я позвонила, была в курсе, и велела мне не расстраиваться раньше времени, а приходить на подсадку 3 мая. Вечером я снова позвонила эмбриологу. Оказалось, что из всего моего урожая, у нас, несмотря на вчерашнее расстройство с яйцеклетками, самостоятельно оплодотворилось 3 эмбриончика, пока они потихонечку растут, и есть надежда. Татьяна заверила меня, что она следит за ними очень пристально, и не даст их в обиду.

И вот, 3 мая я пришла снова в мою клинику. Меня провели в операционную, по дороге я встретила Татьяну, моего эмбриолога. И тут она очень порадовала меня, оказалось, что у нас есть один эмбрион отличного качества, остальные 2 качеством похуже. Позже, меня пригласили в операционную, на подсадку. Там была Наталия Алексеевна, мы с ней уже условились, что подсаживать будем тот самый, качественный эмбрион и второй, качеством похуже. А третий останется, если получится, на крио (заморозку). Потом в операционную зашла Татьяна, эмбриолог, и торжественно, с улыбкой назвала мою фамилию, и характеристики эмбрионов. Подсадку делают без наркоза, и я могла сама на экране аппарата узи наблюдать, как в матку положили две маленькие точки. И все. Позже я получила инструкции, что делать, какие препараты ставить дальше, сдать анализ на ХГЧ 14 мая и с ним прийти на прием.

Следующие майские дни для меня были хуже пытки. Кто пробовал – тот знает… Я бесчисленное количество раз делала тесты на беременность, видела нулевой результат, расстраивалась, потом опять надеялась, обещала себе дотерпеть до того самого дня, но снова потихоньку покупала тест. Помню, как 9 мая, гуляя с подругой, которая была в курсе моих приключений, я сказала: «Как жаль, что не получилось. Мне так хотелось, чтобы мой первый триместр прошел летом, когда тепло, есть фрукты-ягоды… Ну ничего, осенью попробую еще раз!» И вот, 11 мая утром я снова делаю тест, сначала на нем ничего нет, но взглянув на него через какое-то время, я вдруг вижу некую слабую, едва заметную вторую полоску. «Призрак призрака», как выражаются девчонки на нашем форуме. Не верю, повторяю тест вечером, на нем опять ничего. «Показалось», — решаю я, а сама жду с нетерпением утро. Утром 12-го мая тест опять показывает слабенький голубой результат, и я галопом несусь в лабораторию сдавать ХГЧ. Результат – 65. Мамочки………

А дальше оказалось, что наши с мужем волнения только начались. ХГЧ, как ему и положено при беременности, удваивался каждые 2 дня, потом я счастливая полетела на прием к Наталье Алексеевне, которая была за меня по-настоящему рада! Как я ей благодарна…. Она расписала мне поддержку, постоянно справлялась о моем здоровье, а позже, на 5-й неделе моей долгожданной беременности из рук в руки передала своей коллеге Пешиной Марине Владимировне. Так что свою беременность я тоже вела в клинике «Мать и Дитя».

Конечно, во время беременности, я дрожала над каждым ощущением, и пару раз, по тревоге, я бежала в клинику за срочной помощью. Мне ни разу не отказали в экстренном приеме, пристраивали без очереди на узи или ктг, и, честное слово, это дорогого стоит.

Сейчас я мама (написала – и навернулась слеза!) самого лучшего на свете 7-месячного малыша. Я пишу эти строки для тех, кто отчаялся и думает, куда бежать и что делать дальше в поисках своего материнского и отцовского счастья. Я знаю, нам невероятно повезло, у нас получилось «с первого раза», и это выходит далеко не у всех. Многие делают несколько попыток, прежде чем видят заветные цифры ХГЧ в анализах. Но так или иначе – это возможно! Я знаю многих мам, прошедших тот же путь, со многими дружу. И все наши «экошные» детки – самые обычные детки. Только вот «экошные» мамы – это очень необычные мамы. Это мамы, которые вырвали свое счастье у судьбы!

Личный опыт: как я пережила ЭКО и забеременела

Не все мамы решаются рассказать, что их ребенок появился в результате искусственного оплодотворения. Но эта женщина решила не скрывать даже самую неприглядную правду.

Арина Молчанова · 9 июня 2018

Когда мы планировали материал и искали главную героиню, то неожиданно столкнулись с проблемой. Женщины, пережившие ЭКО, либо отказывались об этом говорить, боясь, что их ребенка посчитают «ненормальным» или «искусственным»; либо вообще скрывали факт проведения данной медицинской манипуляции.

«Откуда вы узнали, что у меня ЭКО? Да… я его делала, и это секрет нашей семьи, потому что дети должны быть зачаты естественным путем, а не в пробирке… У меня получилось в пробирке, но говорить про это я не хочу и не буду», – ответила одна из женщин, к которой мы обратились.

Когда в редакции почти отчаялись услышать откровенный рассказ, на одном из форумов мы встретили Олесю. Сейчас она – жена и счастливая мама трехгодовалой Сонечки, а в прошлом – убитая горем женщина, которой врачи поставили сразу несколько взаимоисключающих друг друга гинекологических диагнозов и тактично просили забыть про возможность завести ребенка естественным путем.

Это интересно:  Сколько Варить Куриные Желудки до Готовности

«Я расскажу правду, потому что не считаю ЭКО чем-то постыдным. Однако также хочу сказать, что это не простая, рядовая операция, потому что требует от женщины огромной подготовки, как моральной, так и физической. Кто знает, может быть, моя история поможет кому-нибудь в непростой момент принятия решения. Очень надеюсь на это».

Олеся с детства росла в многодетной семье. Была старшей из пяти детей, поэтому с раннего возраста нередко заменяла малышам маму: кормила, стирала, убирала, играла. К 17 годам, по ее собственному мнению, успела так нанянчиться, что даже мысли не допускала о том, чтобы завести своих детей.

«Хотелось пожить для себя, отдохнуть, да просто выспаться! А еще убрать квартиру до стерильного состояния и больше не выметать за кем-то крошки и огрызки. Или не делить одно яблоко на несколько человек, а с наслаждением есть его в одиночку. Стыдно признаться, но я реально мечтала об этом! И категорически отказывалась заводить детей. На каком-то этапе даже думала перевязать трубы, но, к счастью, подруга вовремя отговорила от этого ужасного поступка. Впрочем, думаю, и врачи ни за что бы не согласились», – вспоминает Олеся.

После школы девушка поступила в техникум, окончила его с отличием, устроилась на хорошую работу, встретила Олега. Из родного дома она уехала, жила сначала в общежитии, а потом на съемной квартире. С годами появились первые неплохие деньги, а вот желания завести ребенка нет.

«Удивительным для меня стало, когда о детях заговорил Олег. Сначала в шутку, затем все настойчивее. Я в ответ предложила поехать к моим родителям и „пожить в многодетной семье, чтобы желание отбило“. Он серьезно обиделся. Тогда же мы в первый раз поругались. Олег даже ушел, хлопнув дверью и обозвав меня эгоисткой», – продолжает Олеся.

Чтобы успокоиться и отдохнуть, 24-летняя девушка сама решила навестить родных. Купила билет на поезд и поехала в родную деревню. Она не была здесь давно – все эти годы только созванивалась с мамой и сестрами, поэтому буквально с порога онемела.

«Когда я зашла в дом, даже дух перехватило, – вспоминает наша героиня. — Во-первых, все мои братья и сестры выросли и теперь были взрослыми самостоятельными людьми. Кто-то скажет, что это неудивительно, ведь прошло уже пять лет, но я почему-то искренне верила, что в родных стенах время „заморозилось“. Вторым потрясением стало то, что в комнатах царила идеальная чистота (никаких крошек и огрызков, которые так раздражали раньше). А в-третьих, моему визиту здесь искренне радовались сразу шесть родных людей! Это чувство не описать. Тебя любят ни за успехи, достижения или хорошие показатели, а просто потому, что ты есть! И тогда я вдруг резко осознала, что очень хочу ребенка, а лучше двоих. Ну или сразу пятерых, как было в нашей семье, – улыбается Олеся. — Думала, все получится легко и быстро. Наивная! Я и предположить не могла, что забеременеть для меня окажется не просто сложно, а невозможно».

Олеся сразу же позвонила Олегу и честно рассказала о своем перерождении. Призналась, что скучает, что готова изменить свою жизнь, а главное, что очень хочет ребенка. Парень был счастлив и предложил срочно приехать, чтобы «не откладывать надолго», но Олеся засмеялась и сказала, что «они и так успеют».

«А потом… Потом было то, что я бы хотела промотать в своей памяти. Следующие шесть лет стали для нас кошмаром. Когда забеременеть с первого раза не получилось, мы смеялись, что „плохо старались“, когда не получилось с десятого – стали менять позы, высчитывать овуляцию (как с помощью специальных тестов, так и на УЗИ), ходить по врачам, сдавать бесконечные анализы и буквально коллекционировать диагнозы. Мне ставили непроходимость труб (под вопросом), эндометриоз, нарушение овуляции и даже недостаточное развитие женских половых органов. Каждый новый врач опровергал диагнозы предыдущего. Наконец все сошлись на том, что бесплодие „неясной этиологии“. Так якобы бывает у каждой десятой пары. Но я-то знала, что это наказание за мои плохие мысли о том, чтобы не иметь детей».

Сделать ЭКО паре предложили практически сразу после того, как выяснилось, что забеременеть самостоятельно у Олеси вряд ли получится. Но, по словам девушки, принять решение об искусственном оплодотворении ей было еще тяжелее, чем смириться со своим диагнозом. Мешали все те же предрассудки: а вдруг ребенок будет не таким, как другие, а вдруг муж уйдет потому, что не получается забеременеть как у простых людей, а вдруг, а вдруг, а вдруг…

«А когда я уже решилась морально, врач выдал список обязательных анализов перед ЭКО, и моя истерика началась с новой силой. Казалось, сдать нужно все манипуляции, когда-либо придуманные врачами: от УЗИ и лапароскопии до анализов крови, мазков, флюрографии, кольпосокпии и кардиограммы. И это не считая обязательных консультаций других врачей. А еще мне посоветовали немного сбросить вес. Вместо того чтобы перейти на правильное питание, я просто перестала есть. Стала раздражительной и мнительной. Устраивала скандалы без повода и буквально с маниакальной одержимостью следила за Олегом: сдал ли он анализы, не выпил ли алкоголя? Бросил ли курить? Мы постоянно ругались, а потом я безутешно рыдала. В итоге врач, увидев такое состояние, строго сказал: „Милочка! Или вы берете себя в руки, или ни о каком ЭКО не может быть и речи! Ребенку нужны спокойные и адекватные родители, а если вы уже сейчас не можете удержать себя в руках, что будет после родов?“ Этот момент был вторым переломным в жизни, который буквально отрезвил и заставил по-другому взглянуть на себя и свое поведение».

…Процедура ЭКО была назначена на середину недели, и все выходные до того Олеся и Олег просидели дома. Большую часть времени просто молчали, перелистывая странички в интернете. Только спустя пару лет, когда все осталось позади, они признались друг другу, что оба тогда искали в сети ответ на вопрос, какова статистика удачных ЭКО с первого раза.

«Раньше я специально не читала это. Буквально наложила запрет. Потому что цифры пугали. И хотя врач сразу говорил, что никто не дает никаких гарантий, я все равно была в шоке от того, что «если пара не может забеременеть до ЭКО на протяжении трех лет, шансы на зачатие составляют около 30%. Если стаж бесплодия 3−6 лет, вероятность снижается до 27%, а после 6 лет бесплодия сразу до 24%». Если честно, то для себя уже тогда решила, что пойду на вторую попытку (как бы автоматически отметая вероятность успеха с первого раза), а если и она не получится, буду искать малыша в детском доме».

Процедуру ЭКО Олеся описывает сухо. Фактически тремя фразами: «не самые приятные ощущения», «потом страшно пошевелиться, потому что думаешь, что все нарушишь» и «нет ничего хуже ожидания».

Им с Олегом повезло. Беременность наступила с первого раза, и хотя в процессе возникали осложнения (то вдруг повышался сахар в крови, то анализы мочи были плохими), все это меркло перед главным событием – они будут родителями.

«Сейчас у нас растет доченька, и мы этому рады. Банальные слова, но так оно и есть. На второе ЭКО уже не пойдем (оно уже не рекомендовано в том числе по медицинским показаниям), но первое ЭКО мы в буквальном смысле выстрадали. И хорошо, что смогли его пережить, не расставшись друг с другом и не разуверившись в себе и возможностях современных врачей. А ведь это так важно! — улыбается Олег, подошедший к самому концу разговора. До этого он был очень занят, играл на площадке с Сонечкой».

Статья написана по материалам сайтов: snob.ru, mamadeti.ru, www.wday.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector