Джоан кроуфорд и бетт дэвис

«Вражда» – новый сериал от создателей «Американской истории ужасов»

Бетт Дэвис (Сьюзен Сарандон) и Джоан Кроуфорд (Джессика Лэнг) на площадке. Кадр из сериала

На канале FX стартовал новый сериал Райана Мерфи, создателя шоу «Хор» и «Американская история ужасов», который в последнее время дарит телевидению все больше занятных альманахов. «Вражда», интересующаяся длительными конфликтами между известными людьми, в первом сезоне нацелилась на неприязнь кинозвезд – Джоан Кроуфорд и Бетт Дэвис.

1978 год. Группа документалистов снимает фильм о Кроуфорд (Джессика Лэнг), с особым интересом расспрашивая свидетелей про ее непростые отношения с Дэвис (Сьюзен Сарандон). Кроуфорд умерла от сердечного приступа 10 мая 1977-го, но этот факт от зрителя на первых порах утаивают, подготавливая почву для последней звездной главы в ее биографии – съемках в «Что случилось с Бэби Джейн?» Роберта Олдрича (Альфред Молина). В начале 60-х и Кроуфорд, и Дэвис переживали не лучшие времена: первая угрюмо пила в своем особняке, на пороге которого копились счета, вторая променяла Голливуд на Бродвей, потому что «фабрика грез» и ей указала на дверь в связи с возрастом. Обе экс-дивы после 50 стали кинематографистам неинтересны.

Интервью нарядных современников (в первой серии сверкают улыбками Кэтрин Зета-Джонс и любимица Мерфи – Кэти Бейтс) прерывается кадрами из старых фильмов: вот Дэвис спускается по лестнице в фильме «Всё о Еве», вот Кроуфорд впервые сотрудничает с Олдричем на «Осенней листве». Кстати, обе удостаивались «Оскара» (в кадре ненавязчиво светится статуэтка), у Кроуфорд – награда за «Милдред Пирс», у Дэвис их даже две – за «Опасную» и «Иезавель». Это уже повод для войны: Кроуфорд начинала с немого кино и стала дивой до того, как набрала популярность Дэвис. Когда та получила первый «Оскар» в 1936-м, Кроуфорд благородно отправила ей букет. Как она пережила вторую высшую награду соперницы в 1939-м, история умалчивает, но Кроуфорд запомнила, что ее саму с «Оскаром» в 1946-м никто из женщин не поздравил. Сказались то ли зависть, то ли демонстративное равнодушие, а может, и характер самой лауреатки.

Героиня Кроуфорд (Джессика Лэнг) в фильме перемещается на инвалидной коляске. Кадр из сериала

«Вражда» начинается со сцены, когда Мэрилин Монро (простоватая девушка в дурацком парике) принимает награду, очевидно, за «В джазе только девушки» и голосом деревенской дурочки источает благодарности. Кроуфорд закатывает глаза. Голливуд, конечно, «фабрика грез», но грезы уже не те – только секс и никакого таланта, из истинных див остались разве что они с Дэвис. Из-за не ушедших на пенсию амбиций и долгов Кроуфорд и решается на отчаянный шаг: предлагает Роберту Олдричу, который заканчивает съемки картины с простеньким названием «Содом и Гоморра», экранизировать роман Генри Фаррелла «Что случилось с Бэби Джейн?». В главных ролях – она и Бетт Дэвис. Фанаты по всему земному шару оценят, а это идеальный материал для возрастных актрис, которых Голливуд предпочитает заметать сначала в совок, а потом за порог. Олдрич соглашается, объезжает всех продюсеров, которые перечисляют ему многочисленные причины, по которым картина в таком виде никому не нужна, и в итоге все-таки доводит дело до съемок. Там вражда, тщательно маскируемая улыбками, разумеется, не прекращается.

Интерес Райана Мерфи к противостоянию двух див кажется настолько закономерным, что даже странно, что первый сезон «Вражды» вышел только в 2017-м. Мерфи понадобилось самому превратиться в сериальный мини-Голливуд, производящий уже две антологии («Американская история ужасов» и «Американская история преступлений») и один просто постмодернистский хоррор-сериал («Королевы крика»), чтобы обнажить еще один важный источник собственного вкуса. Тень Роберта Олдрича давно притаилась в его фильмографии, но «Вражда» обнажает это со всей очевидностью. Черный юмор Мерфи частично из «Бэби Джейн» и вышел, его любовь к возрастным актрисам, возможно, тоже родилась из этого «геронтологического триллера». История полувековой вражды двух сестер, которые поочередно ненавидели друг друга за успех и тянули на дно, – сюжет как раз в духе шоураннера-трудоголика Мерфи. «Вражда», хронологически за первую серию достигшая съемок только 15-й сцены «Бэби Джейн» (первые 20 минут фильма), наверняка не откажется зарифмовать отношения сестер из культовой киноленты и соперничество Дэвис с Кроуфорд. Параллелей в этих историях наверняка хватает.

Пока же шоу FX выдает мощнейший старт: сочные титры в духе бондианы или «Поймай меня, если сможешь» перетекают в виртуозно сконструированный часовой эпизод про обратную сторону магии кино. Джессика Лэнг и Сьюзен Сарандон охотно премьерствуют (sic!), пока не проявляя заметного соперничества: больше экранного времени у Лэнг – своеобразного джокера Мерфи, которая, как и в остальных его проектах, курит чаще, чем дышит, источая не только запах табака, но и сложное сочетание ранимости со стервозностью. Говорят все без исключения хлесткими репликами из хороших звездных мемуаров – и за восемь эпизодов должна получиться как минимум увлекательная хроника не только про вражду, но и про кинопроцесс 60-х.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

О ненависти, кино и красоте: разбираем сериал «Вражда: Бетт и Джоан»

В объективе ELLE – один из главных сериалов 2017-го: «Вражда: Бетт и Джоан». Рассказываем о гламурном голливудском стиле 1960-ых, отчаянной борьбе за славу двух кинодив и том, почему все это нужно увидеть своими глазами – если вы еще не успели посмотреть сериал

Хороших сериалов появляется все больше и, в этом смысле, они давно стали полноправными конкурентами фильмов. Даже с точки зрения актерского состава команды телепроектов перестали уступать полнометражным лентам, вспомнить хотя бы «Молодого папу», снятого Паоло Соррентино: участие Джуда Лоу – дорогого стоит, в прямом смысле слова. И все же, с точки зрения визуального воплощения и внимания к деталям сериалы долго не могли соперничать с картинами на широком экране. Отличный художник по костюмам и специалист по декорациям – это ведь как вишенка на торте. И «Вражда» Райана Мерфи, наконец, изменяет положение дел – впрочем, обо всем по порядку.

О чем сериал?

Один из главных телепроектов 2017-го посвящен противостоянию двух легендарных американских актрис, Джоан Кроуфорд (Джессика Лэнг) и Бетт Дэвис (Сьюзен Сарандон), на съемках триллера «Что случилось с Бэби Джейн?» 1962 года. Первая получила «Оскара» в 1946-ом за лучшую женскую роль в драме «Милдред Пирс», а вторая и вовсе была двукратной обладательницей знаменитой статуэтки – за фильмы «Опасная» и «Иезавель» 1936 и 1939 годов соответственно. Постаревшие и утратившие былую красоту и влияние (но не честолюбие), в начале 1960-ых две титулованные актрисы оказались абсолютно никому не нужны в Голливуде. Известные своим дурным характером, они стали лишними на «фабрике грез»: тогда еще сильнее, чем сегодня, был развит культ молодости и красоты – постаревшие женщины на экране были попросту не интересны. И мерилом здесь является не талант и масштаб личности, а внешность – поэтому один из владельцев крупной киностудии и спрашивает у режиссера Роберта Олдрича (Альфред Молин), который представляет интересы Кроуфорд и Дэвис: а с кем из них, собственно, вы хотели бы переспать, случись такое дело? С Кроуфорд? Не смешите меня – вы врете: ни с кем не захотели бы. А раз так, то и денег на съемки фильма со вчерашними звездами не нужно у меня просить.

Постаревшие и утратившие былую красоту и влияние (но не честолюбие), в начале 1960-ых две титулованные актрисы оказались абсолютно никому не нужны в Голливуде

Однако работа над ставшим впоследствии культовым психологическим триллером все же начались: масла в огонь подлил тот факт, что Кроуфорд и Дэвис люто ненавидели друг друга. И это добавило фильму плюсов: с одной стороны, женщины на экране играли убедительнее некуда (картина-то, как раз, о вражде двух состарившихся актрис, запертых в одном доме), а с другой – публика жаждала подробностей об их противостояния в реальной жизни. Удачное совпадение? – да просто идеальное. И здесь Бетт с Джоан не разочаровали зрителей: одна на съемочной площадке взаправду лупила напарницу ногами, так что та потом кашляла кровью и страдала от сломанного ребра, а другая, в ответ, изощренно унижала актрису в течение всей работы. Публика в восторге (в прокате лента собрала 9 миллионов долларов США, при бюджете в миллион, плюс – несколько номинаций на «Оскар»), а Кроуфорд с Дэвис, вернувшиеся в кино, просто счастливы возможности выместить друг на друге накопленную за долгие годы злость.

Это интересно:  Что означает татуировка сова

Собственно, работе над лентой (а также тому, что было после выхода фильма на экраны) и посвящены 8 серий телепроекта.

На публике Бетт Дэвис всегда держалась куда сдержаннее своей улыбчивой напарницы Джоан Кроуфорд

Декорации и стиль

Еще до того, как начинаешь погружаться в сам сюжет, в глаза сразу бросается внешнее совершенство проекта. И, главное, не только красота выверенных кадров, но и та продуманность, с которой подобрана одежда, обставлены интерьеры, нанесен макияж – словом, есть, от чего получить визуальное наслаждение (прекрасные 1960-ые), и над чем подумать. Кстати, все это вполне закономерно, так как Райан Мерфи, автор проекта, знаменитый по «Американской истории ужасов» и «Американской истории преступления», собрал отличную команду профессионалов. Так, художником-постановщиком стала Джуди Бекер, съевшая собаку на стилизации фильмов, действие которых происходит в различных исторических эпохах: она работала над знаменитой лентой «Горбатая гора» оскароносного Энга Ли, фильмом «Дурная слава» об эксцентричном писателе Трумэне Капоте, байопиком «Хичкок» с Энтони Хопкинсом и мелодрамой «Кэрол» с Кейт Бланшетт. За декорации отвечает Флоренция Мартин, успевшая поработать с Кейси Аффлеком над «Манчестером у моря» и задействованная в съемках продолжения сериала «Твин Пикс». От такой команды ничего, кроме отличного результата, ждать не приходится – и она вполне оправдывает возложенные ожидания.

«Что за стерва!»: 10 знаменитых враждующих пар кинозвезд

Брандо вынудил Синатру съесть девять кусков пирога, Майер побил Чаплина в ресторане, а Кроуфорд изводила Дэвис с помощью букета из одной розы.

23 апреля завершился показ первого сезона сериала «Вражда» — блистательной истории о взаимной ненависти двух голливудских див, Бетт Дэвис и Джоан Кроуфорд. Увы, второй сезон будет посвящен не очередной голливудской паре, а расскажет о конфликте английской принцессы Дианы и ее мужа, принца Чарльза. Не теряя надежды, что создатель сериала и шоураннер Райан Мёрфи рано или поздно вновь обратится к истории кино, КиноПоиск вспомнил, какие еще звезды могли бы стать героями третьего, четвертого и последующих сезонов «Вражды», а также выяснил, какие эпизоды противостояния Дэвис и Кроуфорд не попали в сериал Мёрфи.

1. Дэвис и Кроуфорд: божественная вражда

Сериал «Вражда» выбрал своими героинями, наверное, самую главную, культовую и каноническую пару соперниц за всю историю Голливуда — актрис Бетти Дэвис и Джоан Кроуфорд. Шон Консидайн написал книгу «Бетти и Джоан: Божественная вражда», а в 2011 году вышла пьеса английского писателя Малкольма МакКея «Бетти и Джоан», поставленная на сцене.

Легенда гласит, что все началась с того, как Кроуфорд отбила партнера Дэвис по фильму «Опасная» Франшо Тоуна, в которого Бетти, как говорят, была влюблена. Также говорят, что ей удалось это в один вечер. Она пригласила его на обед к себе домой и встретила полностью обнаженной. Они поженились, когда съемки все еще продолжались, к предсказуемому негодованию Дэвис. Однако есть и другое мнение насчет первопричины вражды: будто бы бисексуальная Кроуфорд (у которой, по слухам, был роман, например, с Барбарой Стэнвик) пыталась соблазнить Дэвис и получила отказ.

В сериале показано большинство легендарных эпизодов их битвы, которая особенно расцвела на съемках хоррора «Что случилось с Бэби Джейн?». Фильму, в котором две уже немолодые актрисы играют антагонисток, ужасно шел этот внесценический накал страстей. Можно увидеть, как Дэвис установила на съемочной площадке автомат Coca-Cola (муж Кроуфорд Альфред Стил и сама Джоан были представителями Pepsi); как Джоан подкладывала под одежду тяжести, чтобы Бетти было тяжелее ее тащить в одной из сцен; как Дэвис «случайно» по-настоящему ударила Кроуфорд по голове в другой; как Джоан переживала, что Бетти никогда положительно о ней не отзывалась и не упоминала ее в связи с успехом «Бэби Джейн»; как Дэвис в телепередаче с удовольствием цитирует Джека Уорнера, который назвал их старыми клячами, и тут же получает ответ взбешенной Кроуфорд: «Не смей называть меня старой клячей!»

Не вошла в сериал маленькая история с розами. Во время съемок Кроуфорд, чтобы позлить Дэвис, посылала ей по одной красной розе каждый день. Бетти жаловалась продюсеру Уильяму Фрею: «Кто-то дарит мне одну чертову розу каждый день в какой-то дурацкой маленькой вазочке. Это сводит меня с ума. Если уж посылаете розы, то, ради бога, посылайте не меньше дюжины!» Или когда Кроуфорд перед началом съемок раздавала всем членам съемочной группы сувениры (это есть), говорят, Дэвис в ответ передала ей записку со словами: «Прекрати эту чушь» (этого нет).

Хорошо известно, каким противоположным на съемках «Бэби Джейн» было отношение к внешнему виду у обеих звезд. Кроуфорд смертельно боялась продемонстрировать себя с невыгодной стороны, несмотря на то что роль не требовала неземной красоты и молодости. Дэвис же, словно в пику напарнице, приложила все усилия, чтобы выглядеть как можно более отталкивающе. «Режиссеру Олдричу пришлось долго ее уговаривать отказаться от красного маникюра для сцены, где она карабкается по лестнице. На съемках шла постоянная битва — заставить Джоан не выглядеть хорошо», — рассказывала Дэвис.

Но главным полем битвы стало вручение «Оскара» по окончании съемок: Дэвис была номинирована, а Кроуфорд — нет. По легенде, Джоан обзвонила всех остальных номинантов с просьбой получить награду за них (в сериале показано, как эти разговоры могли бы выглядеть) и в итоге действительно прошла получать приз за Энн Бэнкрофт мимо офигевшей Дэвис.

В книге Консидайна есть даже такая деталь (наверняка вымышленная): когда объявили победительницу (Бэнкрофт), Дэвис почувствовала на своем плече ледяную руку Кроуфорд, которая проплыла мимо, бросив: «Прошу прощения, мне нужно „Оскар“ получить». «Бэби Джейн» пользовалась невероятным успехом, который авторы попытались повторить с картиной «Тише. тише, милая Шарлотта», но тут Кроуфорд все-таки не выдержала и покинула съемки через несколько дней после начала работы. Ее заменила Оливия Де Хэвилленд.

«О мертвых говорят или ничего, или хорошо. Я скажу так: Джоан Кроуфорд умерла. Хорошо»

2. Де Хэвилленд и Фонтейн: сестры

В истории кино существует не так уж много таких насыщенных и напряженных противостояний длиною в жизнь, как между Дэвис и Кроуфорд, однако соперничество сестер Оливии де Хэвилленд и Джоан Фонтейн может составить им достойную пару. Не зря в сериале Оливии отводится большая роль, и то и дело мелькают упоминания о «другой Джоан», Фонтейн. В 1987 году вышла книга Чарлза Хайэма «Сестры: История Оливии Де Хэвилленд и Джоан Фонтейн», которая подробно рассказывает историю вражды этой пары.

Оливия и Джоан — единственные сестры в истории кино, получившие «Оскар» за лучшую женскую роль. Однако это их ничуть не сблизило. Говорят, они начали соперничать еще в детстве, особенно благодаря матери, британской актрисе, которая больше благоволила старшей (на год) Оливии, только разжигая ревность между сестрами. Впоследствии она не позволила младшей использовать семейную фамилию на экране — сценический псевдоним Фонтейн Джоан позаимствовала у отчима.

«Если я умру первой, она снова будет недовольна!»

В 1942 году, когда Оливия была номинирована на «Оскар» за фильм «Задержите рассвет», статуэтку получила Джоан за «Подозрение». Фонтейн, которая всегда старалась убедить всех, что их вражда не больше чем пиар-трюк, в мемуарах рассказывает об этом случае: «Когда объявили мое имя, я смотрела прямо на Оливию, сидевшую напротив меня. „Давай, давай, вставай!“ — скомандовала сестра. Все детские обиды, драки, таскания за волосы, тот случай, когда Оливия сломала мне ключицу, словно в калейдоскопе пронеслись у меня перед глазами. Меня полностью парализовало». В 1946 году уже Оливия получила «Оскар» за фильм «Каждому свое», и Фонтейн бросилась ее поздравлять. С той ночи остался легендарный снимок журнала Photoplay, на котором видно, что Оливия буквально игнорирует сестру.

Говорят, к 1975 году они уже совсем не разговаривали. Фонтейн заявила, что Де Хэвилленд не позвала ее на похороны матери. Та, в свою очередь, ответила, что Джоан была слишком занята, чтобы прийти.

И все-таки Оливия Де Хэвилленд, которой в 2016 году исполнилось 100 лет, не была довольна, когда узнала о смерти сестры в 2013 году. Она сделала такое заявление: «Я глубоко потрясена и расстроена новостями о смерти моей сестры Джоан. Огромное спасибо за ваше сочувствие и добрые слова».

3. Уэллс и Херст: вундеркинд против магната

Орсону Уэллсу было всего 24 года, когда его «Гражданин Кейн» не только взбудоражил весь кинематографический мир, но и вызвал бурю негодования со стороны влиятельного газетного магната Уильяма Рэндолфа Херста, на жизни которого во многом основывалась история «Кейна». Говорят, сам Херст никогда не смотрел фильм целиком, тем не менее ему казалось, что его спутница в течение долгих лет, Мэрион Дэвис, показана в картине бесталанной алкоголичкой и слишком комично-гротескно (в фильме — Сьюзан Александр). Кстати, Уэллс позже заявил, что судьба Мэрион не была основой для образа Сьюзан, но это не помогло.

Это интересно:  Декор двери своими руками

Чтобы рассчитаться с Уэллсом, Херст использовал свою верную репортершу Луэллу Парсонс, которая не оставила от фильма камня на камне. Разумеется, Херст отказался рекламировать фильм в своей газете, запретил даже любое упоминание, шантажировал прокатчиков негативной прессой и угрозами направить к ним ФБР. Говорят, он даже пытался скупить и сжечь все копии картины. В чем-то ему удалось подорвать успех фильма (он провалился в прокате), который стал культовой классикой только почти через четверть века. Херст пытался саботировать и получение «Кейном» «Оскаров». В итоге из девяти номинаций лента получила всего одну награду (за лучший сценарий).

Неизвестно, так ли это на самом деле, но Уэллс как-то даже заявил, что Херст пытался подставить его лично, прислав к нему в гостиничный номер молоденькую девушку и фотографа, готового сделать скандальные снимки, но режиссера вовремя предупредили полицейские. «Херст и Уэллс были гордыми, одаренными и разрушительными, — сказал продюсер Томас Леннон. — Такие испепеляющие битвы были абсолютно в духе образа жизни обоих».

Некоторое — посмертное — перемирие наступило в 2012 году, когда в Калифорнии в рамках международного кинофестиваля San Luis Obispo «Гражданин Кейн» был показан в бывшем дворце Херста (в фильме — поместье «Занаду»). Праправнук Херста Стив Херст, открывая показ, выразил надежду, что это событие поможет понять разницу между вымышленным миром фильма и реальностью жизни Херста: «„Кейн“ не документальная картина. Этот удивительный фильм рисует портрет двух мастеров — Херста и самого Уэллса. Мы наслаждаемся картиной как художественным вымыслом, а не фактом».

Кажется, Уэллс всегда был больше всех и всего — своих и чужих фильмов, коллег, жизни. Говорят, когда Уэллс-актер попадал на съемочную площадку, он любил, приподнимая бровь, с легким удивлением спросить: «Вы что, здесь камеру поставите?» У режиссера (любого) начинали дрожать руки.

4. Чаплин и Майер: звезда и продюсер

В 1918 году Чарлз Чаплин был крупнейшей кинозвездой в мире, а Луис Б. Майер — известнейшим продюсером. Примерно в это же время Чаплин встретил 16-летнюю Милдред Харрис, начинающую актрису, ставшую камнем преткновения между мужчинами. Их брак продлился чуть меньше года. Чаплину казалось, что девушка хитростью завлекла его, распуская слухи, что беременна. Харрис отвечала, что актер был вспыльчив и плохо с ней обращался. Ребенка они трагически потеряли. Последовал развод.

В это время Майер, который славился своим умением извлекать выгоду из любого скандала, заключил с ней контракт, пока шумиха еще не улеглась, и в титрах даже собирался указывать ее как миссис Чарли Чаплин.

В книге Пола Доннелли «Fade to Black: A Book of Movie Obituaries» упоминается случай, как Чаплин однажды, приходя в себя от беспокойств, связанных со скандальным разводом, отдыхал в ресторане отеля «Александрия» в компании оператора Роланда Тотеро и Джека Пикфорда. За соседним столом, как назло, обедал Майер.

«Что, Луис, не можешь денег заработать, не используя мое имя?» — загремел на весь ресторан Чаплин. Разговор за столиком Майера стих, наступила полная тишина. Чарли как ни в чем не бывало продолжал: «Как быстро ты выпустил фильм Polly of the Storm Country с Милдред. Ты же не пытаешься нажиться на моих неприятностях, правда?» Луис вскочил как ошпаренный, отшвырнув стул: «Ты извращенец, растлитель малолетних. Ты буквально вытащил Милдред из колыбели и теперь бросаешь ее ради этих твоих распутных девиц, с которыми постоянно везде появляешься». — «Снимай очки, я тебе все зубы пересчитаю!» Луис снял очки — Чарли ударил первым. Силач Майер ответил, опрокинув Чаплина в ближайший горшок с пальмой. В итоге Майер ушел, бросив напоследок: «На экране он дерется лучше, чем в жизни».

«На экране Чаплин дерется лучше, чем в жизни»

Похожая история приключилась с актером Джоном Гилбертом, который пошел еще дальше и объявил, что и его мать тоже шлюха. Майер набросился на него с криками: «Я тебе яйца оторву!» Еще Майер невзлюбил коллегу-продюсера Сэма Голдвина и однажды подрался с ним в душевой загородного клуба Hillcrest Country Club, свалив его в шкаф с полотенцами. Голдвин угрожал засудить Майера на миллион долларов, но тот убедил его, что это смешно и такие разборки бросят тень на всю киноиндустрию.

5. Рейнолдс и Тейлор: жена против любовницы

Нежные, дружественные отношения связывали актрис, в юности вместе работавших на студии MGM. Дебби Рейнолдс даже выступила подружкой невесты на свадьбе Элизабет Тейлор и продюсера Майка Тодда, который был, в свою очередь, близким другом Эдди Фишера, мужа Рейнолдс. Когда Тодд внезапно погиб в авиакатастрофе, Фишер бросился утешать Тейлор — «своим пенисом», как выразилась Кэрри Фишер (дочь Дебби, принцесса Лея из «Звездных войн» ) — и даже переехал к ней, в то время как Рейнолдс ухаживала за детьми Тейлор.

Газеты наперебой кричали о легкомысленном поведении гуляки Фишера, бросившего жену с двумя маленькими детьми, Тейлор рисовали как коварную разлучницу. Рейнолдс подала на развод в 1959-м и не виделась с Тейлор еще много лет, пока та не бросила Фишера ради Ричарда Бёртона. «Мы были подругами долгие годы, — рассказала Дебби в 2015 году журналу People. — Но с провалом во времени, который начался с того, что Лиз пригласила Эдди пожить с ней, потому что он тоже ей нравился. Так нравился, что она забрала его без разрешения!»

Случайно встретившись в 1970-е во время морского круиза, бывшие подруги решили помириться. В 2013-м Рейнолдс так описала эту встречу: «Лиз послала мне записку, и я послала ей записку: „Давай просто забудем об этом“. В то время она была замужем за Бёртоном, а я — за Гарри Карлом». В 2001 году они вместе снялись в телевизионном фильме «Старые клячи по-американски» с Ширли МакЛейн и Джоан Коллинз. В итоге Тейлор даже упомянула Дебби в своем завещании, оставив ей сапфировый браслет, ожерелье и серьги. А Рейнолдс называла Лиз «мой дорогой друг» и часто навещала, когда ее здоровье начало ухудшаться. Они общались до смерти Тейлор в 2011 году.

6. Оливье и Монро: принц против танцовщицы

Отношения режиссера и его ведущей актрисы могут быть очень даже непростыми (например, Меган Фокс как-то сравнила режиссера «Трансформеров» Майкла Бэя с Гитлером), что хорошо почувствовала на себе Мэрилин Монро, пригласив легендарного английского актера Лоренса Оливье срежиссировать «Принца и танцовщицу» (1957) и сыграть вместе с ней. Судя по мемуарам обоих исполнителей, худший дуэт трудно себе представить.

Кажется, они не совпали на каком-то базовом, инстинктивно-физическом уровне. Монро выводила Оливье из себя хроническими опозданиями, нежеланием проводить время с членами съемочной группы и какой-то тотальной неспособностью запомнить реплики, а также попытками использовать «актерский метод» и постоянным присутствием на площадке своего тренера по актерскому мастерству Паулы Страсберг. Оливье (специально?) приглашал Вивиен Ли, которая играла роль танцовщицы на сцене, что еще больше смущало Монро, которая и так страшно нервничала и стеснялась. Их коллега по фильму актриса Джин Кент вспоминала, что «Монро постоянно была какой-то расхлябанной, остальным исполнителям приходилось буквально напиваться, чтобы пережить долгие съемки с актрисой, а Оливье, наверное, постарел на 15 лет во время работы над этим фильмом».

Подробно рассказывал об их отношениях оператор Джек Кардифф (в интервью Джастину Боуэру): «У Мэрилин была эта чудовищная страсть к „актерскому методу“. Она всегда во всем искала какой-то глубокий скрытый смысл, а Ларри давал только самые простые объяснения той или иной сцены. Думаю, она его ненавидела. Она называла его „мистер Сэр“, потому что его только что посвятили в рыцари». При этом Кардифф симпатизировал и Монро, описывая ее вне экрана как «практически ребенка, несмотря на всю сексуальность». Говорят, она никогда не простила Оливье такого режиссерского замечания: «Попробуй быть сексуальной».

Даже в 1984 году на съемках «Последних дней Помпеи», когда Кардифф вспомнил о Монро, Оливье снова отозвался о ней: «Что за стерва!»

7. Бардо и Клузо: актриса и режиссер

Похожая история тотального несовпадения случилась с Брижит Бардо и режиссером Анри-Жоржем Клузо на съемках фильма «Истина», не совсем типичного для карьеры актрисы. Правда, в основном со слов Бардо. «Клузо был очень негативно настроен, все время воевал с собой и миром вокруг», — утверждала она.

В одной сцене, когда Бардо надо было сыграть неудачную попытку самоубийства таблетками, Клузо, говорят, действительно заставил ее принять снотворное, выдав его за обезболивающее, и снимал, когда актриса плохо соображала, что происходит вокруг. Для другого эпизода он напоил ее виски и ударил, чтобы она смогла сыграть истерику.

— Мне нужна актриса, а не любитель!
— Мне нужен режиссер, а не психопат!

8. Херцог и Кински: лучшие враги

Наилучшим образом отношения между режиссером Вернером Херцогом и звездой его пяти фильмов Клаусом Кински определил сам Херцог, назвав фильм об актере, снятый через несколько лет после его смерти, «Мой лучший враг».

Это интересно:  Как красиво одеться в школу

Причем это не единственная документальная лента о сложностях их взаимоотношений и совместной работы. Существует еще фильм «Бремя мечты» Леса Бланка о мучительных съемках «Фицкарральдо», во время которых оба чуть не сошли с ума в душных джунглях Южной Америки. До этого они работали вместе над картиной «Агирре, гнев божий». Кульминацией стал легендарный эпизод, когда актер пригрозил покинуть съемочную площадку, а режиссер пообещал пристрелить его, если он это сделает, а потом заодно и себя. Кински утверждает, что Херцог в самом деле в этот момент достал пистолет, что режиссер с негодованием отрицает.

В своей автобиографии актер назвал Херцога «ужасным садистическим проходимцем, предателем и трусом». А режиссер, что характерно, ответил, что Кински просто пытался получше продать книгу и что он даже сам помог своему другу/врагу написать эту строчку.

«У нас была большая любовь, глубокая связь, но каждый при этом планировал убить другого. Клаус был величайшим актером столетия, но также он был монстром и настоящей чумой для всех. Каждый божий день мне приходилось думать, как приручить это чудовище», — сказал Херцог на премьере «Моего лучшего врага» в Канне.

9. Синатра и Брандо: битва актерских техник

В 1954 году, когда Марлон Брандо выиграл «Оскар» за фильм «В порту», по крайней мере один человек в зале был страшно недоволен — Фрэнк Синатра, который сам хотел получить эту роль и не стеснялся выражать свое недовольство.

Когда они встретились на съемках мюзикла «Парни и куколки» через год, Марлон как ни в чем не бывало попросил Фрэнка помочь ему с пением и танцами. Синатра, которого к тому же бесило, что Брандо, а не ему досталась романтическая роль, отказался. Спонтанный Синатра, любивший все делать с одного дубля, называл Брандо не иначе как «бормотун» и «самый переоцененный актер», не понимал шума вокруг этого, как он говорил, «дурацкого актерского метода», исследования персонажа и вживания в роль.

Брандо отомстил: хорошо зная об этой особенности Синатры брать все с одного дубля, он постарался растянуть совместные сцены, настаивая на бесконечных пересъемках. Особенно удалась их встреча в ресторане. Марлон продолжал «забывать» свои реплики, а Фрэнку пришлось съесть девять кусков пирога. После этого они общались только через посредников. По слухам, к концу съемок Марлона навестили два полугангстера, возможно, присланные Синатрой. Случай, видимо, все-таки потряс Брандо, потому что он больше никогда не упоминал Синатру в интервью.

10. Хоппер и Парсонс: против друг друга и всего Голливуда

Битва между легендарными журналистками, колумнистками и сплетницами 1940-х Луэллой Парсонс и Хеддой Хоппер и их похождения достойны отдельного романа (впрочем, уже существует книга Джорджа Илса «Хедда и Луэлла») или по крайней мере эпического сериала. Бывшие подруги, которые стали непримиримыми соперницами в двух главных враждующих газетах Лос-Анджелеса, держали в страхе весь Голливуд. В эпоху расцвета светской хроники совместно у них было около 75 миллионов читателей.

Обе писали каждый день, рассказывая сплетни и слухи, которые даже не успевали оформиться во что-то конкретное, выдавая главные секреты звезд. Обе умели мастерски манипулировать людьми и добывать информацию. В остальном трудно представить более непохожих соперниц.

Парсонс, несмотря на более прозаическую внешность, была женщиной страстной, всегда влюбленной. Всю ее жизнь составляли кино и любовь. Гораздо более эффектную и резкую Хоппер не интересовала романтика, она хорошо разбиралась в политике (Луэлла как-то написала в 1939 году, когда фашисты вторглись в Албанию: «Что за скучная неделя. Вот только Дэррил Занук купил права на „Синюю птицу“ Метерлинка»).

Парсонс изначально нанял Уильям Рэндолф Херст (тот, что воевал с «Гражданином Кейном»). В том числе в благодарность за положительные отзывы о Мэрион Дэвис. Журналистка первой в истории Голливуда начала рассказывать, например, о браках звезд (что давало ей возможность писать и про романы на стороне — главный хлеб колонки сплетен), а ведь до этого студии скрывали подобного рода информацию. У нее были свои любимчики и козлы отпущения, а также огромная сеть шпионов повсюду (она могла упомянуть о беременности актрисы, до того как та узнавала новости от своего врача).

«Ничего личного, милая, просто стервозность. Самая настоящая стервозность»

Киношники их боялись, посылали цветы и подарки и, конечно, наперебой рассказывали свои новости. Правда, теперь стало невозможно иметь дело с одной, чтобы не задеть другую. Если какая-то звезда выбирала журналистку-соперницу, это считалось уже личным оскорблением. Кто-то был рад отмене монополии (например, Джинджер Роджерс, отказавшаяся участвовать в радиошоу Парсонс), но в основном буквально все в Голливуде ощущали только новую волну беспокойства. Мало кто отваживался бунтовать в открытую (после того как Хоппер написала непроверенную статью о романе Кэтрин Хепберн с женатым Спенсером Трэйси, актер буквально поколотил ее на задворках клуба Ciro’s, а Джоан Беннетт как-то послала Хедде живого скунса). Однажды актриса Мерл Оберон напрямую спросила Хоппер: «Ну почему такие нападки на меня?» На что та ответила: «Ничего личного, милая, просто стервозность. Самая настоящая стервозность».

При этом Хедду многие по-настоящему любили (трудно сказать, где в отношении к ней заканчивался страх и начиналась привязанность). Например, Орсон Уэллс послал ей телеграмму с извинениями, что ему не удастся показать ей «Гражданина Кейна» первой, как он обещал. Хедда считалась менее деспотичной, более достоверной и заслуживающей внимания, в то время как Парсонс, казалось, была готова на все.

Парсонс и Хоппер понимали, что новости об их внезапном перемирии станут еще более оглушающими, чем скандальные склоки. Так и вышло, когда в 1948 году их застали за тарелочкой крабов в ресторане Romanoff’s. Правда, перемирие не продлилось долго.

Сейчас трудно представить, кто из современных журналистов мог бы быть на их месте. Хоппер сама была как звезда — всегда в безумных нарядах и экстравагантных шляпках в духе кинодив 1930—1940-х. Истории про Голливуд той поры редко обходятся без упоминания хотя бы Хедды (в «Трамбо» ее сыграла Хелен Миррен, в сериале «Вражда» — Джуди Дэвис, и в обоих фильмах костюмы на высшем уровне). Успех и тотальную власть обеих дам можно в чем-то объяснить тем, как им удалось поймать и воплотить ностальгическое ощущение Голливуда — эдакого маленького городка только для своих, для посвященных, места, где все всё друг про друга знают.

Источник информации о конфликте Хоппер и Парсонс — книга «Gone Hollywood» Кристофера Финча и Линды Розенкранц.

Что нужно знать о «Вражде», главном сериале весны?

Две светлых повести

Две стареющие легенды Голливуда Джоан Кроуфорд («Осенние листья») и Бетт Дэвис («Все о Еве») подписывают контракт на съемки в психологическом триллере «Что случилось с Бэби Джейн?» о забытой актрисе, которая тиранит свою сестру на инвалидной коляске. Обе дивы рассматривают этот фильм как свой шанс вернуться в большое кино. Есть только одна проблема – они так ненавидят друг друга, что съемочный процесс превращается в кошмар.

Кроуфорд в письменном виде жалуется режиссеру, что от Дэвис воняет.

Дэвис сообщает всем, что у Кроуфорд накладная грудь.

В основе давнего конфликта двух небожительниц – их разные статусы. Джоан Кроуфорд – голливудская звезда, за которой ухлестывали мужчины. Бетт Дэвис – великая актриса, на которую молились ее коллеги.

Мнительную Кроуфорд обижало то, что Дэвис относится к ней с пренебрежением. Прямолинейную как танк Дэвис раздражало, что Кроуфорд слишком много времени уделяет своей внешности и недостаточно – актерскому мастерству.

За роль в «Бэби Джейн» на «Оскар» номинировали только Дэвис («Я в этом фильме потрясающая», – сказала актриса после просмотра, даже не упомянув свою партнершу). Кроуфорд сделала все, чтобы «Оскар» той не достался. Чтобы позлить свою соперницу, Джоан даже вышла на сцену, чтобы получить статуэтку вместо актрисы Энн Бэнкрофт, которая не смогла присутствовать на церемонии.

В мини-сериале Райана Мерфи («Американская история ужасов», «Хор») главных героинь играют современные легенды кино Джессика Лэнг и Сьюзан Сарандон. И если Лэнг просто часто работает с Мерфи, то Сарандон с юности предлагали играть Бетт Дэвис, которая тогда еще была жива и даже передала через общего знакомого, что будет не против.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector